Чань-буддийские мотивы в искусстве Дотанского периода

246

Искусство Китая в послеханьский или дотанский период «Смутного времени» (3-6 вв.)

В послеханьский период Троецарствия (220 — 280), династии Цзинь (265 — 420), Южных и Северных династий (420 — 589) и самой кратковременной, но положившей конец «Смутному времени», династии Суй (581 — 618), в китайском искусстве сформировалось ряд новых направлений и стилей, окончательно утвердилось авторское начало, вырос интерес к человеку, новых высот достиг уровень мастерства и творческого самовыражения художников.
«Утверждение личностного начала в искусстве, — писала В.Г Белозерова, сопровождалось становлением особой «эпатажной» культуры направления фэн лю 风流 («ветер и поток»). Постепенно сформировалась устойчивая традиция экстатических психотехник и экстремальных художественных практик (включавших письмо и живописание собственными волосами, пальцами рук и ног, шапкой, комом бумаги, часто на стенах жилых комплексов, скалах и т.п.)».

Чаньская философская поэзия или «поэзия мысли» в дотанский период

Сама философия Чань, в основе которой лежала идея обретения просветленного состояния сознания, предполагала творческое видение, глубокое переосмысление, пропускание сквозь себя и личностное переживание основных доктрин учения и непреодолимое стремление выразить свое понимание в индивидуально окрашенной, художественной форме.
Уже классические буддийские сутры, содержащие слова Будды, дополнялись стихами гатхами, которые обладали несомненными художественными достоинствами и облегчали понимание и запоминание ключевых идей. Китайская буддийская традиция обогатила учение новыми философскими поэмами, написанными выдающимися наставниками и монахами-поэтами.
Богатую почву для развития буддийской поэзии предоставило учение чань-буддизма, которое по своей сути не признавало передачу сути учения с помощью простых слов и сознательно использовало поэтический язык отличающийся иносказательностью, символичностью и многосмысловыми подтекстами, широко использующий такие выразительные средства как притчи, парадоксы, метафоры и сравнения.
На становление поэтического стиля изложения философских проблем доктрины повлияли ранние учителя Чань Фу Ю (497-569), Ши Ван-мин (ок. 6 в.) предтанской эпохи.
Наставник Фу Ю (497- 569), который принадлежал к школам Чань и Чистой Земли, в своем произведении «Царь Сознания» в художественной форме описывал достижение состояния просветления путем созерцания собственного сознания, которое и есть Будда.
При этом он, призывая к сосредоточенному созерцанию своего сознания, особо подчеркивал важнейшую буддийскую идею о том, что «вне сознания нет Будды; Помимо Будды, нет сознания». Кроме этого автор отмечал, что само состояние просветления ведет к неожиданному пониманию того, что святая и мирская природы сознания представляют собой единство.
Ценность «Царя сознания» состоит в том, что в произведении была реализована одна из первых попыток придании силы буддийским идеям с помощью художественных форм и средств выразительности.

Сознанье созерцай; царь пустоты
Загадочен и утончен.

                ***

Кто к Дао истинно стремится.
Свое сознанье созерцает.
Он знает: Будда там, внутри,
Нужды нет в поисках снаружи.

                ***

Когда ты изначальное сознание постигнешь,
Узрит сознанье Будду.
Сознание есть Будда.
А Будда есть сознание.

При этом Фу Ю использует в своем произведении классическую буддийскую метафору пронизывающую мир «сознаньевости» или «буддовости».

Как соль в воле морской,
Прозрачность в цвете.
Они, конечно, здесь.
Но их неявен вид;

Перу Фу Ю принадлежит предельно свободное и смелое, по выражению своего внутреннего видения, четверостишье:
Пустой рукой держу мотыгу.
Иду пешком на буйволе верхом.
Вот по мосту шагает кто-то —
Течёт сам мост, а не река.

