Чаньская поэзия эпохи Сун (960 — 1279)

0
392

В Сунскую эпоху, делящуюся на периоды Северная (960 – 1127) и Южная Сун (1127 – 1279), продолжился период расцвета китайского искусства, внутри которого окончательно сформировалась чаньская поэзия, выдающимися представителями которой были поэты, которые прямо или опосредованно руководствовались в своем творчестве идеями чань-буддизма: Су Ши (1037—1101), его ученики Хуан Тин-цзянь (1045—1105), Чжан Лэй (1054—1114), чань-буддийские монахи-поэты Хун Цзяофань (1071—1128), Хун-чжи Чжэн-цзюэ (1091-1157), а в период Южная Сун — Лу Ю (1125 — 1210), Фань Чэн-да (1126—1193) и Ян Вань-ли (1127-1206). В это же время была окончательно, как самостоятельный художественный феномен, сформирована чаньская живопись, славу которой принесли Су Ши (1037 – 1101), Ми Фу (1051—1107), Ли Тан (1050 – 1130), Лю Суннянь (ок.1150 — после 1225), Ма Юань(ок.1160-1225) и Ся Гуй (ок. 1180—1230) и особенно буддийские монахи-художники и живописцы Ши-кэ (10в.), Лян Кай (1140 — 1220) , Инь Юй-цзянь (1127-1219) и Му Ци (ок. 1210—1270).
Новый расцвет китайской культуры был связан с синтезом различных художественных методов и стилей, а также интеграцией основных философских концепций конфуцианства, даосизма и буддизма, которая была осуществлена в новом универсальном и культурно философском течении – «Неоконфуцианстве», основанного Чжу Си (1130—1200). В то же время расцвет сунского искусства сопровождался широким распостранением чань-буддизма, который приобрел особую популярность на юге Китая и столице династии Южная Сун – Ханчжоу.

Чаньские мотивы в поэзии периода Северной Сун (960 – 1127)

Китайская поэзия в период династий Северной и Южной Сун достигла своего расцвета. В это время в жанрах ши и цы творили и создавали стихи около 4000 поэтов. На творчество поэтов данного периода значительное влияние оказала философия и эстетика чань-буддизма. В период династии Сун особую популярность и дальнейшее развитие обрел, зародившийся еще в эпоху Тан, жанр цы. При этом, такие черты этого жанра, как внутренняя музыкальность и ритмическое богатство, чувство внутренней свободы, лирическая созерцательность и обращенность к сердцу, мимолетность и воздушность чувств, простота и доступность языка внутренне соотносились с чаньскими мотивами и настроениями в поэзии.
Одним из первых сунских поэтов, который творил в жанре цы, был выдающийся мастер пейзажной лирики Лю Юн (987—1053), который вел независимый и богемный образ жизни, перенося в свои произведения его дух свободы и жизнелюбия. При этом он усовершенствовал жанр созданием «медленных цы» (маньцы) и внес в поэтическое восприятие природы новые жизнеутверждающие мотивы:

Цепью озер прозрачных
Город перепоясан,
А над ними в тумане
Гор голубая гряда.
Здесь гуйхуа всю осень
Нежно благоухают,
Лотосы полыхают.
Так и манит сюда!
С рассвета до поздней ночи
Музыка не стихает,
Песни поют, веселятся
Плывущие на судах.
Лотосы обрывая,
Девушки шутят, смеются,
И рыбаки, балагуря,
Забрасывают невода.

Еще одним известным представителем данного жанра был государственный деятель и поэт Янь Шу (991—1055), лидер поэтического направления ваньюэ цы-пай — «изящных и нежных цы». Он обогатил жанр выражением нового мироощущения, в котором смешивались чувства радости и легкой грусти, внимательность к мелочам, тонкость и динамичность переживаний, а также мастерская передача мимолетных впечатлений:

Цветет хризантема. И мальва цветет.
Их спор меж собой — ароматнее кто?
Уж осень. И близится праздник Чуньян…
Как будто с картины селенье. Вокруг
Деревья с багряным и желтым листом.

Раскинуло небо
Лазурный шатер,
И вьется дорога,
Теряясь вдали…
Реки обмелевшей
Прозрачен поток.

На башне стою,
На перила склонясь,
Любуюсь на стаю
Залетных гусей
В мечтах о заветном,
О самом святом.
Перевод М. Басманова. 

