Чань-буддийские мотивы в искусстве династии Юань (1271 – 1368)

737

Чаньская поэзия и живопись эпохи Юань

С 1271 по 1368 в Китае правила монгольская династия Юань, во время которой многие виды и жанры искусства пришли в упадок, хотя основные гуманистические и культурные традиции были сохранены и отчасти продолжены.
Данная династия существовала всего 88 лет и пала вследствие многочисленных восстаний.
В начале, на протяжении короткого периода правления внука Чингисхана – Хубилая (1215—1294), который оказывал покровительство буддизму и восхищался китайской культурой, было сохранено художественное наследие эпохи Сун. В это время была учреждена новая столица на месте современного Пекина, проведены экономические реформы, впервые введены бумажные деньги, а сама империя Юань стала страной, открытой для путешественников, а также культурных влияний и технологий со всего мира.
Однако при сменивших его правителях китайская живопись и поэзия, как и другие сферы общественной жизни, подверглись давлению со стороны монгольских чиновников. При этом любые проявления национальных традиций и свободомыслия жестко пресекалось, а в произведениях китайских поэтов и художников начали возобладать настроения уныния, тоски, ностальгии и печали.
В то же время увольнение со службы и ссылки в провинции китайских чиновников, которые, отличаясь образованностью и высоким уровнем культурного развития, открыло для них новые возможности для индивидуального творчества и послужило причиной расцвета литературы и драматургии.
По этой же причине, в поэзии и живописи этого периода возрождались принципы таньского и северо-сунского направления вэньжэнь-хуа, живописи интеллектуалов, литераторов или ученых мужей. Следование основным принципам данного направления, с одной стороны привело к возрастанию интереса к искусству, непосредственно выражающему внутренний мир и движения души художника, а с другой, к художественному синтезу живописи, литературы, театра, поэзии и каллиграфии.
Кроме этого, на художественный стиль юаньских мастеров преимущественное влияние оказывали философские принципы современных им синтетических учений неоконфуцианства и неодаосизма, наиболее важные из которых – принципы естественности, спонтанности, чистоты, простоты и искренности пересекались с основными эстетическими идеалами чань-буддизма.

Поэзия эпохи Юань 

Как уже отмечалось, короткий период династии Юань стал временем бурного становления и подъема китайской драматургии и “Золотым веком” национального театра.
При этом такие знаменитые поэты этого времени как Гуань Ханьцин и Ма Чжиюань, Бо Пу и Цяо Цзи в первую очередь прославились как драматурги и авторы замечательных пьес. Вместе с развитием театра происходило становление особого поэтического жанра “саньцюй”, отличающегося естественностью, простотой языка, живостью, природной силой и свежими образами, взятыми из простонародной литературы и языка городских кварталов.
В отличие от жанра цы в саньцюй было можно вставлять в стихи дополнительные слова, которые не подпадали под действие ритмических нормативов и зачастую были взяты из разговорной лексики.

Гуань Ханьцин (1210—1280),
 который прославился, прежде всего как драматург и один из создателей жанра цзацзюй (юаньской драмы), оставил после себя также около 50 лирических стихотворений.

Безмятежность
Когда захочу –
брожу,
а то в холодке посижу,
голоден – ем и пью,
песни пою во хмелю,
устану – лягу,
ковер из трав подстелю.
Бескрайня земля,
чиста,
не угасает звезда…
Будь беззаботен всегда!
(Здесь и далее перевод С. А. Торопцева)

                ***

Снежинки, танцуя,
как сливовые лепестки,
сокрыли деревню,
где редкие вились дымки,
красивой густой пеленой.
Из леса
доносится карканье птицы ночной.
Смотрю на засохший тростник,
отраженный рекой,
на челн,
что оставили осенью здесь рыбаки.

