Дзогчен: Путь

0
4
Запись 3 из 5 в теме Дзогчен

Путь как пребывание в состоянии подлинного осознания и медитации

2. Путь. Понятие Пути, из единой триады Основа, Путь, Плод, выражает суть второго Гараба Дордже, представляющего прямое РЕШЕНИЕ о полном принятии и пребывании в совершенном едином состоянии. «Постоянно пребывай в этой единой Дхармакае, — говорил Патрул Ринпоче, — И увидишь, что нет ничего превыше этого состояния».

В состоянии непосредственного подлинного осознания своей истинной природы, чистого видения и присутствия приходит понимание недвойственности и единства своей изначальной внутренней основы и всех ее внешних проявлений, воспринимаемых как объекты феноменального мира. «В этом едином (состоянии Осознания практикующий), — сказано в «Золотых письменах», — приходит к несомненному убеждению, что все (эти видения) есть всего лишь его самопроявление».
Сущность этого состояния состоит в непосредственном подлинного осознании истинной Основы или встрече Ясного Света собственного осознания, который называется Ясным Светом Пути практики с Материнским Ясным Светом Основы.
«(Подобно тому), как два Ясных Света — мать и сын — узнают друг друга при встрече, И так оставайся в этом состоянии неописуемого Осознания», — призывал Патрул Ринпоче. В своем комментарии к тексту данного учителя Дзогчена Д. Рейнольдс писал: «Поняв, что пребывание в Дхармакае есть по сути, само состояние просветления Будды, пережитое как обнаженное из¬начальное осознание, или ведение, самосущее и неподверженное заблуждениям, мы можем продолжать свою практику созерцания, не тревожась никакими сомнениями».
В недвойственном состоянии подлинного Осознания практикующий видит, что оно представляет собой пробужденное состояние будды, совершенное проявление Дхармакаи, и, что нет ничего превыше этого состояния. Все сомнения разрешены напрямую и принимается решение пребывать в этом состоянии.

Как писал Дуджом Ринпоче, практикующий осознает, что все явления сансары и нирваны, возникающие в сфере восприятия, представляют собой игру творческой энергии непосредственного истинного осознания и кроме этого не существует ничего подлинного, то ему следует принять решение всегда оставаться в состоянии единого несравненного Осознания.
Если говорить о самайях или особых духовных обязательствах, которые дает ученик, то в Дзогчене, по словам Тулку Ургьен Ринпоче они заключаются в необходимости пребывать в состоянии не-существования, вездесущности, единства и спонтанного совершенства. «Чтобы достигнуть этого, вам необходимо быть способным растворить двойственное сознание в недвойственном осознавании, ригпа. Это недвойственное осознавание является истинной сущностью трех кай пробужденного состояния будды».
Намкай Норбу выразил эти обязательства еще более сжато: « В Дзогчене же одна-единственная Самайя — найти себя в состоянии «как оно есть». Все остальное, то есть все умственные оценки и построения, все ограничения и так далее — все это ложно и излишне. Надо стараться, не отвлекаясь, во всякое время находиться в раскрепощенном состоянии».
Если изначальное недвойственное осознание, которое врожденно и присутствует всегда понимается как йериг (ye rig) или ригпа основы, то осознавание, которое возникает в процессе пути или само-осознание воспринимающего и переживающего существа, называется Рангриг (от. rang –самость и rig -осознание) или недвойственное Само-осознание рангригпа (rang rig pa), то есть ригпа пути.
«Первое, — пишет Тендзин Вангьял Ринпоче, — можно сравнить со сливками, а второе со сбиваемым из них маслом, в том смысле, что состав у них один и тот же, но, чтобы сбить масло, необходимо что-то приложить». Под ригпой пути (rang rig ) подразумевается прямое само-осознание ригпа, которое переживается отдельным живым существом при непосредственном вхождении в практику.
Рангриг представляет собой растворение двойственного сознания в недвойственном знании-видении ригпа, что впрочем в корне отличается от схожих западных понятий самосознания и рефлексии, так как в Дзогчене изначально отсутствует понятие эго и разделения на субъект и объект.
На стадии Пути главным наставлением и правилом является необходимость пребывания в изначальном, всепронизывающем, недвойственном состоянии присутствия.
В то же время в уме практикующего продолжают возникать различные рассудочные мысли, страстные помышления и эмоции. Как писал Патрул Ринпоче, не существует необходимости сознательно избавляться от них, а «единственным и достаточным противоядием, освобождающим каждую из них, является узнавание-вспоминание воззрения, обретенного в прямом введении. Постоянно памятуя о том, что возникающие мысли и эмоции, нераздельны с изначальным осознанием Дхармакаи, и что по своей истинной природе они есть не что иное, как ясный свет и творческая энергия единого ума, практикующий не отвергает, не принимает и не следует за ними, оставаясь в состоянии изначально чистого Осознания.
Вместе с тем, как писал Дуджом Ринпоче одно лишь узнавание ригпа не может окончательно освободить человека, от постоянно вторгающихся в его сознание кармических влияний. Он приводит в подтверждение слова Лонгченпы: «Пусть вы узнаёте свою природу, но если вы не медитируете и не привыкли к этому, то будете похожи на малое дитя, попавшее на поле битвы: вас сметут враги, враждебные силы ваших собственных мыслей!»
По мнению Дуджома Ринпоче цель практики медитации Дзогчен состоит в том, чтобы посредством спонтанного и постоянного сохранения внимательности, упрочить и стабилизировать Ригпу, и дать ей вырасти до полной зрелости. «Медитация, — пишет учитель, — состоит в том, чтобы быть внимательным к такому состоянию Ригпы, свободным от всех умственных конструкций, в то же время оставаясь полностью расслабленным, без какого-либо отвлечения или цепляния. Ибо сказано: «Медитация не в стремлении, а в постепенном становлении принятым в нее».
Особенностью практики Дзогчена является тот факт, что во время медитации практикующий не медитирует, а пребывает в медитации, он никуда не стремиться, не совершает усилий, но позволяет «самосущему и непрерывному Изначальному осознаванию струится подобно непрерывному речному потоку». Так практикующий, по словам Патрула Ринпоче, «пребывает в состоянии созерцания, неотделимого от воззрения Дхармакаи, в то время, как его мысли и действия текут и совершаются своим чередом, без всяких попыток с его стороны что-либо создавать или прекращать. Поэтому в коренном тексте говорится: «…постоянно пребывай в этой единой Дхармакае…».
Согьял Ринпоче также сравнивал медитацию Дзогчен с непрерывным потоком Ригпы, в котором, все, что возникает рассматривается ни как что –то отдельное и враждебное ей, но как проявление ее энергии, как ее «сияние, испускаемое ею самой». По мнению автора, сам термин «медитация», не очень подходит для практики Дзогчен, поскольку практика состоит не в медитировании на чем-то, но в простом пребывании в чистом присутствии Ригпы. «Тут нет ничего, называемого «медитацией», что требовалось бы сохранять или поддерживать, поскольку вы находитесь в естественном потоке мудрости Ригпы. И когда вы в нем, то вы осознаете, что таким он всегда был и есть. Когда сияет мудрость Ригпы, не может остаться ни тени сомнения и возникает, прямо и без усилий, глубокое и полное понимание…Из этого возникает и растет чувство огромной и непоколебимой уверенности и убежденности, что «это оно». Больше нечего искать, не нужно ни на что иное надеяться».

Все виды медитации в буддизме традиционно объединяются в две широкие категории: шаматхи и випашьяны или по тибетски шинэ и лхагтонг. Первая группа медиативных практик направлена на успокоение ума, вторая на глубокое, проникающее видение.
1. ШАМАТХА (санскр. śamatha) или Шинэ (тиб.zhi-gnas) — медитация для вхождения в спокойное состояние, целью которой является высвобождение ума в состояние, лишенного мыслей или ненарушаемогого их движением.
2. ВИПАШЬЯНА (санскр. vipaśyana) или Лхаг-тонг (тиб.lhag-mthong) – медитация, в которой обретается запредельное видение. Практика випашьяны дает ощущение блаженства тела, речи и ума, а также объединяет это чувство с пустотой.

