Дзогчен: Путь

0
396

Путь как пребывание в состоянии подлинного осознания и медитации

Путь. Понятие Пути, из единой триады Основа, Путь, Плод, выражает суть второго Гараба Дордже, представляющего прямое РЕШЕНИЕ о полном принятии и пребывании в совершенном едином состоянии. «Постоянно пребывай в этой единой Дхармакае, — говорил Патрул Ринпоче, — И увидишь, что нет ничего превыше этого состояния».
В состоянии непосредственного подлинного осознания своей истинной природы, чистого видения и присутствия приходит понимание недвойственности и единства своей изначальной внутренней основы и всех ее внешних проявлений, воспринимаемых как объекты феноменального мира. «В этом едином (состоянии Осознания практикующий), — сказано в «Золотых письменах», — приходит к несомненному убеждению, что все (эти видения) есть всего лишь его самопроявление».
Сущность этого состояния состоит в непосредственном подлинного осознании истинной Основы или встрече Ясного Света собственного осознания, который называется Ясным Светом Пути практики с Материнским Ясным Светом Основы.
«(Подобно тому), как два Ясных Света — мать и сын — узнают друг друга при встрече, И так оставайся в этом состоянии неописуемого Осознания», — призывал Патрул Ринпоче. В своем комментарии к тексту данного учителя Дзогчена Д. Рейнольдс писал: «Поняв, что пребывание в Дхармакае есть по сути, само состояние просветления Будды, пережитое как обнаженное изначальное осознание, или ведение, самосущее и неподверженное заблуждениям, мы можем продолжать свою практику созерцания, не тревожась никакими сомнениями».
В недвойственном состоянии подлинного Осознания практикующий видит, что оно представляет собой пробужденное состояние будды, совершенное проявление Дхармакаи, и, что нет ничего превыше этого состояния. Все сомнения разрешены напрямую и принимается решение пребывать в этом состоянии.
Как писал Дуджом Ринпоче, практикующий осознает, что все явления сансары и нирваны, возникающие в сфере восприятия, представляют собой игру творческой энергии непосредственного истинного осознания и кроме этого не существует ничего подлинного, то ему следует принять решение всегда оставаться в состоянии единого несравненного Осознания.
Если говорить о самайях или особых духовных обязательствах, которые дает ученик, то в Дзогчене, по словам Тулку Ургьен Ринпоче они заключаются в необходимости пребывать в состоянии не-существования, вездесущности, единства и спонтанного совершенства. «Чтобы достигнуть этого, вам необходимо быть способным растворить двойственное сознание в недвойственном осознавании, ригпа. Это недвойственное осознавание является истинной сущностью трех кай пробужденного состояния будды».
Намкай Норбу выразил эти обязательства еще более сжато: « В Дзогчене же одна-единственная Самайя — найти себя в состоянии «как оно есть». Все остальное, то есть все умственные оценки и построения, все ограничения и так далее — все это ложно и излишне. Надо стараться, не отвлекаясь, во всякое время находиться в раскрепощенном состоянии».
Если изначальное недвойственное осознание, которое врожденно и присутствует всегда понимается как йериг (ye rig) или ригпа основы, то осознавание, которое возникает в процессе пути или само-осознание воспринимающего и переживающего существа, называется Рангриг (от. rang –самость и rig -осознание) или недвойственное Само-осознание рангригпа (rang rig pa), то есть ригпа пути.
«Первое, — пишет Тендзин Вангьял Ринпоче, — можно сравнить со сливками, а второе со сбиваемым из них маслом, в том смысле, что состав у них один и тот же, но, чтобы сбить масло, необходимо что-то приложить». Под ригпой пути (rang rig ) подразумевается прямое само-осознание ригпа, которое переживается отдельным живым существом при непосредственном вхождении в практику.
Рангриг представляет собой растворение двойственного сознания в недвойственном знании-видении ригпа, что впрочем в корне отличается от схожих западных понятий самосознания и рефлексии, так как в Дзогчене изначально отсутствует понятие эго и разделения на субъект и объект.
На стадии Пути главным наставлением и правилом является необходимость пребывания в изначальном, всепронизывающем, недвойственном состоянии присутствия.