Поэт и художник Кэ Цзюсы (1290—1343) был ученым-чиновником, служившим при монгольском дворе, и как многие образованные китайские администраторы, на досуге писал стихи, рисовал пейзажи и занимался каллиграфией.
Однако наибольшую известность ему принесли монохромные рисунки с изображениями бамбука.
Отец Кэ Цзюсы находился в дружеских отношениях с известным мастером изображения бамбука, художником Ли Канем (1245—1320), и вполне возможно, что Кэ Цзюсы обучился живописи непосредственно у Ли. Он также состоял в дружеских отношениях с известным чаньским мастером, поэтом и художником Ни Цзанем, и часто бывал в его имении.
Пейзажная лирика Кэ Цзюсы отличалась психологичностью, свежестью и выразительностью образов.

Мостик
По лепесткам, как по снегу, еду верхом.
Аромат опавших цветов.
Близко, в кронах редких дерев,
иволги скорбный зов.
К мостику малому подошел.
Голубые тени весной.
Длинные ветви плакучих ив залиты светлой водой.

Весенний вечер
Сизая дымка дождя
спрятала холм ввечеру,
ярко раскрашенный челн
качается на ветру.
Воды текут,
тучи плывут…
Тщетно любить!
Чувства ушедшего
сердце не в силах забыть!
Ах, все осталось на прежних местах:
дрозд на ветвях,
козодой в цветах,
качель – в тополях.

Зеркальное озеро
Унылые склоны,
с ветвей опадают листы…
Стихи сочиняем,
как ветер свободны, вольны.
На челн безмятежная тучка
с небесной глядит пустоты,
вода холодна и чиста поутру,
туманен нефритовый обод луны.
Мы тянем вино,
как святые в миру.

Один из знаменитых китайских драматургов Бо Пу ( ок.1226—1306), также был известен как поэт, творивший в жанрах «цы» и «цюй». Он вел, свободный, богемный образ жизни и оставил после себя 16 пьес и сборник стихов «Небесная свирель». Его отдельные поэтические произведения были проникнуты чаньской тонкой чувствительностью, просветленностью и элегичностью переживаний.

Осень
Упали
осколки вечерней зари
на село,
на ветке, подернутой дымкой,
нахохлился ворон,
последняя лебедь
отчаянно машет крылом,
желтеют цветы,
пламенеют листы,
вода зеленеет, –
чернеют недвижные горы.

Лето
Тонкие бамбуки
тянут ветви к просини,
тополя тенистые
копят злато к осени,
под ветвями ясеня
скрылся двор в тени.
Ветер южный, ласковый,
ты развей
печаль мою,
кручину отгони.

Ма Чжиюань (ок. 1250 — 1321), как и другие юаньские драматурги, был известен своими поэтическими произведениями и особенно пейзажной и любовной лирикой. Он вёл уединённый образ жизни, воспевая в своих стихах радости отшельнической жизни. С помощью смелого использования метафор, свежих, ярких и элегантных образов он передавал в своих стихах красоту и величие природы, наполняя пейзажные сцены переживаниями тихой печали, ностальгии и свободного покоя.

Седьмая луна
Позлащенный платан облетит…
В одиночестве
чудной любуюсь луной,
и с экрана луны
юный лик неотрывно глядит…
К двум далеким звездам,
разделенным
Небесной рекой,
нет, увы, мне пути.

Вечерние снежинки над рекой
Догорает закат,
и кружится снежок –
то ли мэй лепестки,
то ли ивы пушок.
Живописная ночь
опустилась над стихшей рекой.
Свой улов собирает рыбак
и уходит домой.

Поэтическое творчество Цяо Цзи (ум. 1345) характеризовалось смелостью и свежестью языка, неожиданными поэтическими образами.

Случайные чаек штрихи,
не зашелестят тростники,
осенние воды тихи.
Но только
над озером вьются
кострищ отдаленных дымки,
нарушив покой этих мест,
и небо, и землю –
все, все растревожив окрест,
безветрие дали безоблачной,
гладь озерка…
Настойка крепка,
к нам песня доносится издалека,
и месяц блестящий
на гору залез.