Аллегория
Я не встречу повозки твоей никогда,
Скрылось «облако» с глаз, не оставив следа.
С груши цвет под луной облетает в саду,
Ветер пух тополиный гоняет в пруду.
Сколько дней уж печали в вине я топлю,
Пустоту одиночества в праздник терплю.
Мне послать бы письмо, да дойдет ли оно?
Пропадет ведь «средь рек или гор» все равно!
Перевод Б. Мещерякова

Свой вклад в утверждение и развитие жанра цы внес крупный политик, реформатор и поэт Ван Ань-ши (1021—1086). После ухода в отставку, он поселился в своей усадьбе и обратился к лирической поэзии, создав ряд выдающихся произведений:

Весенняя ночь
Чайник кипит на печи золотой. Благоухает зола.
Ветер колючий свистит за стеной — стужа по-зимнему зла.
Трудно уснуть среди ночи такой — мучит тоскою весна.
Пляшут, рожденные ясной луной, тени цветов у окна.
Здесь и далее перевод Б.Мещерякова

Написал на Южной Башне в Эчжоу
Стою на башне, взявшись за перила. В глазах сиянье вод и гор слились,
И волны аромата разнеслись —цветущий лотос набирает силу.
Восходит месяц над рекой — он чист и светел. Нет ни одной живой души вокруг…
Я здесь чужой — меня никто не встретил, в лицо мое прохладой дышит юг!

Северные Горы (Бэйшань)
Зазеленели Бэйшаньские горы, влагой озера полны.
Пруда изгибы, прямые каналов —царство цветущей весны.
Грустно смотрел, как цветы облетают, долго сидел, сам не свой…
Рвал средь лугов ароматные травы — к ночи вернулся домой…

Близким другом Ван Аньши был молодой поэт Ван Фэнъюань (1032 — 1059), который отличался энергичным и свежим поэтическим стилем, позволяющим с помощью ярких, выразительных образов передавать
глубокие смыслы и богатое содержание.

Проводы весны
Третья луна… Опадают цветы, чтобы цвести через год.
Изо дня в день, у карнизов простых, ласточек виден прилёт.
Только кукушка в полночь до крови стонами рвёт себе грудь:
В толк не возьмёт, что, зови — не зови, ветер весны не вернуть.
Перевод Бориса Мещерякова

Творчество выдающегося китайского поэта, теоретика живописи, мастера прозы, художника и каллиграфа Су Ши (1037—1101), работавшего под псевдонимом Су Дун-по, представляло собой художественное обобщение лучших традиций китайской поэзии. Оно свободно впитало в себя высшие достижения предшественников и, в то же время, отличалось глубокой самобытностью и оригинальностью.
Су Ши обладал широкой и многогранной натурой, добросердечным нравом и разнообразными талантами. Он не только был признанным лидером среди интеллектуалов своего времени, но и некоторое время был командующим войсками империи и главным сановником-попечителем просвещения.
Как талантливый поэт, он основал новую поэтическую школу «Цзянси», как художник и каллиграф , стал известен своим свободным, лаконичным и эмоционально выразительным стилем, как писатель, он прославился своими тонкими описаниями деяний известных государственных деятелей, а также записями сновидений и необычайных происшествий. В то же время Су Ши вошел в историю как критик и теоретик искусства, первым осмысливший принцип единства поэзии, каллиграфии и живописи картины, а также как автор теории художественного творчества, утверждавшего важность личных качеств художника и состояния духовного озарения и творческого вдохновения.
Как государственный чиновник Су Ши был большим знатоком конфуцианства, а в периоды отлучения от двора и вынужденного уединения он обращался к изучению различных философских теорий, пытаясь найти методологические основания своей теории художественного творчества.
Глубокому знакомству Су Ши с различными направлениями буддизма способствовали его частые беседы с пятью учителями, «пятью гуннами»: мастерами школы Чань Хуайлянем (1009—1090) и Цисуном (1007—1072), а также наставниками школы «Тяньтай»-своим близким другом Бяньцаем (1011 — 1091), Хуэйбянем (1014—1073) и Фаньчжэнем (1047—1089). Сам поэт так писал о своих учителях: «В рассуждениях [наиболее сильны] Хуэйбянь, Бяньцай и Фаньчжэнь, в созерцании — Хуайлянь и Цисун».
Прямое доктриальное влияние буддизма на творчество Су Ши выражается в символическом и художественном выражении в стихах фундаментальных идей пустотности и бренности мира, кратковременности существования и ценности каждого мгновенья, исходного единства и недуальности всего сущего.

Ветер под вечер тучи развеял, ясная ночь холодна.
Яшмовым блюдом в Вечную Реку катит беззвучно луна.
Что этой жизни, что ночи этой краток миг счастья земной…
В новую осень, вновь любоваться где буду светлой луной?