При этом в Дзогчене, шинэ и лхагтонг рассматриваются как отдельные аспекты ключевого состояния ригпа и по аналогии с тремя телами пути, представляются в виде трех медитаций или состояний сознания:
1. Шинэ (zhi gnas) «успокоение» – медитация успокоения или покоя, в которой в результате сосредоточения на объекте, а затем на пустоте и пространстве, достигается и стабилизируется естественное состояние покоя и бдительного расслабления лхугпа (lhug pa).
2. Лхагтонг (lhag mthong) «высшее постижение» — медитация проникновенного или запредельного видения, связанная с созерцанием движения мыслей, в результате которого, достигается полное очищение, «редкостное блаженство» и происходит внут¬реннее пробуждение сознания.
3. Ригпа (rigpa) «знание» (единство Шинэ и Лхантонг) – изначально присутствующее недвойственное естественное состояние осознавания, которое обнаруживается в глубине себя в процессе практики «Шинэ- Лхантонг».
Как отмечал Д. Рейнольдс: «Ригпа — это третий фактор нашего сознания и его можно найти как в покое, так и в движении мыслей. Ригпа — это не само переживание, а состояние непосредственного присутствия в нем».

По мнению Намкая Норбу, если Тремя Телами Основы являются Сущность, Природа и Энергия,
то Трем Телам Пути или трем состояниям природы ума, соответствуют:

1. Спокойное состояние нэпа (gnas-pa), представляет собой такое состояние ума, когда в нем не возникают никакие мысли. Оно подобно нахождению в промежутке между исчезновением одной мысли и возникновением другой.
2. Движение гюпа (‘gyu-ba) — есть проявление мыслей без перерыва. Если первое состояние без мыслей сравнивается со спокойным озером, то возникновение мыслей — с движением рыбы в озере.
3. Присутствие Ригпа (rig-pa) уже находится в человеке и как бы спит в нем. Это чистое узнавание без оценки, как в спокойном состоянии, так и в движении.

Именно посредством двух первых основополагающих аспектов природы личности: спокойного состояния и движения мысли, обнаруживается воссоединение с состоянием присутствия.
Тулку Ургьен Ринпоче, писал, что в Ати йоге или Дзогчене: «стабильность в ригпа (недвойственном состоянии осознавания) — это аспект шаматхи, а пробуждённое или осознающее качество — аспект випашьяны. Наша основная природа, называе¬мая также мудростью осознавания или различающей пробужденностью, обнаруживается или осознаётся путём шаматхи и випашьяны».
Об этом же писал в своем классическом тексте Патрул Ринпоче: «Такая практика есть естественная и свободная от рассудочных построений йога, в которой покой ума (шаматха) и высшее постижение (випашьяна) сливаются в единстве, а потому практикующий постоянно пребывает в состоянии саморожденной несозданной Дхарматы».
Пронизывающее все буддийские практики стремление к Покою и Ясному Видению проявляется в Дзогчене в виде практик Шинэ и Лхагтонг, а также сплавливающему их пребыванию в состоянии присутствия Ригпа, которое обуславливает слияние нангтонг сунгджуг (snang.stong. zung.’jug.), а также единство пустоты и ясности или нераздельность пустоты и осознания (риг тонг йермэд: rig stong dbyer-med).
Именно изначальное, непоколебимое и уверенное пребывание в состоянии присутствия осознанности, придает данным универсальным практикам особое содержание и новое качество. Так Намкай Норбу пишет, что в Дзогчен шинэ понимается не как состояние или переживание покоя, но как «созерцание покоя», то есть пребывание в присутствии Ригпа. Так, переживая состояние покоя, практикующий осознает и обнаруживает, кто именно находится в этом состоянии, то есть находясь в присутствии Ригпа, открывает новое состояние созерцания пустоты и покоя. То же справедливо и для практики Лхагтонг. Сам Гараб Дордже давал наставление: «Наблюдайте, возникают ли мысли или движение». Так если Ригпа представляет собой узнавание присутствия, то само наблюдение переводит практикующего в состояние присутствия возникновения мыслей или движения. В свою очередь наблюдение или созерцание движения мыслей приводит к их исчезновению и, следовательно, наступлению состояния покоя. При этом состояния покоя нэпа (gnaspa) и состояние движения гюва (‘gyu.ba) это всего лишь переживания, а не созерцание, вмещающее и объединяющее их присутстствие. Это как раз и имел в виду Гараб Дордже, когда говорил, что в созерцании: «Нет никакой разницы между возникновением движения и состоянием покоя».

Таким образом в Дзогчен Шинэ и Лхагтонг представляют уровни объединения состояния присутствия с покоем и движением. «Поэтому, — писал Намкай Норбу, — когда вы практикуете созерцание, нет необходимости стараться обрести состояние покоя и избегать движения — в обоих случаях следует просто сохранять одно и то же состояние присутствия». Достижение и закрепление этого неизменяемого состояния мийова (mi g.yo-ba),в котором каждый аспект тела, речи и ума соединяется с созерцанием и практикующий уже не прикован к состоянию покоя, а движение мыслей воспринимает как нечто естественное, является целью практики и пути Дзогчен.
Как писал Далай Лама IV: «Мы следуем пути, на котором все нечистые аспекты нашего существования очищаются, освобождаясь в самой основе, ригпа, или иными словами, в основополагающем врожденном уме ясного света. Здесь не существует ничего, что находилось бы за пределами этого врожденного состояния основы, которое является самой сутью пути».
В Дзогчене общебуддийские практики Шаматха и Випашьяна, взаимопроникают и вызыват друга, наполняясь качественно новым значением в динамическом смысловом пространстве Ригпы. Пребывание в истинном живом покое пробуждает осознание и проникновение чистого видения, свободное осуществление которого ведет к еще более глубокому, неустранимому, стоящему в самом себе активному покою.

Таким образом, попадая в новое высшее смысловое пространство, данные практики обретают новое содержание и предельную эффективность:
1. Шине (Шаматха)
В Дзогчене практика Шине, заключается не в простом сосредоточении на объекте, а затем и на всей полноте и пустоте пространства, не в простом переживании покоя, без мешающих мыслей и эмоций, но в созерцании и чистом присутствии в этом переживании. То есть достигаемое в практике Шинэ очищение от мыслей не ведет к остановке активности, но к обнажению коренной осознанности, выявлению состояния чистого присутствия, изначальность и врожденность которого, уже было уже открыто практикующему.
По мнению Согьял Ринпоче, суть всей практики медитации в целом можно свести к этим трем критическим этапам: вернуть ум домой, и отпустить, и расслабиться. «Вернуть свой ум домой – это значит вернуть ум в состояние Соблюдения Покоя с помощью практики внимания. В своем глубочайшем смысле, вернуть ум домой – это обратить его внутрь себя и отдохнуть в покое в природе ума. Это само по себе является высочайшей медитацией». Состояние чистого присутствия является началом и высшей целью любой практики, будь то Шине или Лхагтонг. «Глубже, вы расслабляетесь, — писал Согьял Ринпоче, погрузившись в истинную природу своего ума, состояние Ригпа. Тибетские слова, пробуждающие этот процесс, намекают в своем смысле на «расслабление на Ригпе». Это подобно тому, как будто пригоршню песка высыпают на плоскую поверхность: каждая песчинка сама занимает свое собственное место. Также расслабляетесь и вы в своей истинной природе, позволяя своим мыслям и эмоциям естественно осесть и раствориться в состоянии природы ума».
В то же время именно неотъемлемо присущее осознавание и собственная творческая энергия ума и определяют уникальность состояния покоя в Дзогчене, предстающего как недвойственное состояние бдительного расслабления с сохранением присутствия лхугпа (lhug pa). Как писал Намкай Норбу: «Обычный термин, обозначающий состояние расслабления, это лодпа (glod pa), или лходпа (lhod pa). Однако при расслаблении можно впасть в сонное состояние. Термин же лхугпа означает быть расслабленным, но бдительным и при этом находиться в присутствии». Данное состояние внимательного покоя, полного расслабления, бдительности и присутствия (Ihug-ра) является фундаментальным состоянием Дзогчен, который, вследствие этого даже называют «великим расслаблением» (Ihod-pa chen-po).