В то же время в уме практикующего продолжают возникать различные рассудочные мысли, страстные помышления и эмоции. Как писал Патрул Ринпоче, не существует необходимости сознательно избавляться от них, а «единственным и достаточным противоядием, освобождающим каждую из них, является узнавание-вспоминание воззрения, обретенного в прямом введении. Постоянно памятуя о том, что возникающие мысли и эмоции, нераздельны с изначальным осознанием Дхармакаи, и что по своей истинной природе они есть не что иное, как ясный свет и творческая энергия единого ума, практикующий не отвергает, не принимает и не следует за ними, оставаясь в состоянии изначально чистого Осознания.
Вместе с тем, как писал Дуджом Ринпоче одно лишь узнавание ригпа не может окончательно освободить человека, от постоянно вторгающихся в его сознание кармических влияний. Он приводит в подтверждение слова Лонгченпы: «Пусть вы узнаёте свою природу, но если вы не медитируете и не привыкли к этому, то будете похожи на малое дитя, попавшее на поле битвы: вас сметут враги, враждебные силы ваших собственных мыслей!»
По мнению Дуджома Ринпоче цель практики медитации Дзогчен состоит в том, чтобы посредством спонтанного и постоянного сохранения внимательности, упрочить и стабилизировать Ригпу, и дать ей вырасти до полной зрелости. «Медитация, — пишет учитель, — состоит в том, чтобы быть внимательным к такому состоянию Ригпы, свободным от всех умственных конструкций, в то же время оставаясь полностью расслабленным, без какого-либо отвлечения или цепляния. Ибо сказано: «Медитация не в стремлении, а в постепенном становлении принятым в нее».
Особенностью практики Дзогчена является тот факт, что во время медитации практикующий не медитирует, а пребывает в медитации, он никуда не стремиться, не совершает усилий, но позволяет «самосущему и непрерывному Изначальному осознаванию струится подобно непрерывному речному потоку». Так практикующий, по словам Патрула Ринпоче, «пребывает в состоянии созерцания, неотделимого от воззрения Дхармакаи, в то время, как его мысли и действия текут и совершаются своим чередом, без всяких попыток с его стороны что-либо создавать или прекращать. Поэтому в коренном тексте говорится: «…постоянно пребывай в этой единой Дхармакае…».
Согьял Ринпоче также сравнивал медитацию Дзогчен с непрерывным потоком Ригпы, в котором, все, что возникает рассматривается ни как что –то отдельное и враждебное ей, но как проявление ее энергии, как ее «сияние, испускаемое ею самой». По мнению автора, сам термин «медитация», не очень подходит для практики Дзогчен, поскольку практика состоит не в медитировании на чем-то, но в простом пребывании в чистом присутствии Ригпы. «Тут нет ничего, называемого «медитацией», что требовалось бы сохранять или поддерживать, поскольку вы находитесь в естественном потоке мудрости Ригпы. И когда вы в нем, то вы осознаете, что таким он всегда был и есть. Когда сияет мудрость Ригпы, не может остаться ни тени сомнения и возникает, прямо и без усилий, глубокое и полное понимание…Из этого возникает и растет чувство огромной и непоколебимой уверенности и убежденности, что «это оно». Больше нечего искать, не нужно ни на что иное надеяться».
Все виды медитации в буддизме традиционно объединяются в две широкие категории: шаматхи и випашьяны или по тибетски шинэ и лхагтонг. Первая группа медиативных практик направлена на успокоение ума, вторая на глубокое, проникающее видение.
1. ШАМАТХА (санскр. śamatha) или Шинэ (тиб.zhi-gnas) — медитация для вхождения в спокойное состояние, целью которой является высвобождение ума в состояние, лишенного мыслей или ненарушаемогого их движением.
2. ВИПАШЬЯНА (санскр. vipaśyana) или Лхаг-тонг (тиб.lhag-mthong) – медитация, в которой обретается запредельное видение. Практика випашьяны дает ощущение блаженства тела, речи и ума, а также объединяет это чувство с пустотой.