Лодка в хризантемах
Под дождем моросящим
озябли цветы,
дым над лодкой стоит,
опадают листы,
ветви заиндевели,
в них – серпик луны,
духом осени
весла полны,
и цветы по воде все плывут и плывут…
Или я –
среди звезд на плоту?
В чарке
“Стебель злаченый” искрится.
Словно Тао почтенный,
я – вольная птица.

Сюй Цзайсы (14 в.) писал свои стихи в жанре саньцин, доведя его в некоторых своих произведениях до совершенства.

Плыву по реке
Сотни сотен излучин,
и чайки на всех берегах,
три-четыре строенья,
сокрытые в сизых дымках.
Вверх плывем по реке –
за косою коса,
за горою гора,
и хаос в облаках.

Вот пейзаж
Попугаев коса,
юаньян островок,
под бамбуками утлый челнок,
над ветвями дымок,
за горой теремок,
сел баклан на песок –
встреча Сяо и Сян
здесь, на веере, –
осени поздней краса.

Старик рыбак
Я ушел
от себя.
Укрываюсь дождем и туманом,
дровосеков напевы
и песнь пастуха постигаю.
Вместе с ясной луной
и ветром живым, неустанным
трое нас,
безмятежных, свободных и странных.
Грани между “вчера” и “сегодня”
мы вместе стираем.
(Переводы С.Торопцева)

Тени мэйхуа
Ветви мэй
над водой,
на снегу
лепестки.
Потускнела краса в зеркалах
рядом с яркой весной.
Белой тучей мелькнув,
не развеяла греза тоски.
И луна – в пол-окна
среди глади ночной…

Ищу цветы мэйхуа
Был густой снегопад над деревней
вчера поутру,
а сегодня
за тучкой желтеет луна ввечеру.
Ветви мэй встрепенулись –
весны услыхали шаги,
розоватых цветков
очертились круги:
словно
старый изгнанник
опять нам читает стихи.
(Переводы С.Торопцева)

Знаменитый художник и каллиграф Ни Цзань (1301 – 1374), получил также известность как и как оригинальный чаньский поэт-отшельник, стихи которого представляли собой визуальные образы, пронизанные острым чувством одиночества, прозрачной чистотой, тонкостью и мелодичностью переживаний.

Случайно написал в пятый день шестого месяца
Сижу и смотрю, как зеленый мох
ко мне на халат ползет.
Весенней водою наполнен пруд,
светел и чист небосвод.
Ни повозки, ни всадника в нашем краю
не встретишь за целый день.
Лишь случайное облачко порой
вслед журавлю проплывет.
Перевод Е. Витковского

Живопись эпохи Юань 

Ведущие художники династии Юань, наследуя традиции предыдущей эпохи, в большей мере ориентировались на художественные принципы не южно-сунской чаньской живописи, но на стиль вэньжэнь -хуа, литераторов-художников Северной Сун, хотя многие чаньские мотивы явно и неявно просвечивались в их творчестве.
Так, следуя в своем творчестве художественным идеалам направления «вэнь-женьхуа», они стремились проявить в произведениях свою личность и индивидуальный стиль, а также реализовать принцип «трехсовершенства» (саньцзюе), сопровождая рисунки каллиграфическими разнообразными надписями и стихами, которые занимали все большее пространство картины.

Проживавшие в южных провинциях художники интеллектуалы объединились в группу — «Восемь талантов из Усина» «Усин бацзюнь», в которой выделялись художник и поэт Цянь Сюань и его друг Чжао Мэнфу. В качестве основных творческих целей объединения было сохранение традиционных китайских духовных ценностей, ориентация на художественные образцы династий Тан и Северная Сун, на их идеи простоты, непосредственности, безыскусности и даже примитивности.

Художник, каллиграф и поэт Цянь Сюань (ок. 1235 г. — до 1307), который был известен своими прозвищами Юйтань (Нефритовая пучина) и Сюньфэн (Покорный пик), являлся представителем особого стиля “Призрачной живописи”. Так, его основные лирические произведения были выполнены преимущественно в бледных тонах, которые выражали зыбкость, пустотность и несущественность вещей и вызывали элегические чувства задушевной грусти и щемящей печали.