                         ***

Случайно я вышел на берег реки,
И вот луна оказалась в реке,
Вверху и внизу — два диска луны,
Который же из них настоящий?
Может быть, вода — это небо?
Может быть, небо — это вода?

                         ***

Если я затеряюсь,
Окутанный пылью земной,
Облака в небесах
Путь подскажут, проплыв надо мной,
А потом окажусь
Среди рек и озер полноводных,
Вся одежда моя
Пропитается светлой луной.

Лучшие произведения Су Ши были проникнуты духом и настроением чань-буддизма и являлись результатом утонченного созерцания красоты и гармонии природы, внезапного обретения просветления и художественного озарения.

Короткие стихи
Вот приходит весна, — увлажнен, оснежен,
У речных берегов тополь ожил.
А по осени — падают-падают вниз
На озерные воды цветы.

О, не в золоте суть: разве танец и песнь
С золотыми монетами схожи?
А по мне, то, что жемчуг, и то,
что нефрит,
Жизнь сама — от черты до черты!

Бегонии
Вея-дыша весной,
Ветер подул восточный,

Луна скользит по окошку,
В воздухе — аромат.

Боюсь, что в саду бегонии
Заснули глубокой ночью.

Фонарь зажег и любуюсь:
Как ярок у них наряд!

                  ***

Степь, залитая лунным светом,
На речке зыбь от ветерка.
И в небе, за луною следом,
Плывут, редея, облака.

Такое над рекой сиянье
И тишь такая над рекой,
Что в сердце лишь одно желанье —
Не потревожить бы покой.

Мне достать бы облако с неба
И надеть бы его, как шляпу,
В воздухе — цветов благоуханье,
Наземь пали тени под луной.

                  ***

Пели дождь и ручей всю ночь,
Заунывную песнь одну,
А под утро ветер подул
И, наверно, спугнул луну.

Как печален-печален мир,
Словно осень — моя тоска,
Мне бы чистой воды испить
Из прозрачного родника…

                ***

Две белоснежные цапли откуда-то
Вдруг прилетели, поодаль кружат.
Видно, по нраву
Пришлось это место,
Коль улететь не спешат.

                  ***

Вот приблизилась полночь.
Тишина воцарилась — и вдруг
Одинокий журавль над рекой пролетел…
Пролетел с громким криком и на западе скрылся из глаз…

При этом само созерцание природы у Су Ши, отличалось органическим единством и соотнесенностью с человеком, что, в частности, было выражено в его отклике на ссылку своего учителя и друга Бяньцая.
Совершенный человек покинул горы,
И горы серыми стали, как пепел.

Су Ши призывал предоставить человеку полную свободу, которая открывала возможность полного выражения его внутренней творческой природы. При этом целостное мироощущение поэта отличилось светлыми и оптимистическими тонами, восприятие тонкостью и точностью, а фантазия богатством и свободным полетом.
Многогранное творчество Су Ши оказало значительное воздействие на дальнейшее развитие поэзии и создало целый ряд последователей и учеников, среди которых наибольшую известность приобрели члены союза «Четверо ученых мужей у ворот Су»: Хуан Тин-цзянь, Чжан Лэй , Цинь Гуань и Чао Пу-чжи.

Хуан Тин-цзянь (1045—1105), известный также как выдающийся каллиграф, работавший в стиле цаошу «быстрое, небрежное письмо», впоследствии основал собственную «цзянсийскую поэтическую школу» (Цзянси ши-пай), объединившую около 25 поэтов. В своем творчестве он следовал принципам чань-буддизма, даосизма и неоконфуцианства, призывая поэтов изучать философскую литературу и культурное наследие и претворять опыт мастеров прошлого, свободно используя их идеи и изобразительные приемы. По мнению Хуан Тин-цзяня, даже великие поэты Тао Юаньмин и Ду Фу заимствовали и переробатовали идеи и приемы из прежних творений: «Хотя они и брали готовые выражения древних, но под их кистью [эти слова], будто под воздействием эликсира, из железа превращались в золото».
По словам Е.А.Серебрякова: «Хуан Тин-цзянь был против избитых словосочетаний и тривиальных мыслей и ратовал за необычную лексику, за неожиданные и оригинальные решения художественной темы. Одной из особенностей его поэтической манеры была насыщенность стиха намеками, скрытыми цитатами, историческими аналогиями». Хуан Тин-цзянь глубоко изучал философию чань-буддизма и много времени проводил в беседах с буддийскими монахами, что способствовало становлению у него чаньского мироощущения, ярко проявившегося в его творчестве и отношении к жизни.