В самых истоках философской поэзии чань буддизма лежало произведение «Слова доверия сердцу», приписываемое третьему патриарху Сэнцану (?-606). По сути, данное произведение представляет собой изложение в стихотворной форме доктрины чань, а художественные приемы, усиливающие эмоциональное воздействие и глубину понимания, применяются автором с осторожностью, без нарушения сложившихся канонов.

Живи не во внешней тьме вещей
и не во внутренней пустоте.
Пребывай в безмятежном единстве с вещами
и миражи эти исчезнут сами собой.

               ***

Возвращаться к корням
значит усмотреть смысл.
Устремляться к видимым формам
значит не заметить истока.

                 ***

Когда глаза не спят,
сны уходят сами собой.
Когда ум не разделяет,
тьме вещей возвращается их единая сущность.

                  ***

Единый миг равен десяти тысячам лет,
ибо пустота здесь и пустота там.
Бесконечная вселенная, стоящая пред глазами,
бесконечно велика и бесконечно мала.

Одним из первых поэтических изложений философских идей Чань было произведение Ши Ван-мина «Успокоение ума». Хотя учитель Ши Ван-мин (ок. 6 в.) был последователем школы Чань, на него сильное влияние оказали основные идеи даосского учения, в частности принципы простоты и естественности. В своем произведении он призывал к освобождению от феноменологических миров и рационального мышления, описывал чаньские методы практики и давал наставления, которые касались поведения в повседневной жизни.

Избыток знания ведет к избытку действий;
Сознанье успокоить лучше.
Чем больше думать, тем потери больше:
Объединить сознанье лучше.

                ***

Литература и искусство —
Лишь в воздухе кружащиеся мошки;
Но метод и способность —
Единственный светильник, что под солнцем.

                 ***

Простое чтенье книг
Не много пользы принести способно.
А внутренняя гордость
Враждебность возбудит в других.

                 ***

Пустые небеса — что может чище быть?
И никакая яркость с солнцем не сравнится.
Устойчиво, как будто Тай-гора;
Незыблемо, златой стене подобно.

Пейзажная лирика в период династии Цзинь (265 — 420)

Основателями и великими представителями пейзажной лирики периода династии Цзинь являлись поэты Тао Юань-мин (365—427) и Се Лин-юнь (385—433).
Необходимо отметить, что эти поэты были современниками основоположника школы Цзинту Хуэйюаня (334 -417), были знакомы с его учением, и общались как с ним, так и с многими буддийскими монахами, жившими в соседних монастырях.
При этом Тао Юань-мин (365–427), утвердил своей философией и жизнью своеобразный культ поэта-отшельника, сознательно стремящегося к внешнему и внутреннему уединению, которое позволяло безмятежно предаваться созерцанию, свободным размышлениям и творчеству. Описания пейзажей в произведениях Тао Юань-мина еще отличались традиционной торжественностью, монументальностью и преклонением перед безбрежностью и могуществом природы.

К ночи бледное солнце
в вершинах западных тонет.
Белый месяц на смену
встаёт над восточной горой.
Далеко-далеко
на все тысячи ли сиянье.
Широко-широко
озаренье небесных пустот…
(Перевод Л. Эйдлина)

В то же время многие его стихи пронизывал откровенно буддийский мотив быстротечности и бренности существования:
Солнце с луною
никак не хотят помедлить,
Торопят друг друга
четыре времени года.
Ветер холодный
обвеял голые ветви.
Опавшей листвою
покрыты длинные тропы…

Стихи о разном
В мире жизнь человека
не имеет корней глубоких.
Упорхнет она, словно
над дорогой легкая пыль.