Стоящий у истоков юаньской живописи, художник, каллиграф и литератор Чжао Мэн-фу (1254-1322), последовательно подражал в своих пейзажах северо-сунскому академическому монументальному стилю.
В то же время в его творчестве объединялись традиции и новаторство, он свободно владел обоими стилями «гунби» и «сеи» и, в то же время, следовал в своих картинах манере мастеров династии Тан. Одновременно он воплощал в своих полотнах собственное индивидуальное видение, наполняя их переживанием тихой отстраненности и безмятежного спокойствия и, с помощью минимизации художественных средств, делал их простыми, светлыми и прозрачными.

                      Чжао Мэн-фу. Осень. Цвета

Чжао Мэн-фу. Скалы и лес.

После Чжао Мэн-фу особую известность приобрели художники, входящие в объединение «Четыре Великих мастера династии Юань» или «Четыре великих пейзажиста», а именно Хуан Гун-Ван (1269 —1354), У Чжэнь (1280 —1354), Ни Цзань (1301 – 1374) и Ван Мэн (ок.1308 — 1385), которые, являясь живописцами, каллиграфами и поэтами, продолжили традиции «многосовершенства» школы вэньжэнь – хуа.

Хуан Гун-Ван (1269 —1354) был известен осуществлением в своем творчестве художественного синтеза северного, манументально-академического и южного, лирического направления пейзажной живописи.
Так, в его картинах величественность и торжественность органически сочеталась с мягкой мечтательностью, а детальная проработанность изображений с нежностью и воздушностью силуэтов.
Кроме этого он выработал свой собственный художественный стиль, соединяющий тонкие мазки и растушевку с мягкостью тональных переходов, что позволяло ему реалистически изображать как наслаивающиеся каскады гор, так и пронизанную светом прозрачную атмосферу.
Хуан Гун-Ван был не только художником, но и отличным поэтом. Вследствие этого, он часто оставлял четверостишья прямо на своих полотнах, которые сопровождал точными поэтическими названиями: «Чистота после внезапного снега» или «Каменный утёс возле небесного пруда».
Кроме этого, как теоретик живописи, он, следовая учению “неодаосизма” и выискивал “всеединую правду” в синтезе основных восточных учений, преобразуя их философские идеи в свои собственные эстетические принципы.

Хуан Гун-Ван. Жилище в горах Фучун.  Национальный дворец-музей, Тайбэй

В своем теоретическом трактате «Тайна написания пейзажа», он выступал против внешней привлекательности, искусственности и, доходящей до вульгарности броскости, красивости, призывал к избавлению от стремления нравиться и механически применять бездушные техники и приемы.
По сути, эти идеи совпадали с основными императивами чаньской живописи, которая строилась на преодолении этих недостатков и «пороков».

Один из четырех великих юаньских мастеров У Чжэнь (1280 —1354), который творил под псевдонимом Мэйхуа «цветущая слива», посвятил себя уединенной и вольной жизни эстета-отшельника и отражению в своем творчестве подлинной, поэтической красоты природы, а также всего «утончённого» и «возвышенного». Позиция свободного, отстраненного созерцателя обусловила наполнение пейзажей У Чжэня настроением спокойствия, одиночества и прохладной отчуждённости. Кроме этого, он имел возможность проводить время в беседах со своими друзьями художниками, теоретиками искусства, даосскими и чань-буддийскими монахами из соседних монастырей, обогащая свой творческий опыт новыми идеями.
С другой стороны, независимость и отстраненность от официальных школ позволяла художнику быть свободным и раскованным в своем творчестве, непринужденно играть формами и красками, мастерски передавать на своих полотнах мгновенные впечатления и внезапно нахлынувшие чувства.
В своей пейзажной живописи, особенно выполненной в жанре «живописи бамбука», он следовал теоретическим наставлениям и технике основоположника данного жанра Вэнь Туна, а также основателя школы вэньжэнь –хуа Су Ши и выдающегося «художника бамбука» Ли Каня (1245-1320).
Именно популярный в китайской культуре образ бамбука в полной мере отражал внутренний настрой и мироощущение художника. Прямые и крепкие стебли растения символизировали гибкость, несгибаемость и стойкость духа, а их внутренняя пустота – чань буддийскую пустотность и чистоту сознания.