2. Лхагтонг (Випашьяна)
Данный вид медитации запредельного видения в Дзогчене изначально основывается на пустой и осознающей природе сознания и определяется чистым присутствием Ригпа и, поэтому, она может осуществляться как последовательно, после Шинэ, так и самостоятельно, развивая при этом саму шинэ, с которой она составляет нераздельное целое, внутри полной обнажённости осознавания.
По мнению Намкая Норбу, даже когда мы постигаем пустоту как истинное качество и сущность ума, мысли продолжают возникать, что является истинным проявлением его природы. Наблюдение за мыслями приводит к тому, что мы обнаруживаем, что не существует места, откуда они возникают, где прибывают и куда уходят. То есть мы приходим к пониманию, что природа ума изначально пуста, свободна от индивидуального «я», или конкретной субстанции. Созерцание пустоты и переживание несуществования самости, приводит к ощущению прозрачности и чистоты, которое сопровождается «редкостным блаженством тела и ума».
«Действие состоит в том, — писал Дуджом Ринпоче, — чтобы быть истинно наблюдающим свои собственные мысли, хорошие или дурные, смотря в самую природу любых мыслей, какие бы ни возникли, как не уходя в прошлое, так и не забегая в будущее, как не позволяя никакого цепляния за переживания радостей, так и не поддаваясь печальным ситуациям. Делая так, вы стараетесь достичь состояния великого равновесия и оставаться в нем, там, где все хорошее и плохое, покой и расстройство, лишены истинной идентичности».
Сам процесс запредельного видения и проникающего созерцания движения мыслей в Дзогчене основывается на изначально чистом недвойственным осознавании, что позволяет преодолеть различие между наблюдающим и наблюдаемым и присутствовать внутри самого переживания движения, которое становится естественным и спонтанным. В то же время пребывание в чистом присутствии Ригпа, в недвойственном и безоценочном созерцании, позволяет свободно пресекать любые привязанности и цепляния, уверенно сохраняя полную независимость от движения и потока мыслей.

3. Ригпа
Любая практика и медитация в Дзогчен начинается и завершается в пребывании в чистом присутствии и изначально недвойственном состоянии Ригпа. Изначальное обнаженное видение может присутствовать и осознаваться как в состоянии покоя, так и движения, как в медитации шинэ, так и Лхагтонг, свободно пронизывать любые методы и окончательно утверждаться в практике самоосвобождения.
Как было написано в «Золотых письменах»: «Поскольку видение обретает прямое освобождение в самом себе, оно является пустотой и ясностью и постигается не иначе, нежели как состояние непосредственного подлинного Осознания (rig pa)».
По мнению Д. Рейнольдса процесс достижения или очищения осознания Ригпа, может осуществляться и поэтапно: «Прежде всего, следует упрочить свою медитацию посредством практики шаматхи, как это было описано выше, и научиться узнавать состояние Ригпа, или непосредственное присутствие, в спокой¬ном состоянии. Затем то же самое Осознание вносится в процесс движения мыслей. И, наконец, исчезает различие между состоянием покоя и движением мыслей, а остается единое и неповторимое состояние непосредственного Осознавания. Это и есть Ригпа».
Данное состояние присутствия и чистого осознавания в процессе практики и состояния созерцания нямжаг (mnyam bzhag), становится все более устойчивым и, наконец, достигает того уровня стабильности, в котором любые возникающие мысли уже никак не могут повлиять на изначальное, естественное состояние и изменить его.
«Теперь, — писал Д. Рейнольдс, — исчезает различие между состоянием медитативного равновесия (mnyam-gzhag, санскр. samahita), достигаемого в период медитации, и следующим за ним послемедитативным постижением (rjes thob, санскр. prsthalabdha). Когда медитативное состояние проникает во все области жизни, это называется Великим созерцанием, махасамадхи (ting nge ‘dzin chen-po)».
Намкай Норбу считал, что «Выражение «Великое Созерцание» (тингдзин ченпо: ting `dzin chen ро) означает, что практикующий достиг такого уровня, когда его созерцание уже больше не ограничено формальными периодами практики». При этом сама практика похожа на процесс очищения неба от туч, которые заслоняют солнце. «Тогда можно будет увидеть солнце, и качества его самосовершенства (лхундруб) начнут проявляться сами собой, такими, как они есть. Вот что означает слово «достижение» (тобпа: thob pa): это не приобретение чего-то такого, чем вы раньше не владели, и не его искусственное создание или построение».

Методы  учения Сэмдэ
В первом разделе учения Сэмдэ традиционные для Дзогчен этапы, уровни и состояния практики Шинэ, Лхагтонг и Ригпа представлены как:

1. Нэпа (gnas-pa), (состояние покоя) или нэпа тиннедзин (gnas-pa ting-nge-‘dzin) (созерцание в состоянии покоя), медиативные действия, в результате которых достигается устойчивое состояние полного спокойствия.
2. Мийова ( mi g.yo-ba) (недвижимое, непоколебимое) – работа с движением мыслей, которое, в состоянии чистого присутствия, становится «не-движением».
3. Нимед (gnyis.med) (недвойственный), переплетение и слияние первых двух практик: нэпа (спокойствия) и гъюва (движения), что позволяет достичь единства зунг-джуг (zung-‘jug) и выйти за пределы двойственности. Другое название этапа нямнид (равностность), состояние, котором практикующий видит вещи такими, какими они есть на самом деле и достигает состояния в котором все равнозначно и где всё имеет один вкус рочиг (тиб. rо gcig, санскр. Ekarasa).
4. Лхундруб (lhun grub ) (самосовершенство, спонтанное совершенство) — практика, ведущая к объединению со своим естественным состоянием, в котором каждое действие совершается в недвойственном состоянии созерцания, в котором видимые проявления и чистое присутствие нераздельны (нанг риг йермэд: snang rig dbyer med), а всего возникающее переживается как «самосовершенная игра своей собственной энергии».

Четвертый этап выражает собой спонтанное и полное проявление совершенной природы подлинного осознавания Ригпа, которое вмещает, объединяет и пронизывает все предыдущие этапы. «Проявление внутреннего состояния чистого присутствия (ригпа) есть исконная мудрость (йеше: уе shes) – писал Намкай Норбу. — Возникновение чистого присутствия никогда не бывает без спонтанного самосовершенства (лхундруб: lhun grub), своего непременного качества, как восходящее солнце не бывает без лучей».

Если первый этап практики соотносится шинэ, то второй и третий заключаются в созерцании движения мыслей и явлений внешнего мира с медитацией лхагтонг, а четвертый, по сути, выражает аспекты изначального состояния недвойственного созерцания и чистого присутствия Ригпа.

Данная классификация соответствует четырем видам йог в Махамудре-пути:
1. Йога однонаправленности (санскр. Экагра), ( тиб. — шинэ, санскр. — шаматха), результатом которой является успокоение ума.
2. Йога простоты (санскр. Ниспрапанча) тиб. — лхагтонг, санскр. — випашьяна), исследование природы собственного сознания посредством проникающего (в природу ума) видения.
3. Йога одного вкуса (санскр. Экараса). исследование природы внешнего мира, постижение того факта, что внешние объекты и ум являются неразделимыми и переживаются как один вкус.
4. Йога немедитации (санскр. Абхавана) – обретение абсолютной устойчивости ума в недвойственном восприятии, и достижение Махамудры-плод или состояния Просветления.

Именно данная классификация, в которой первая практика направлена на достижение успокоения ума, вторая и третья на исследование природы внутреннего и внешнего мира, а четвертая на обретение полного просветления, может быть положена в основу трансформации четырехчленного деления в универсальную триединую матрицу.

Методы  учения Лангдэ 
В то же время в разделе учения Лангдэ, который тесно связан со вторым заветом Гараба Дордже и символическим способом передачи учения, основные метода представлены в виде четырёх символов да (brda). «И четыре да, — писал Намкай Норбу, — основаны преимущественно на принципе нашей сущности, природы и энергии. А они представлены состояниями митогпа (mi-rtog-pa), или пустоты, салва (gsal-ba), ясности, и дэва (bde-ba), ощущения, или чувства. А затем в конце есть то, что называется нъямнид (mnyam-nyid), т.е. состояние всех трёх, присутствующих одновременно. В основном, это и есть четыре да».