И развеется всюду,
вслед за ветром, кружась, умчится.
Так и я, здесь живущий,
не навеки в тело одет…

Се Лин-юнь (385—433) по праву считался основоположником китайской пейзажной лирики. Так, в его произведениях природа впервые выходит на первый план и выступает уже не в качестве фона, но в виде самостоятельного эстетического объекта. Поэзия Се Лин-юня, которого называли певцом гор, также была подчинена традиционным на то время эстетическим канонам, согласно которым созерцание гор вызывало чувство отрешенности от всего земного, восторг перед величием уходящих в облака вершинами, воплощавшими вселенского взаимодействие универсальных начал и субстанций.
Однако уже в стихах Се Лин-Юня, которого отличало острое восприятие красоты, проникновенность переживаний и отточенность формы, можно найти буддийские мотивы, присутствие чаньского настроения и тонкого и просветленного видения природы.

В волосах у меня
пробивается прядь седины.
На вечерней заре
я сижу одиноко в тоске,
Белохвостая цапля
кричит на исходе весны.
(Перевод Л. Эйдлина)

Ночью покидаем беседку «Каменная застава»
Я множество троп
исходил между гор и камней.
Десятую ночь
провожу я в лодчонке своей.
Причалив, стоим,
засмотревшись на птичий полет.
Мерцание звезд
нас опять поманило вперед.
Повисла луна
на рассвете в пространстве пустом.
И россыпь росы
засверкала под лунным лучом…
(Перевод Л. Бадылкина)

Вечер года
В глубокой скорби
не могу заснуть,
Печали этой
трудно быть покорным.
Луна сияет,
озаряя снег,
Холодный ветер
множит беспокойство.
Проходит время —
не замедлит ход,
Уходят годы —
и меня торопят
Перевод В.Самошина

Поэзия Южных и Северных династий (420-589) и периода Суй (581-618)

Фань Юнь (451-503) государственный деятель, полководец и поэт, в своих стихах поднимал традиционные для лирической поэзии темы встреч и расставаний, отшельничества, уединения и скитаний, а описания природы отличались неожиданностью и свежестью образов.

Стихи на прощание
На восток и на запад
Отправлялся в скитания ты,
И опять мы простились, —
С той поры миновал целый век.
Ты со мною прощался,
И снег был похож на цветы,
А сегодня вернулся,
И цветы так похожи на снег.
Перевод Л.Бежина

Се Тяо (464— 499) был одним крупнейших поэтов эпохи Шести династий, который проявил себя как поэт-лирик, представитель пейзажной лирики, создатель произведений на даосские и буддийский темы. Являясь преемником Се Лин-юня, проявил себя как мастер «поэзии гор и вод», передавая в своих стихах как таинственное воплощение выс¬шей красоты природы и так и ее мимолетное очарование.

Странствую по горам Цзинтиншань
Эти горы теряются где-то в бескрайней дали,
В облаках растворились, уступ за уступом вздымая.
Здесь бежавший от мира найдет вожделенный приют,
Божество и бессмертный, наверное, здесь обитают.

На закате солнца греемся вместе с чиновником-ицао Хэ
Простерлись-раскинулись тени громоздких строений,
Призывно-щедро многоцветие шелковых тканей.
И ветер, прокравшийся к водам Небесной пучины,
Цветов островки то раздвинет, то снова сдвигает…

Се Тяо отличался ранимой душой, скромностью и душевной чистотой, что обусловило преобладание в его стихах настроения одиночества иногда разочарования и безысходности.

Путешествие княжеского внука
Зеленые травинки сплелись, как нити шелка,
Повсюду на деревьях бутоны заалели.
И нет уже сомнений, что милый не вернется,
А если и вернется — цветы опасть успеют.
То, что было у меня на душе в свободное от дел время

                        ***

Достану из окна ветвистый старый сук
И подойду к ручью, что огибает дом,
Под мертвой чешуей зазеленел бамбук,
Белеют стаи птиц на поле травяном.
Цветов полна река у южных берегов,
У северной беседки — лотосы видны.
Круг солнца за нее вот-вот уйти готов,
Воздушный полог мой — в сиянии луны…
Пусть разожгут очаг, нарежут овощей,
Я соберу друзей за молодым вином.
Когда усталый сон сморит моих гостей,
Кому еще нужна природа за окном?!
Перевод Л.Бежина

Поэт Сюэ Даохэн (540 — 609), выступал как предвестник расцвета поэзии Танской эпохи, утверждая в своих произведениях новые мотивы легкости, простоты и непосредственности человеческого опыта.