У Чжэнь. Стебли бамбука и камень. Национальн. дворец-музей,  Тайбэй У Чжэнь. Пейзаж

Новаторство У Чжэня в изображении бамбука заключалось в его глубокой и разнообразной эмоциональной окрашенности, в стремлении не столько отразить его суть, сколько передать свое уникальное, мгновенное впечатление от увиденного. Так в его картине «Ростки бамбука возле камня» (1347), ощущается чувство одиночества и заброшенности, пронзительная печаль и мягкое сострадание.

Художник, поэт и каллиграф Ни Цзань (1301 – 1374), также провел свою жизнь в отшельничестве, создавая свои произведения в атмосфере отстраненной созерцательности и творческой свободы. В своих пустынных и прозрачных пейзажах он выражал только своё мироощущение, навеянное созерцанием природы состояние покоя, одиночества и печали, и в то же время, наслаждение внутренней свободой и прозрачной чистотой окружающего безлюдного мира. «То, что я почитаю живописью, – писал он, – являет чрезвычайную простоту торопливых строк в возвышенном стиле. В ней нет стремления добиться внешнего сходства, а лишь доставить себе удовольствие».

Ни Цзань. 
Мастерская
Жунси. Гугун,
Тайбэй
Деревья и долины горы Ю. Нью-Йорк, Метрополитен Дерево, бамбук и
изящный  камень.
Гугун, Пекин
Шесть совершенных.
Шанхайский музей

В своих простых, немногословных, заполненных пустотой монохромных пейзажах, Ни Цзань тонко передавал прозрачную чистоту одиноких равнин и речных просторов. Ни Цзань считается одним из самых лиричных пейзажистов, который с помощью острых, тонких и воздушных штрихов, выполненных черной тушью, умело выражал все нюансы настроения на белой рыхлой бумаге. Его высокое мастерство и своеобразное обаяние стиля, послужили причиной отнесения его живописи к высшей категории «ипинь» («необычайной живописи»).

Художник и поэт Ван Мэн (ок. 1308 — 1385), был внуком Чжао Мэнфу и самым младшим из четырех юаньских гениев. Он отличался от всех спонтанностью, искренностью и высокой эмоциональностью творчества, а также своим собственным динамичным и экспрессионистским стилем, позволяющим точно передавать индивидуальное восприятие драматического величия природы.
Искаженные, закрученные, напряженно вибрирующие силуэты гор и сосен на его полотнах послужили основаниями отнесения стиля Ван Мэна к восточному аналогу экспрессионизма.
По мнению В.В.Малявина великие мастера юаньской эпохи утратили интерес к реалистическому воспроизведению объектов, хотя непритязательность красоты их произведений является обманчивой. «Их создатели на самом деле начинали с того, чем заканчивали чаньские живописцы: они брали своим исходным материалом не данные чувственного восприятия, а результаты познания символической реальности, иначе говоря — природу, воссозданную человеком и высвеченную внутренним светом сознания».
При этом, выразительные и отчетливые образы в картинах юаньских художников, проступали во внеобразной пустоте “просветленного сердца” и рождались в момент бессознательного наития и даже, по словам Ни Цзаня, в “припадке безумия”. «Недаром, – продолжал В.В.Малявин, – сущностью живописи в ту эпоху была объявлена именно чаньская созерцательность, а вот первостепенное значение в картине теперь придавали элементам чистой формы: ритму письма, “аромату” и “голосу” кисти…».

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>
(Visited 581 times, 1 visits today)