Таким образом четыре метода-символа да (brda) раздела Лангдэ учения Дзогчен, которые используются для вхождения в чистое созерцание Ригпа, представлены как:
1. Митогпа (mi-rtog-pa), «пустота» — глаза сосредоточены на пустом пространстве, не мигая, а возникающие мысли не отвлекают.
2. Салва (gsal-ba) «ясность» — открытые глаза, всё видение объединено.
3. Дэва (bde-ba) «ощущение блаженства» — практикующий находится в полном присутствии, но ощущение как будто тела нет совсем.
4. Нъямнид (mnyam-nyid) (равенство, подобие) или Йермэд (dbyer-med) (нераздельность) — объединение символов сэлва, митогпа и дэва, вводящее в состояние созерцания.
«Эти три,- говорил Намкай Норбу, — митогпа, или пустота, или ненарушаемость мыслью, ясность, или салва, и дэва, или ощущение, — должны присутствовать одновременно, все в один и тот же момент. Это единство названо да или нъямнъид. Ньям означает «всё вместе» или «то же, всё то же самое». А нъид означает именно «состояние».
При этом, при реализации данных методов, сохраняется главная отличительная особенность практики Дзогчен, которая состоит в отсутствии всякой постепенности, поэтапности, но реализации всех методов и состояний одновременно, внутри потока видения Ригпа.

Методы тайного учения Ньингтиг раздела Мэннагдэ (санскр. Упадеша)
По сути, ключевым методом данного раздела, является уверенное и непоколебимое пребывание в состоянии изначального осознания Ригпа, в которым слиты и объединены все практики разделов Сэмдэ и Лонгдэ.
Так, Лонгченпа отмечал ряд преимуществ практик тайного учения Ньингтик, среди которых выделялось изначальное пребывание в открытости и неделимой непрерывности чистого, нагого осознавания, которое позволяло преодолевать различия в градациях интеллекта и сам интеллектуальный анализ, избавляться от желаний получения пользы и всевозможных цепляний за явления, а также освобождаться от самой необходимости осуществлять предварительные практики Шаматхи и Випашьяны. «А ЛА ЛА! –писал Лонгченпа, — Разница между этой колесницей и остальными больше, чем между небом и землёй!»
Содержание и порядок осуществления данной практики, по мнению великого учителя, заключается в следующем: «Не покидая сущности пустотного и ясного осознавания, оставленного в открытой наготе, вы не вовлекаетесь в объекты внешнего восприятия, не проецируете мысли внутрь ума и не сковываете осознавание в промежутке какой-либо «недвойственной» медитацией. Просто оставайтесь в естественном присутствии, открыто и беспрепятственно».
Каждое теоретическое построение и любая практика в Дзогчен осуществляется внутри изначального недвойственного присутствия, которое вызывается и поддерживается в процессе реализации различных практик, в которых покой и движение имеют единый вкус чистой осознанности и пустоты. По сути, единственным и ключевым условием достижения окончательного, полного освобождения является пребывание в состоянии непосредственного подлинного осознавания Ригпа, которое наполняет смыслом и определяет успешность любой практики.
Таким образом, отличительной особенностью реализации данных практик Дзогчен является то, что они осуществляются не поэтапно, прогрессивно, с целью достижения высшего состояния Ригпа, но уже с самого начала в нем пребывают и им определяются.
Пребывая в любое мгновенье в естественном состоянием чистого присутствия ригпа, мы находимся в центре нашего существа и единого универсума, в едином моменте слияния результата и начала любой практики, в точке сплавления всех этапов и методов, которые взаимно обогащают и усиливают друг друга.

СВЯЗКА УНИКАЛЬНЫХ МЕТОДОВ «ТРЕКЧО — ТОГАЛ»
В тайном, сокровенном учении Ньингтиг раздела Мэннагдэ очевидность сияния изначального ума ясного света, самосуществующая пробуждённость и само полное и окончательное просветление достигаются с помощью, двух уникальных, взаимосвязанных методов Трекчо (Трегчод: khregs-chod) и Тогал (Тходгел: thod rgal).
Данные методы полной реализации, основываются на базовых онтологических представлениях учения и являются прямыми способами их воплощения в практику. Так Далай Лама IV отмечал: «В трекчо подход основан на качестве изначальной чистоты кадаг (тиб.ka dag), а в тогел — на свойстве спонтанного присутствия лхундруп (тиб. lhun grub). В других школах чаще говорят о единстве искусных средств и мудрости, но в терминологии учения Дзогчен это можно соотнести с представлением о единстве изначальной чистоты и спонтанного присутствия».
О сущностном единстве двух методов говорил и Тулку Ургьен Ринпоче, который связывал метод Трекчо (Трегчод) с аспектом знания и «изначально чистой сутью», а Тогал (Тхогел) с аспектом метода и «спонтанно присутствующей природой». « Объединяя безначальную чистоту и спонтанное присутствие, Трегчод и Тхогел, — писал учитель, — мы достигаем истинного и полного просветления».
При этом единство двух практик выступает одновременно как результат их взаимопроникновения, так и как их порожденность из единого источника, а именно изначального чистого осознавания и пребывания в Естественном Состоянии врожденной природы будды.
Хотя изначальное пребывание в состоянии самовозникающей коренной осознанности лежит в основе и в начале обеих практик, свободно вмещая их в себя, тем не менее, они располагаются в определенной последовательности, в которой Трекчо предстает как условие реализации практики Тогал.
Тулку Ургьен Ринпоче так писал о практикующем эти высшие методы Дзогчен: «Но если он не рассечёт плотность при помощи Трекчо, ему не удастся совершить прямой перенос Тогал…Впоследствии вы можете использовать практику Тогал, усиливающую Трекчо. Все эти практики предназначены для применения. Когда вы тренируетесь в Трекчо, оставьте все цепляния, возникающие в вашем уме. В отсутствии цепляний практикуйте Тогал, применяя четыре ключевых пункта». Таким образом, хотя сокровенный метод Тогал находится на вершине всех практик, тем не менее, он осуществляется в неразрывной связи с дополняющим и подготавливающим его реализацию методом Трекчо.
Лопон Тензин Намдак (род. 1926), мастер традиции Бон, также понимал Трекчо является как условие и фундамент успешной реализации практики высшей практики Тогал. Единственное, что необходимо для реализации практики Трекчо, так это непрерывное пребывание в Естественном Состоянии, тогда и видения Тогал буду возникать автоматически. «Трекчо означает то, что мы входим и продолжаем в состоянии созерцания (ригпа) – Естественном Состоянии. Тогел означает, что пока мы находимся в состоянии созерцания, потенциальность Естественного Состояния (ригпа цал, ригцал) имеет возможность спонтанно проявляться как видение». При этом именно практика Трекчо, ведущая к достижению и уверенному пребыванию в состоянии безоценочного созерцания, является гарантией полного избавления от привязанности к возникающим видени-ям и, следовательно, успешной реализации чистого видения Тогал.

В то же время высшие методы Дзогчен представляют собой особую, отличную от традиционной практику медитации, и проявляют себя скорее как «не-медитация», как пребывающее в себе самодостаточное чистое осознавание. Тулку Ургьен Ринпоче так выразил это сущностное отличие: «Трекчо просто означает осознавание своей основной сущности, которая пуста, а Тогал — осознавание естественных собственных проявлений спонтанно присутствующими. Как сущность, так и её проявления не созданы нашими руками, и мы не можем воспроизвести их посредством практики. И в Трекчо и в Тогал мы не создаём ничего при помощи своего воображения, но просто остаёмся в естественном состоянии».
Таким образом, обе практики основываются на созерцании и постижении обнажённой коренной осознанности, причем в Трекчо, оно совершается без усилий и опирается на пустоту и изначальную чистоту, а в Тогал опираются на спонтанные проявления ясного света и сопровождается тонкими, направленными усилиями. Хотя данные методы напрямую связаны с самосуществующей пробуждённостью ясного света коренной осознанности, однако в Трекчо, физическое тело не может быть трансформировано в свет, но только расщепляется до мельчайших частиц, в то время, как в сокровенной практике Тогал, тело поддается растворению в чистый свет трансцендентального видения, в мудрость первичного присутствия йеше (ye-shes) и в «радужное тело» самбхогакайи.
Далай Лама IV связывал результат, полученный в процессе совместного действия двух сокровенных методов с изначальной светимостью двух высших тел Будды, дхармакайи и самбхогакайи: «Принимая за основание практики пути изначальную чистоту и спонтанное присутствие, вы практикуете метод трекчо на основе изначальной чистоты и метод тогел на основе спонтанного присутствия. Средствами этих двух методов вы обретаете результат, который образно называется “изначальная чистота как внутренняя светимость дхармакайи” или “спонтанное присутствие как внешняя светимость самбхогакайи”.