При этом в Дзогчене, шинэ и лхагтонг рассматриваются как отдельные аспекты ключевого состояния ригпа и по аналогии с тремя телами пути, представляются в виде трех медитаций или состояний сознания:
1. Шинэ (zhi gnas) «успокоение» – медитация успокоения или покоя, в которой в результате сосредоточения на объекте, а затем на пустоте и пространстве, достигается и стабилизируется естественное состояние покоя и бдительного расслабления лхугпа (lhug pa).
2. Лхагтонг (lhag mthong) «высшее постижение» — медитация проникновенного или запредельного видения, связанная с созерцанием движения мыслей, в результате которого, достигается полное очищение, «редкостное блаженство» и происходит внут¬реннее пробуждение сознания.
3. Ригпа (rigpa) «знание» (единство Шинэ и Лхантонг) – изначально присутствующее недвойственное естественное состояние осознавания, которое обнаруживается в глубине себя в процессе практики «Шинэ- Лхантонг».
Как отмечал Д. Рейнольдс: «Ригпа — это третий фактор нашего сознания и его можно найти как в покое, так и в движении мыслей. Ригпа — это не само переживание, а состояние непосредственного присутствия в нем».
По мнению Намкая Норбу, если Тремя Телами Основы являются Сущность, Природа и Энергия,
то Трем Телам Пути или трем состояниям природы ума, соответствуют:

1. Спокойное состояние нэпа (gnas-pa), представляет собой такое состояние ума, когда в нем не возникают никакие мысли. Оно подобно нахождению в промежутке между исчезновением одной мысли и возникновением другой.
2. Движение гюпа (‘gyu-ba) — есть проявление мыслей без перерыва. Если первое состояние без мыслей сравнивается со спокойным озером, то возникновение мыслей — с движением рыбы в озере.
3. Присутствие Ригпа (rig-pa) уже находится в человеке и как бы спит в нем. Это чистое узнавание без оценки, как в спокойном состоянии, так и в движении.

Именно посредством двух первых основополагающих аспектов природы личности: спокойного состояния и движения мысли, обнаруживается воссоединение с состоянием присутствия.
Тулку Ургьен Ринпоче, писал, что в Ати йоге или Дзогчене: «стабильность в ригпа (недвойственном состоянии осознавания) — это аспект шаматхи, а пробуждённое или осознающее качество — аспект випашьяны. Наша основная природа, называе¬мая также мудростью осознавания или различающей пробужденностью, обнаруживается или осознаётся путём шаматхи и випашьяны».
Об этом же писал в своем классическом тексте Патрул Ринпоче: «Такая практика есть естественная и свободная от рассудочных построений йога, в которой покой ума (шаматха) и высшее постижение (випашьяна) сливаются в единстве, а потому практикующий постоянно пребывает в состоянии саморожденной несозданной Дхарматы».
Пронизывающее все буддийские практики стремление к Покою и Ясному Видению проявляется в Дзогчене в виде практик Шинэ и Лхагтонг, а также сплавливающему их пребыванию в состоянии присутствия Ригпа, которое обуславливает слияние нангтонг сунгджуг (snang.stong. zung.’jug.), а также единство пустоты и ясности или нераздельность пустоты и осознания (риг тонг йермэд: rig stong dbyer-med).
Именно изначальное, непоколебимое и уверенное пребывание в состоянии присутствия осознанности, придает данным универсальным практикам особое содержание и новое качество. Так Намкай Норбу пишет, что в Дзогчен шинэ понимается не как состояние или переживание покоя, но как «созерцание покоя», то есть пребывание в присутствии Ригпа. Так, переживая состояние покоя, практикующий осознает и обнаруживает, кто именно находится в этом состоянии, то есть находясь в присутствии Ригпа, открывает новое состояние созерцания пустоты и покоя. То же справедливо и для практики Лхагтонг. Сам Гараб Дордже давал наставление: «Наблюдайте, возникают ли мысли или движение». Так если Ригпа представляет собой узнавание присутствия, то само наблюдение переводит практикующего в состояние присутствия возникновения мыслей или движения. В свою очередь наблюдение или созерцание движения мыслей приводит к их исчезновению и, следовательно, наступлению состояния покоя. При этом состояния покоя нэпа (gnaspa) и состояние движения гюва (‘gyu.ba) это всего лишь переживания, а не созерцание, вмещающее и объединяющее их присутстствие. Это как раз и имел в виду Гараб Дордже, когда говорил, что в созерцании: «Нет никакой разницы между возникновением движения и состоянием покоя».