В день человека думаю о возвращении
Всего семь дней, как в мир пришла весна.
Уже два года от родных прошли вдали.
Вослед гусиной стае возвращусь, –
Подумалось – ещё цветы не расцвели.

Живопись в дотанский период (220 — 618)

Данное время характеризовалось проникновением и широким распространением буддизма, сопровождающимся бурным развитием пещерной храмовой скульптуры и живописи. При этом многочисленные изображения Будды и персонажей религиозных сюжетов, уже начинают отличаться духовной, эмоциональной выразительностью и мягкой грацией образов, скрытой внутренней жизнью и настроением задумчивой печали.
В 4 — 6 вв. н. э. широкое развитие получила светская живопись на шелке, представляющая собой написанные тушью и минеральными красками, хорошо прорисованные портреты и бытовые сцены императорского двора.
В это же время, как самостоятельная наука сложилась китайская эстетика, содержание которой составили правила основоположника национальной живописи «гохуа» Гу Кай-чжи (344-406), выдвинувшего принцип «настроение через форму», а также принципы живописи художника и теоретика искусства Се Хэ (5 в), видевшего основу живописи в отражении внутренней, духовной сущности изображаемых объектов.
Хотя изображения пейзажей как фона, появились ещё в ханьскую эпоху, в работах Гу Кай-чжи они впервые приобрели самостоятельное значение, что послужило основой становления знаменитого жанра шань–шуй («горы–воды»), который достиг своего расцвета в период Танской династии (618-907).
Гу Кай-чжи своей живописью и наставлениями призывал изображать человека, его душевное состояние и сложный внутренний мир, что позволяло теоретикам искусства утверждать: «В портретах Гу Кай-чжи присутствует дух».
Он был известен своими росписями в буддийском монастыре Ва Гуань, в частности изображением бодхисаттвы Вималакирти. Согласно легенде, когда картина была закончена, зал наполнился ярким сиянием, исходившим от головы святого.
В его картинах был впервые изображен не только самый ранний в китайской живописи пейзаж, но и использован пустой, незаполненный, чистый фон, который впоследствии использовался как важнейшее художественное средство в живописных изображениях чаньских художников.
Кроме этого, Гу Кай-чжи обладал многогранным талантом и славился как каллиграф, музыкант и поэт. В его стихах уже можно найти то печально-радостное настроение щемящей грусти, которое и называют чаньским:

Весенней водою озера полны,
Причудлива в летних горах тишина.
Струится сиянье осенней луны,
Свежа в одиночестве зимнем — сосна…

Таким образом, основатель китайской живописи Гу Кай-чжи, «Бог каллиграфии» Ван Сичжи (303— 361) и поэт-отшельник Тао Юаньмин (365—427) признаются тремя китайскими гениями, заложившими культурный фундамент развития различных видов искусства династии Цзинь (265 420).
Позже, во время династии Суй (581—618) также жил и работал известный художник Чжань Цзыцянь, известный сюжетами из буддийских и даосских притч и своими сине-зелеными пейзажами.
Своего наивысшего расцвета китайская культура достигла во времена династий Тан (618–907) и Сун (960–1279), а в частности ранней Северной Сун (960— 1126) и поздней Южной Сун (1127-1279). Именно этот период отмечалось широкое распространение буддизма и чань буддизма, сопровождающееся возникновением многочисленных храмов и монастырей, в которых концентрировались и воспитывались выдающиеся поэты, художники и философы, создавались и сохранялись лучшие произведения поэзии и живописи.

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>
(Visited 248 times, 1 visits today)
Share