При этом, даннные практики могут быть представлены с помощью традиционного триединого принципа классификации.

Методы тайного учения Мэннагдэ
1. Трекчо (khregs-chod) «прорыв» — созерцание обнажённой коренной осознанности, рассечение обыденного ума и прорыв к сущностной пустоте и изначальной чистоте, утверждении изначального естественного состояния, позволяющего безоценочно созерцать движение мыслей и феноменов.
2. Тогал (thod rgal) «прыжок через» — осознавание своей коренной осознанности и работа с видением, мгновенное постижение своего изначального совершенства и практика спонтанного очищения проявлений в саморожденном ясном свете и их саморастворение в естественном состоянии.
3. Ригпа (rigpa) «знание» — это высшее запредельное, всеведущее и вездесущее, абсолютно свободное видение, обладающее светоносной коренной мудростью чистого присутствия и пронизывающим Осознанием, просвечивающим все самоосвобождающиеся феномены внутреннего и внешнего мира.

1. ТРЕКЧО
Трекчо (khregs-chod)(от khregs — связка и chod – отсекать) «разрубание связки», «прорыв», «проруб», «прорубание сквозь» «рассечение твердости» — прорыв к пониманию обнаженной и беспрепятственной осознанности,
непоколебимое, безусильное и бессозерцательное осознавание бесформенной «изначальной чистоты», приводящее к свободе от любых привязанностей и недвойственному, безоценочному созерцанию мыслей и внешних феноменов.
Существуют различные этимологические интерпретации термина Трекчо, которые не противоречат друг другу, но раскрывают различные смысловые грани данного сложного понятия.
Так, Намкай Норбу пишет, что тибетское слово трек (khregs), означает связанный пучок или вязанку, а чод (chod) (букв. разрезать, высвобождаться), понимается как самопроизвольный разрыв верёвки, связывающий пучок. При этом и при толковании последнего слова существуют нюансы: (gcad) означает отрезать, например, ножом, а другое (chad), означает распадается на части само собой. «Напряжения тела, речи и ума связаны вместе, подобно пучку травы, верёвкой страстей: рассеки её лезвием знания, расслабься в собственном глубоком состоянии: это – трегчо»».
Кроме этого Намкай Норбу, приводит еще одну интерпретацию данного термина, в которой слово чо (chо) «пройти», означает прохождение какого-то расстояния, части пути и прорыв, прибытие на новое место.
В другой интерпретации «Трекчо» – «khregs» означает «жесткое, плотное, непроницаемое», а «chod» – «рассечение, прохождение сквозь». В этом случае Трекчо понимается как прорубывание сквозь поток заблуждения, рассечение обыденного ума и прорыв к изначальной чистоте, исконно чистому осознаванию.
Онтологически, Трекчо сущностно связано с пустотой, пространством, аспектом знания, Мудростью, «изначально чистой сутью» и безначальной чистотой кадаг.
Джигме Лингпа, основоположник драгоценной линии Ньингтиг учения Дзогчен, писал: «Опираться на изначальную чистоту, то есть пустоту, ради обнажённого узнавания свободной от измышлений коренной осознанности и растворения феноменального бытия в абсолютной природе, то есть пустоте, есть Трегчод».
В свою очередь, Тулку Ургьен Ринпоче утверждал: «В контексте Трекчо подразумевается, что вам показали основное состояние изначальной чистоты, которое вы должны осознать и тренироваться в том, чтобы достичь стабильности в этом осознавании».
При этом обнаженное осознавание того, что наше основное естественное состояние изначально чисто, достижение самосущего состояния покоя и позволение всем явлениям следовать своим путем, ведет к утверждению и непоколебимому пребыванию в состоянии созерцания, открывающему возможность практикования метода Тогал.

Таким образом, цель Трекчо заключается в мгновенном достижении и утверждении изначального естественного состояния, позволяющего непривязываться к свободно возникающим мыслям, не цепляться за видения и безоценочно созерцать их движение. Трекчо означает то, что мы мгновенно входим состояние расслабленной бдительности, которое по своей сути исключает усилия, медитацию и даже само созерцание. Это и есть вхождение в само естественное состояние коренной осознанности, в состояние чистого видения Ригпа. Сам великий учитель Гараб Дордже говорил, что медитацией в Трекчо является постижение и пребывание без всяких стремлений, в чистой и равностной природе Ума. Здесь самым главным является не практика медитации, а прорыв сквозь поток заблуждение, мгновенное постижение естественного состояния, а также непоколебимое и уверенное пребывание в нем.

Сагьял Ринпоче писал, что «Трекчо означает рассекание обманчивой иллюзии с яростной, прямой тщательностью. По существу, иллюзия рассекается насквозь неодолимой силой вида Ригпы, как нож разваливает надвое кусок масла, или как опытный каратист разносит пополам стопку кирпичей. Разрушается вся фантастическая арка иллюзии, как будто вы взорвали ее замыкающий камень. Иллюзия рассечена насквозь, и обнажается первозданная чистота и естественная простота природы ума».
В то же время практика Трекчо, может быть традиционно представлена в виде четырех этапов достижения полной реализации и просветления. В основе этого деления лежит утверждение Гараба Дордже о том, что
благодаря медитации обретаются четыре стадии постижения. «Они суть пребывание, недвижимость, равность и спонтанность».
В начале медитации Трекчо практикуют метод вхождения в четыре естественных созерцания или четыре метода пребывания в состоянии «как оно есть» чогжаг жи (сhog-bzhag bzhi) (от тиб. cog bzhag -оставаться, как есть, bzhi –четыре).

В тантре Дронма Нангчед приводятся следующие четыре созерцания:

1. Естественное созерцание, (подобное) горе («чогжаг горы»), является совершенством воззрения. Практикующий «свободно и неизменно созерцает в великой саморожденной ясности коренную осознанность, не подпадая под влияние противоядия медитации умственных усилий и оценок».
2. Естественное созерцание, (подобное) океану («чогжаг океана») является совершенством медитации. В этом случае «… практикующий очищает ум (Shes-Pa), подобный спокойному океану, благодаря состоянию неоценивания (объектных) видимостей шести чувств.»
3. Естественно созерцая объекты восприятия («чогжаг видения»), достигают совершенства действий. «…практикующий обнаженно постигает саморожденную ясную коренную осознанность, сбрасывая с нее покровы воззрения и медитации».
4. Естественно созерцая коренную осознанность («ригпа чогжаг»), достигают совершенства плода. «…когда практикующий естественно выполняет созерцание пяти (внешних) объектов, как они есть, внутри ярко проявляется обнаженная саморожденная ясность».

При этом именно обретение всех четырех совершенств созерцаний и позволяет объединиться с абсолютным смыслом.
Данный вид классификации соответствует четырем видам йог в Махамудре-пути, четырем видам созерцания налджор в Сэмдэ, четырём символам –методам да в Лонгдэ.
Лонгченпа также подчеркивал, что вхождение в состояние открытого и нагого осознавания осуществляется посредством четырёх способов присутствия и трёх самадхи, которые являются их ветвями.
При этом великий учитель предложил свой вариант классификации четырех способов раскрепощённого присутствия, в основу которой была положена последовательность их применения в процессе практики.