Таким образом в Дзогчен Шинэ и Лхагтонг представляют уровни объединения состояния присутствия с покоем и движением. «Поэтому, — писал Намкай Норбу, — когда вы практикуете созерцание, нет необходимости стараться обрести состояние покоя и избегать движения — в обоих случаях следует просто сохранять одно и то же состояние присутствия». Достижение и закрепление этого неизменяемого состояния мийова (mi g.yo-ba),в котором каждый аспект тела, речи и ума соединяется с созерцанием и практикующий уже не прикован к состоянию покоя, а движение мыслей воспринимает как нечто естественное, является целью практики и пути Дзогчен.
Как писал Далай Лама IV: «Мы следуем пути, на котором все нечистые аспекты нашего существования очищаются, освобождаясь в самой основе, ригпа, или иными словами, в основополагающем врожденном уме ясного света. Здесь не существует ничего, что находилось бы за пределами этого врожденного состояния основы, которое является самой сутью пути».
В Дзогчене общебуддийские практики Шаматха и Випашьяна, взаимопроникают и вызыват друга, наполняясь качественно новым значением в динамическом смысловом пространстве Ригпы. Пребывание в истинном живом покое пробуждает осознание и проникновение чистого видения, свободное осуществление которого ведет к еще более глубокому, неустранимому, стоящему в самом себе активному покою.
Таким образом, попадая в новое высшее смысловое пространство, данные практики обретают новое содержание и предельную эффективность:
1. Шине (Шаматха)
В Дзогчене практика Шине, заключается не в простом сосредоточении на объекте, а затем и на всей полноте и пустоте пространства, не в простом переживании покоя, без мешающих мыслей и эмоций, но в созерцании и чистом присутствии в этом переживании. То есть достигаемое в практике Шинэ очищение от мыслей не ведет к остановке активности, но к обнажению коренной осознанности, выявлению состояния чистого присутствия, изначальность и врожденность которого, уже было уже открыто практикующему.
По мнению Согьял Ринпоче, суть всей практики медитации в целом можно свести к этим трем критическим этапам: вернуть ум домой, и отпустить, и расслабиться. «Вернуть свой ум домой – это значит вернуть ум в состояние Соблюдения Покоя с помощью практики внимания. В своем глубочайшем смысле, вернуть ум домой – это обратить его внутрь себя и отдохнуть в покое в природе ума. Это само по себе является высочайшей медитацией». Состояние чистого присутствия является началом и высшей целью любой практики, будь то Шине или Лхагтонг. «Глубже, вы расслабляетесь, — писал Согьял Ринпоче, погрузившись в истинную природу своего ума, состояние Ригпа. Тибетские слова, пробуждающие этот процесс, намекают в своем смысле на «расслабление на Ригпе». Это подобно тому, как будто пригоршню песка высыпают на плоскую поверхность: каждая песчинка сама занимает свое собственное место. Также расслабляетесь и вы в своей истинной природе, позволяя своим мыслям и эмоциям естественно осесть и раствориться в состоянии природы ума».
В то же время именно неотъемлемо присущее осознавание и собственная творческая энергия ума и определяют уникальность состояния покоя в Дзогчене, предстающего как недвойственное состояние бдительного расслабления с сохранением присутствия лхугпа (lhug pa). Как писал Намкай Норбу: «Обычный термин, обозначающий состояние расслабления, это лодпа (glod pa), или лходпа (lhod pa). Однако при расслаблении можно впасть в сонное состояние. Термин же лхугпа означает быть расслабленным, но бдительным и при этом находиться в присутствии». Данное состояние внимательного покоя, полного расслабления, бдительности и присутствия (Ihug-ра) является фундаментальным состоянием Дзогчен, который, вследствие этого даже называют «великим расслаблением» (Ihod-pa chen-po).
2. Лхагтонг (Випашьяна)
Данный вид медитации запредельного видения в Дзогчене изначально основывается на пустой и осознающей природе сознания и определяется чистым присутствием Ригпа и, поэтому, она может осуществляться как последовательно, после Шинэ, так и самостоятельно, развивая при этом саму шинэ, с которой она составляет нераздельное целое, внутри полной обнажённости осознавания.