Колючим терновником юный бамбук заботливо я обсадил.
Подрос он и к озеру листья свои холодною яшмой склонил.
Разбойница-осень еще не пришла похитить у лета красу;
Под сенью бамбука я в полдень совсем о солнце палящем забыл.
Засохшие листья на землю летят, и слышен их шелест: «Су-су»…
К далекой зеленой вершине ствола спокойно я взор устремил.
От службы дворцовой смертельно устав, я часто сюда приходил.
И снова меня призывает ко сну бамбуковый тонкий настил…
(Перевод Б. Мещерякова)

Другой участник поэтического союза Чжан Лэй (1054—1114), который служил чиновником при дворе и в провинциях, в своем творчестве испытывал сильное влияние своего учителя Су Ши, а также чаньского мироощущения танских поэтов.

Весенним днем
Кружит мошкара, паутина реет,
словно трепещет воздух,
И долгие думы текут неспешно —
с днями длиною схожи.
Весенние травы двор полонили,
редко скрипнут ворота;
Высокое солнце сияет в окнах,
пусто в светлых покоях.
Ночью слушаю ветер и дождь
Ночью слушаю ветер и дождь
В буддийском храме заночевал,
домой возвращаться поздно;
Слышу шуршание струй дождевых
в изгороди поределой.
Печали своей не умерит гость,
гонимый, как ряска, ветром;
В монашеской келье читаю стихи,
подслушанные у ливня.
Ночью сижу в одиночестве
Двор пустынен, безлюден, тих;
полная блещет луна;
Кажется, иней скоро падет —
воздух ночной посвежел.
Только утун не хочет признать,
что срок увяданья пришел:
Редкими листьями на ветру
все шуршит и шуршит.
(Перевод И.С. Смирнова)

Один из наиболее успешных учеников Су Ши Цинь Гуань (1049—1100), был известен как признанный мастер передачи печального, лирического настроения, вызванного созерцанием природы и человеческих отношений:

В тишине помолчу я, неспешно на башню
взбираясь,
День от бледной зари беспросветен, как
поздняя осень.
Вьётся дым над водою, в белёсый туман
собираясь,
Никого перед ширмой дверной, да и ветер
шагов не доносит.
На полёт лепестков загляжусь, в лёгком
сне замечтаюсь,
В частых шёлковых струях дождя на тоску
всеми кинут.
Так в бескрайности вечной и полной молчанием
тщусь,
Пусть серебряным, тонким крючком будет
занавес этот раздвинут.

На мотив «Весна в узорном кабинете»
Тихий пруд и дорожки сада
алым цветом все замело,
Наслаждался погодой ясной —
мелкий дождь внезапно пошёл…
Алый цвет лепестков увядших
и кукушки крик на ветвях —
Что поделать! Уходит весна…
Возле ив — павильон узорный,
в одиночестве там стою,
Прислонившись к перилам тонким,
ветку сорванную тереблю:
Ничего закатному солнцу
не расскажет этот цветок,
Об обиде его безмолвной
никогда не узнает никто…
Перевод В. Самошина

Еще один участник союза «Четверо ученых мужей у ворот Су» Чао Пу-чжи (1053–1110), как и его сподвижники обладал многогранной натурой и разнообразными талантами. Он был чиновником, поэтом, каллиграфом, художником и автором бессюжетной прозы, а в своем творчестве ярким представителем стиля интеллектуалов «вэньжэньхуа».
Среди поэтов последних десятилетий Северной Сун,. которые в отличии от стиля «вэньжэньхуа», работали в рамках традиционной тематики цы, выделялся Хэ Чжу (1052—1125), поэзия которого отличалась особой красотой стиля и совершенством формы:

Осенняя река в лучах заката…
Сверкает золотом бегущая волна.
Вдали, за рощей, в сизой дымке тает
далёких гор холодная гряда.
Деревня у реки в пять-шесть дворов,
и мерный стук бамбуковых вальков.
Вновь вспомнил я, как с этой самой башни,
когда-то вдаль глядел, напившись допьяна,
Река, деревня, роща – всё осталось,
такое же, как было и тогда.
И только нет того, с кем вместе мы
тогда на эту башню поднялись…
Перевод В. Самошина

Среди буддийских монахов и поэтов периода Северной Сун , выделялся мастер чань-буддизма школы Линьцзи Хун Цзяофань (1071—1128), который написал два сборника стихов: «Молитвенная надпись на каменных вратах» и «Ночные разговоры в холодном кабинете». Суть своей поэзии он выразил словами «Тонкости ума не могут быть переданы в словах, но могут быть увидены в словах.» Для создания и передачи в своих стихах чаньского настроения, поэт –монах смело смешивал яркие и приглушенные образы, широко использовал самые разнообразные художественные приемы:

Под алым дождём лепестков уж качели влажны,
В зелёную дымку верёвки вонзаются косо,
Но дева устала и сходит в прохладные росы…
И мнится: Чанъэ* воротилась на Землю с Луны.
*Чанъэ –живущая на луне фея

Последователь школы Чань буддийский монах Хун-чжи Чжэн-цзюэ (1091-1157), стал известен своим произведением «Безмолвное Озарение», в котором в стихотворной форме представил метод тихого, безмолвного озарения (мо чжао), широко практикующийся в школе Цаодун. В данном стихотворении художественное выражение основных чань-буддийских положений, чередовалось с прямыми практическими наставлениями.

Отбрось четыре элемента, не цепляйся ни за что;
Спокойно ешь и пей, прозрев нирваны сущность.
Непостоянны все явленья; все пусты.
Вот просветленье Татхагаты без изъяна.

Значимым культурным событием конца данной эпохи являлось творчество лирической поэтессы Ли Цин-чжао (1084—1151/1155), которое представляло глубоко личностное, индивидуальное понимание и переживание окружающей жизни и отличалось самобытностью, неподдельной искренностью и интимностью. Ее стихам, которые относят к высшим достижениям жанра цы, присущи задушевность, радость и тоска, любовь и одиночество, тонкая восприимчивость к красоте природы, изысканность и изящество форм, богатство интонаций, неожиданность, свежесть и необычность образов.
На творчество Ли Цин-чжао прямое влияние оказали перипетии личной жизни тесно связанной с судьбами страны. Так первая половина жизни прошла в любви, творчестве и благополучии, вторая, начавшаяся в 1127 после нашествия кочевников, после которого последовали бегство на юг и смерть мужа, была наполнена скитаниями, одиночеством, тоской о ушедшем счастье.

Слабый луч. Ветерок несмелый.
То вступает весна на порог.
Я весеннее платье надела,
На душе ни забот, ни тревог.

                   ***

Вижу снова простор голубой,
Над беседкою тихий закат.
Мы совсем захмелели с тобой,
Мы забыли дорогу назад.
Было счастье — и кончилось вдруг!..
В путь обратный пора нам грести,
Только лотос разросся вокруг,
Всюду лотос на нашем пути.

                  ***

Весны приметы ярче с каждым днем.
Уютный дворик. Тихое окно.
Еще не поднят занавес на нем,
Но пали тени синие давно.
В молчанье с башни устремляю взгляд,
И струны цитры яшмовой молчат,
Над горною вершиной облака —
Они торопят сумерек приход.
Зыбь по траве прошла от ветерка,
Кропит дождем померкший небосвод.
Цветущей груше холода страшны,
Боюсь, цветам не пережить весны.

                     ***

Вторую половину жизни Ли Цин-чжао провела в уединении и в скитаниях в чужом краю, иногда ей приходилось жить в лодке, а в конце жизни она окончательно отгородилась от мира став одинокой горной отшельницей.

          Утуны
Гор молчаливые толпы
Вижу я с башни высокой.
И на безлюдной равнине
Стелется дымка седая,
Стелется дымка седая…
Угомонились вороны —
Спят, прилетев издалёка,
Ярким закатом любуюсь,
Голосу рога внимая.
Свечи давно не курятся,
И опустели бокалы.
Грустно мне так и тревожно,
А отчего — я не знаю.
Не оттого ль, что с утунов
Листьев так много опало,
Листьев так много опало…
Осень, глубокая осень,
Тихая и глухая.

            ***

Грусть в сердце. И смятенье дум,
Тревожит каждый звук.
Холодный мир вокруг угрюм,
И пусто все вокруг.
Луч обласкал — и вновь темно,
И холодно опять.

Во время правления восьмого императора династии Сун Хуэй-цзуна (1082 — 1135), который славился как художник, каллиграф, музыкант и мастер чайной церемонии, государственные дела империи пришли в беспорядок, а армия была дезорганизована и ослаблена. В 1127 году войска чжурчжэньского государства Цзинь захватили и разграбили столицу империи Кайфын,, а император взят в плен и вместе со своим двором был отправлен в северную Манчжурию, где он и провел последние 8 лет жизни. Девятому сыну императора Гао-цзуну (1107 — 9 1187), удалось бежать на юг Китая, где он основал династию Южная Сун. После отречения в 1162 от престола в пользу сына, Гао-цзун почти четверть века занимался каллиграфией и сочинением стихов, оставив после себя ряд высокохудожественных произведений.

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>