Четыре способа присутствия в практике Трекчо (Лонгченпа)
1. Раскрепощённое присутствие океана. Данный способ заключается в непрерывном возникновении объектов восприятия в чистом и беспрепятственном осознавании. Оно осуществляется подобно тому, как планеты и звёзды отражаются в нетронутом ветром океане, не загрязняют акваторию. При этом, практикующий, не искажая свое чистое восприятии цепляниями за феномены, не покидает чистого состояния осознавания.
2. Раскрепощённое присутствие осознавания. Практика состоит в присутствии в самой обнажённой открытости и излучении самого осознавания. «Когда вы находитесь в прозрачном океане восприятия, вы распознаёте в наготе его ясную пробуждённость и не двигаетесь из этого состояния. Она восходит в виде единой природы явлений, лишённой промежутков и разделений на внешнее и внутреннее».
3. Непосредственное присутствие проявлений. Практика заключается в осознании недвойственности явлений и их восприятия, обладающих единым вкусом. При этом непрерывно возникающие в прозрачном «зеркале» осознавания, не блокируют энергию его сострадательного резонанса, так что вы осознаёте объекты, как бы встречаясь с ними.
Данный метод укрепляет осознавание, которое становится неподверженым никаким обстоятельствам, а напротив, становится более ясным от условных проявлений. «Здесь, — писал Лонгченпа, — я определю тайный ключевой пункт, присущий практике Ньингтик. Когда что-то появляется или возникает, вы отождествляете это нагое и неприкрытое осознавание вне зависимости от чего-либо вообще. Открытое, блаженное и нагое осознавание, отсекающее мысленные связи трёх времён, естественно восходит в этот момент как просветлённое измерение естественно присутствующей Дхармакаи и спонтанно находится в великой светоносной равностности. Что бы ни происходило, не думайте о прошлом, не размышляйте о будущем и не анализируйте настоящее. Всё, что от вас требуется, — это не покидать уже узнанного состояния обнажённого и неприкрытого осознавания».
4. Раскрепощённое присутствие горы. Данная практика является результатом доведения до совершенства трех предыдущих и состоит в самопроизвольно возникающем состояния раскрепощённого присутствия горы, в обретении уверенности в непоколебимости своей реализации из природы явлений. При этом уже никакие внешние и внутренние влияния, условные проявления или обстоятельства неспособны нарушить это состояние. «Так как эти условные проявления возникают в вышеупомянутой реализации, то они только способствуют прояснению осознавания. Это подобно тому, как вы подкидываете дрова в костёр».

Три самадхи вводящие в состояние нагого осознавания
1. Самадхи великого опечатывания. Медитация состоит в чистом восприятии, которое не сосредотачивается и не проецируется ни наружу, ни во внутрь, но только в переживании своего присутствия в неприкрытой сущности ясного и пробуждённого самоосознавания. «Таким образом вы естественно «опечатываете» все внешние явления и внутренние движения мыслей, в результате чего ваше осознавание не подвергается влиянию объектов восприятия и ума». При этом опечатывание как присутствие осознавания не имеет ничего общего с присвоением и отвержением, с осознанием вреда и пользы, но с реализацией недвойственности медитации и немедитации.
2. Самадхи великого естественного спокойствия. Практика состоит в созерцании без отвлечений обнажённой сущности открытого осознавания, являющейся реальностью, запредельной видимому и видящему, действиям и действующему. Данная медитация запредельна медитации и не медитируется, она происходит в естественном покое без преднамеренной медитации и ее сущность это неприкрытое, ясное и обнажённое осознавание. При этом ум не проецируется к внешним проявлениям, которые естественно и бесследно исчезают в беспрепятственном осознавании, а его внутренние движения не провоцируют размышления, которые воспринимаются, как непрерывное излучение сострадательного резонанса, и вследствие этого, как естественно прозрачные и сущностно пустые. «Не покидайте царского состояния неприкрытого осознавания, естественное присутствие в котором происходит в виде медитации».
3. Самадхи великого молниеносного снисхождения. Данная практика означает непосредственное снисхождение осознавания к объектам восприятия. В основе данной практики лежит великая равностность природы явлений и равный смысл естественного спокойствия, когда собственная осознавание покоится в естественной стабильности и естественного возникновения, когда его энергия проявляется в направлении объектов восприятия.

В случае, когда собственная сущность осознавания покоится в естественной стабильности, состояние чистого присутствия не омрачается возникающими мыслями, опасениями предвкушениями. «Так как это состояние является настоящей медитативной стабильностью, — писал Лонгченпа, — то вы просто остаётесь в нём, непосредственно осознавая ясную пробуждённость».
В то же время когда из прозрачного осознавания проявляется энергия в направлении объектов, то её движения и проекции образуют мысли, в которых изначально присутствует чистое осознавание. В этом случае необходимо просто отождествляться с ними, отпуская их, пока они не исчезают сами собой. При этом, приходит непосредственное и молниеносное понимание, что: «осознавание, пребывающее в естественном покое, не лучше и не хуже проявляющегося осознавания, так как оба этих аспекта не покидают самого осознавания, будучи лишь его покоящимся и проявляющимся состояниями».
Вместе с тем, изначально находясь в основополагающем естественном состоянии коренной осознанности, которое уже вмещает в себя плод, самовозникающую мудрость и спонтанное совершенство, практикующий принимает решение реализовывать Трекчо, как практику без практики. «Поэтому с точки зрения Дзогчен, — писал мастер традиции Бон Шардза Таши Гьялцен (1859 — 1935), не нужна никакая деятельность. День и ночь пребывай в естественном состоянии — без какого-либо деяния, планирования или размышления, без каких-либо ожиданий, повторения мантр, визуализации — даже во время сна». В этом смысле Трекчо называют практикой всецелого объединения созерцания с повседневной жизнью. При этом, по словам Намкая Норбу глубокое знакомство и реализация Трекчо, которая является непременным условием выполнения практики Тогал, не означает простого сидения в медитации. «Скорее, — пишет учитель, — имеется в виду, что созерцание объединилось с вашей жизнью и возникает самопроизвольно. Вот что такое первоначальное знакомство с данной практикой».

2. ТОГАЛ
Тогал или Тходгел(thod rgal) (от тиб. thod-rgal du прямо, немедленно, непосредственно) «прямой Переход», «прямое пересечение», «прямая переправа», «прыжок через», «перенос сознания», представляет собой работу с видением, медитацию на единстве видимостей ясности и пустоты, практику спонтанного очищения проявлений в ясном свете и их растворение в естественном состоянии.

Как писал Джигме Лингпа: «Опора на проявления (или видения), спонтанное совершенство очищения (Dangs) плотных аспектов в ясности [Ясном Свете] и растворение (феноменов во) всеобъемлющей природе видений — суть Тходгел».
Тогал является вершинным и сокровенным методом практики Дзогчен и состоит в непосредственной работе с изначально присущим и пронизывающим все явления Ясным Светом, в его раскрытии и прямом переходе к совершенному спонтанному осуществлению.
При этом, так как Естественное Состояние, понимаемое как творческая потенциальность чистого присутствия ригпа цал (rig pa’i rtsal), находится внутри изначально, то в Тогал оно спонтанно проявляется как видение.
Лопон Тензин Намдак подчеркивал, что: «видения возникающие в практике Тогел не создаются умом или неосознанной кармой, но они является манифестацией того, что уже изначально присутствует в Естественном Состоянии. Эти видения не то, что создаётся благодаря причинам – они Лхундруб, или спонтанно самосовершенны. Поскольку Самбхогакая уже полностью присутствует в Естественном Состоянии, она просто проявляется».
Поэтому, если метод Трекчо основывался на работе с изначально чистой пустотой, то Тогал на созерцании «спонтанно присутствующей природы», которая проявляется спонтанным и самосовершенным образом.
Видение в тогал детерминировано исключительно из внутреннего источника — нашего Естественного Состояния. «Оно естественно и спонтанно, — писал Тензин Намдак, — не имеет никакой предшествующей причины и являет собой свободное спонтанное творчество (цал), неотъемлемое от Естественного Состояния — нашей врожденной природы будды».
При этом Естественное Состояние является единственной изначальной основой и источником как кармического нечистого видения, так и чистого видения Тогал. В то же время в процессе практики нечистые, обыденные видения становятся все более ясными и объединяются с чистыми видения.
«Наша персональная реальность чистых и нечистых видений (snang ba), — продолжал учитель, — растворяется в Истинной Реальности (bon nyid), которая и есть Естественное Состояние». По мнению автора, все видения, возникающие в практике тогал, проявляются самопроизвольно и естественно и воспринимаются не сознанием глаза, а нашим ригпа.
«Когда речь идет о чистом видении, — писал Ринпоче Намкай Норбу, -это значит, что человек знает или обладает способностью видеть, непосредственно воспринимать сущность пяти элементов, проявляющуюся в виде разноцветных лучей света. Когда же мы говорим о нечистом видении, то в этом случае человек уделяет внимание материальному аспекту, а не сущности элементов, которая есть свет. И то, и другое — и чистое, и нечистое видение — это всегда проявление энергии самого человека».