По мнению Намкая Норбу, даже когда мы постигаем пустоту как истинное качество и сущность ума, мысли продолжают возникать, что является истинным проявлением его природы. Наблюдение за мыслями приводит к тому, что мы обнаруживаем, что не существует места, откуда они возникают, где прибывают и куда уходят. То есть мы приходим к пониманию, что природа ума изначально пуста, свободна от индивидуального «я», или конкретной субстанции. Созерцание пустоты и переживание несуществования самости, приводит к ощущению прозрачности и чистоты, которое сопровождается «редкостным блаженством тела и ума».
«Действие состоит в том, — писал Дуджом Ринпоче, — чтобы быть истинно наблюдающим свои собственные мысли, хорошие или дурные, смотря в самую природу любых мыслей, какие бы ни возникли, как не уходя в прошлое, так и не забегая в будущее, как не позволяя никакого цепляния за переживания радостей, так и не поддаваясь печальным ситуациям. Делая так, вы стараетесь достичь состояния великого равновесия и оставаться в нем, там, где все хорошее и плохое, покой и расстройство, лишены истинной идентичности».
Сам процесс запредельного видения и проникающего созерцания движения мыслей в Дзогчене основывается на изначально чистом недвойственным осознавании, что позволяет преодолеть различие между наблюдающим и наблюдаемым и присутствовать внутри самого переживания движения, которое становится естественным и спонтанным. В то же время пребывание в чистом присутствии Ригпа, в недвойственном и безоценочном созерцании, позволяет свободно пресекать любые привязанности и цепляния, уверенно сохраняя полную независимость от движения и потока мыслей.

3. Ригпа
Любая практика и медитация в Дзогчен начинается и завершается в пребывании в чистом присутствии и изначально недвойственном состоянии Ригпа. Изначальное обнаженное видение может присутствовать и осознаваться как в состоянии покоя, так и движения, как в медитации шинэ, так и Лхагтонг, свободно пронизывать любые методы и окончательно утверждаться в практике самоосвобождения.
Как было написано в «Золотых письменах»: «Поскольку видение обретает прямое освобождение в самом себе, оно является пустотой и ясностью и постигается не иначе, нежели как состояние непосредственного подлинного Осознания (rig pa)».
По мнению Д. Рейнольдса процесс достижения или очищения осознания Ригпа, может осуществляться и поэтапно: «Прежде всего, следует упрочить свою медитацию посредством практики шаматхи, как это было описано выше, и научиться узнавать состояние Ригпа, или непосредственное присутствие, в спокой¬ном состоянии. Затем то же самое Осознание вносится в процесс движения мыслей. И, наконец, исчезает различие между состоянием покоя и движением мыслей, а остается единое и неповторимое состояние непосредственного Осознавания. Это и есть Ригпа».
Данное состояние присутствия и чистого осознавания в процессе практики и состояния созерцания нямжаг (mnyam bzhag), становится все более устойчивым и, наконец, достигает того уровня стабильности, в котором любые возникающие мысли уже никак не могут повлиять на изначальное, естественное состояние и изменить его.
«Теперь, — писал Д. Рейнольдс, — исчезает различие между состоянием медитативного равновесия (mnyam-gzhag, санскр. samahita), достигаемого в период медитации, и следующим за ним послемедитативным постижением (rjes thob, санскр. prsthalabdha). Когда медитативное состояние проникает во все области жизни, это называется Великим созерцанием, махасамадхи (ting nge ‘dzin chen-po)».
Намкай Норбу считал, что «Выражение «Великое Созерцание» (тингдзин ченпо: ting `dzin chen ро) означает, что практикующий достиг такого уровня, когда его созерцание уже больше не ограничено формальными периодами практики». При этом сама практика похожа на процесс очищения неба от туч, которые заслоняют солнце. «Тогда можно будет увидеть солнце, и качества его самосовершенства (лхундруб) начнут проявляться сами собой, такими, как они есть. Вот что означает слово «достижение» (тобпа: thob pa): это не приобретение чего-то такого, чем вы раньше не владели, и не его искусственное создание или построение».

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>