При этом реализация метода тогал, основывается на психопрактических моделях Ваджраяны, с ее работой с различными формами энергии и света, с внутренним свойством естественной основы генерировать светоносные проявления.
«Выполняя практику тогел, — писал Д. Рейнольдс, — человек обнаруживает, что саморожденный внутренний свет, присущий измерению Осознания, пребывает в полости сердца, подобно пламени светильника, помещенного в пустой сосуд. Пройдя по каналу kati, этот свет проецируется во внешнее пространство, проявляясь там в форме тончайших радужных сфер (thig-le), ваджрной цепи (rdo-rje lu-gu-rgyud) и прочих видений».
Тогал выражает «аспект метода» и «искусные способы» и представляет собой путь, посредством которого обретают освобождение, применяя усилия.
«Поэтому, — утверждал Сагьял Ринпоче, — его считают необычайным, уникальным методом Дзогчен; в то время, как Трекчо является его мудростью, Тогал представляет собой его искусные способы. Он требует огромной дисциплины и обычно практикуется в уединении».
При этом посредниками для проявления потенциальности чистого присутствия ригпа цал (rigpa rtsal), является открытое пространство неба, солнечный свет и темнота, которые лежат в основе трех самостоятельных методов Тогал: вхождение и объединение собственного сознания с пространством и чистым небом намка артэд (nam mkha’ ar gtad), опосредованное созерцание солнечного света и видение в полной темноте янтиг (yang thig). «Во всех практиках тогал, отмечал Тендзин Вангьял Ринпоче, — в темном затворе, созерцании солнца, созерцании пространства — йогин старается соединиться с чистой сущностью элементов, пятью чистыми светами, а видения представляют собой знаки развития процесса. Не видения, а внутренние перемены важны в практике, но видения дают возможность следить за ее ходом».

Немедленность, квантовый скачок. Практика Тогал представляет собой трансцендирование и проявляется как резкий, квантовый скачок, решительный прыжок вверх, позволяющий перейти к более высокому уровню и откинуть все последовательные шаги и этапы.
«У Тогал, — пишет Согьял Ринпоче, — есть свойство немедленности, или немедленного осознания. Подход Тогал можно сравнить с тем, как если бы вместо того, чтобы проходить по горной гряде к отдаленной вершине, вы перенеслись туда одним прыжком».
При реализации практики Тогал постепенно возникают и совершенствуются четыре видения нанг жи (snang-bzhi), которые представляют собой кульминацию пути или завершающие тарнанг (snang mthar) видения.
Лочен Дхармашри так коротко описал эти практики: (Эти четыре видения суть:) прямое (постижение) всеобъемлющей природы (Ch’os-Nyid mNgon-gSum), развитие переживаний (Nyams Gong-‘Phel), полнота коренной осознанности (Rig-PaTshad-Phegs) и растворение (явлений) во всеобъемлющей природе (Ch’os-Nyis Zad-Pa).

По мере развития переживаний медитации Тогал, — писал Лонгченпа, — практикующие обретают четыре уровня видений.

Четыре уровня видений в практике Тогал (Лонгченпа)
1. Прямого (постижения) всеобъемлющей природы. Практикующий становится естественно свободным от привязанностей к телу, чувствам, уму и явлениям, а само видение запредельным «воспринимающему» и всякому умственному анализу.
2. Развитие и нарастание переживаний. Практикующий растворяет обманчивые видимости и обретает осознанность, созерцание и изначальную мудрость промежуточного состояния.
3. Совершенства коренной осознанности. Практикующий преодолевает понятийные видимости пути трех кай. При этом возникает всё больше видений чистых земель, созерцаний, чудес.
4. Исчерпания во всеобъемлющей природе. Видение полного истощения Реальности и прекращения в изначальной природе. Именно на этой завершающей стадии исчерпания садпа zad-pa, все видения растворяются, и возвращаются в свой источник — Естественное Состояние. При этом практикующий достигает конечного результата практики тогал и обретает Радужное Тело.

Д. Рейнольдс в своих комментариях к «Золотым письменам», писал, что индивидуальная практика созерцания всегда соотносится с четырьмя стадиями развития видения нангжи (snang-ba bzhi), представляющих собой кульминацию пути.

Четыре стадии развития видения (Д. Рейнольдс)
1. Видение прямого восприятия Реальности (chos nyid mngon-sum kyi snang-ba);
2. Видение развития медитативного опыта (nyams gong ‘phel gyi snang-ba);
3. Видение полного возрастания Осознания (rig-pa tshad phebs kyi snang-ba);
4. Видение полного истощения Реальности (chos nyid zad-pa’i snang-ba).
При этом Д. Рейнольдс подчеркивал здесь уникальную особенность практики Дзогчен: «Что же касается практики тогал, то для такого ученика первая стадия этой практики, прямое восприятие реальности (chos-nyid mngon-sum), одновременно включает в себя достижение всех остальных этапов видения».
Данные видения (snang) называются завершающими (mthar) так как за ними следует конечный этап практики тогал — обретение Радужного Тела или Джалу (‘ja lus).
«Это означает, — говорил Лопон Тензин Намдак, что мы уже достигли Самбхогакаи потому, что она содержится в потенциальности Естественного Состояния. Но это не то, что было вызвано благодоря предшествующим причинам, а то, что изначально присутствовало, так как представляет неотъемлемую потенциальность или энергию Естественного Состояния (ригпа цал) само по себе».

3. РИГПА – ВИДЕНИЕ
На высшей стадии развития созерцания практики Тогал, которое называется растворением, практикующий обретает особое совершенное видение. «Такое видение, — писал Лонгченпа, — является великой светоносной исконной мудростью, (в которой) растворены ум (сознание), оценочное восприятие (сознание пяти чувственных врат) и концепции (сознание сокровищницы-основы). Практикующий обретает контроль над мудростью (немышления), чистыми землями, (иллюзорным телом) изначальной мудрости».
Данный вид видения, на вершине своего развития встречает свое изначально просветленную природу и становится спонтанным, совершенным состоянием «видения-невидения», становясь запредельным как объекту, так и субъекту медитации, «трём временам и двойственности единства и разделения», любой концептуализации и стремлению. В трактате «Кунджед Гьялпо», кэнпо Махараджа так выражал сущность высшего развития видения: «Я Махараджа. Созерцая ум, я вышел за пределы объекта созерцания. Исследуя ум, ничего не увидеть. Но именно зреть это «нечего видеть» есть «видение». Созерцать — значит не отвлекаться от смысла «нечего видеть»!
В свою очередь, Ригпа как состояние высшего чистого видения, обладает рядом отличительных характеристик.

Основные характеристики Ригпа-Видение
1. Результат единства практик Трекчо и Тогал
Высшие методы Треко и Тогал взаимодополняют, взаимоусиляют и взаимообогащают друг друга, изначально проявляясь как неразрывные и неслиянные части единого целого. Как писал Тулку Ургьен Ринпоче: «Они представляют собой неделимое единство, потому что пустотное качество сущности ума — это изначальная чистота, в то время как качество восприятия является спонтанно присутствующим. Таким образом, они совершенно неделимы, и поэтому же говорится о фундаментальной неделимости Трекчо и Тогал».
Одновременное практикование высших методов Трекчо и Тогал, ведет к объединению изначальной чистоты как внутренней светимости дхармакайи и спонтанного присутствия или внешней светимости самбхогакайи и, как следствие, к достижению окончательного, истинного и полного просветления.
Исходное единство данных методов, является результатом самовозникающей коренной мудрости, уверенного пребывания в своей изначальной природе, в недвойственном чистом присутствии Ригпа.
«Это непосредственное пребывание в Основе всего, -говорилось в «Золотых письменах», — и есть основная, сущностная практика».

2. Результат развития ригпы пути рангриг (rang rig)
При этом Рангриг понимается как  прямое само-осознание состояния ригпа, которое переживается при непосредственном следовании по пути практики. При этом на вершине своего саомосуществления и постижения осознания изначального извечно присутствующего осознания йериг (ye rig), понимаего как ригпа — мать, рангриг сливается со своим источником и становится Вездесчущим и Пронизывающим Осознанием чабриг (chab rig), просвечивающим все феномены внутреннего и внешнего мира.
В «Золотых письменах» написано: «Познаешь свою собственную сущность — это и есть знакомство с сутью Основы всего…Поскольку видение обретает прямое освобождение в самом себе, оно является пустотой и ясностью и постигается не иначе, нежели как состояние непосредственного подлинного Осознания (rig pa)».
В свою очередь в тексте “Йетри”, подробно описывающем практики Трекчо и Тогал, говорится: “Все видения происходят из самих себя и видятся собою же. Все является своим собственным отражением. Объекты не имеют никакого неотъемлемого существования. Все является “Великим Видением”; поэтому нет никакого пути помощи другим”.
Практикующий освобождается в едином состояние изначальной чистоты Ригпа, подобно тому как Подлинное знание (ye-shes)или индивидуальное присутствие ригпа-сын соединяется со своим Изначальным состоянием (kun gzhi), предстающем как ригпа-мать, подобно тому, как пространство растворяется в пространстве и как пустота освобождается пустотой, он сам становится чистым видением. «С этого момента, писал Д. Рейнольдс, — практикующий являет собой чистое видение в измерении бытия Будды, а его ограниченная физическая форма, определяемая истощившимися к этому моменту кармическими причинами, исчезает. Ее место занимает Рупакая в виде Тела Света». Результат этого процесса описывал и Согьял Ринпоче: «В поисках Матери-источника знание встречает Мать, то есть видение самоосвобождается самим видением, подобно тому, как растапливаемое масло растворяется в масле». Иными словами, как говорил Ньошул Кен Ринпоче (1932-1999): «Это просто безупречное, естественно рассматривающее себя».

3. Недвойственное видение бытия и собственной природы
Продолжая оставаться в состоянии чистого недвойственного осознания Ригпа, практикуюший созерцает возникающие видения и проявления как проекции собственной природы ума, постигая единство и нераздельность всего существующего. «В этом едином состоянии подлинного Осознания, -говорилось в «Золотых письменах, — практикующий приходит к несомненному убеждению, что все эти видения есть всего лишь его собственное самопроявление».
Намкай Норбу так описывал недвойственное состояние чистого присутствия : «Это состояние бытия (дэжиннид: de bzhin nyid), выходящее за пределы субъекта и объекта (gzung dzin mtha' lasdas pa); это естественная, или подлинная (нюгма: gnyug ma) самопорожденная исконная мудрость чистого присутствия (рангчжунг ригпэй йеше: rang byung rig pa’i ye shes)».
Слияние изначальной чистоты (ka dag) и спонтанного совершенства (lhun grub) которое возникает в процессе одновременного одновременного практикования высших методов Трекчо и Тогал ведет к проявлению Просветленного Ума (byang chub sems) и достижению состояния Дэжинньид.
При этом Дэжинньид (de bzhin nyid, букв. «как оно есть»), Таковость (санскр. татхата) — первооснова, естественное состояние; подлинная, истинная природа вещей, изначальное состояние и «величие» просветления, неисправленное истинное и естественное состояние собственной природы. В коренной тантре Кунджед Гьялпо написано: «Неисправленное истинное состояние — это реальность всего, и помимо этой реальности нет никакого просветления. «Просветление» — это просто имя, указующее на то, что зовут «естественным состоянием», на собственный ум: сам этот ум. неисправленный, и есть дхармакая. То. что никогда не исправлялось, это также то. что никогда не рождалось, а воистину «нерождённое» не обрести посредством усилий».
Лопон Тензин Намдак представил изначальное Естественное состояние как источник и результат единства Кунжи и Ригпа. При этом мы не достигаем Естественного состояния с помощью направленных усилий, а просто пребываем в нем, все больше проявляя его. «Естественное состояние, — писал учитель, — было с нами с самого начала, и нам не нужно ничего кроме того, чтобы вновь обнаружить его и продолжать пребывать в нём, позволив его потенциальности проявиться. Это и есть Буддовость».
В то же время всеобъемлющая и совершенная сущность Естественного Состояния проявляются в единстве аспектов пустоты и ясности, которые нераздельны и недвойственны. «Кунжи – основа всего, постоянна потому, что является пустотой, но Ригпа непостоянна, потому что оно проявляется не всегда. Однако Кунжи и Ригпа нераздельны (йермед) в Естественном состоянии…Эта нераздельность, или Йермед, являет самую суть Дзогчен».
В свою очередь Ригпа предстает как состояние обнаженного присутствия и полного Просветления, подлинного осознания и чистого видения. В нем нет различающего, цепляющегося, концептуализирующего ума, оно не сомневается и не оценивает, а просто видит. Это видение – осознание, как врожденная способность к истинному постижению вещей, находится за пределами пространства и времени, вне концепций и привязанностей, оно абсолютно свободно, всеведуще и вездесуще.

4. Трансценденция во внутрь, в изначальное состояние чистого присутствия
Пробуждая в себе нашу истинную природу, самопорожденную исконную мудрость и изначально просветленный ум (byang chub sems), мы преодолеваем в своем абсолютно свободном, чистом, и безоценочном видении всякое разделение на сансару и нирвану, субъект и объект, время и пространство. Вернее мы проявляем и решительно утверждаем в себе недвойственное естественное состояние «до рождения», до всякого разделения и преодоления, в котором отсутствуют воспринимающий и воспринимаемое, где проявления порождают источник, а отражения выявляют поверхность зеркала.
Мы возвращаемся в центр своего истинного существа, который всегда является и центром универсума, свободно перемещаемся в любую точку единого потока видения, которая, соответственно, тут же становится центром. «Мы сами становимся чистым видением Полей Будды, — писал Д. Рейнольдс, — которые есть на самом деле наша собственная манифестация, а не нечто, находящееся вне нас. Мы перестаем быть периферией, становясь центром. Мать просто является самой собой (rang yin-pa), и не чем-либо еще. С безначальных времен Изначальное состояние есть просто Изначальное состояние».
В процессе практики происходит окончательное очищение и закрепление состояния недвойственного присутствия, изначальной совершенной мудрости, которая и есть врожденная природа будды, достигается окончательное убеждение, что нет ничего превыше этого состояния и принимается окончательное решение о непрерывном пребывании в этом едином состоянии.
Таким образом, достигается итог и результат практики, о котором так говорилось еще в Золотых письменах: «В этом едином состоянии подлинного Осознания практикующий приходит к несомненному убеждению, что все эти видения есть всего лишь его собственное самопроявление…благодаря пониманию того, что это Осознание попросту присуще нашему собственному состоянию бытия, все постигаемое рассудочным мышлением самоосвобождается в свое подлинное состояние».

5. Видение как полное проявление исконной совершенной мудрости
Это всеобъемлющее видение, которое в тексте “Йетри” называется “Великим Видением Обладающего Мудростью”характеризуется высшей силой, всеведением и совершенной, высшей из пяти существующих,«всесовершающей мудростью». Как писал Согьял Ринпоче: « Вы видите прямо сквозь все, будто у вас «рентгеновские глаза». Вы не цепляетесь за мысли и эмоции и не отвергаете их, но приветствуете их всех в обширном объятии Ригпы».

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>