Дзогчен: видение, медитация и действие

0
670

Онтология Дзогчен

Онтологические представления Дзогчен уходят корнями в махаянское учение йогачары, в котором в качестве единственной реальности принимался Единый Ум (экачитта) или сознание, вмещающее в себя как Сансару так и Нирвану, как относительную, так и абсолютную истину.
По мнению Падмасамбхавы, все явления, вещи, живые существа и миры, все, что не является возникает из ума и есть проявлениями ума. «Все это разнообразие явленного есть лишь относительная истина. Ни единого (из этих явлений) на самом деле не существует, (они мгновенно) исчезают. Все явленное бытие – и сансара, и нирвана – есть единственно лишь природа ума, явленная себе же и зрящая себя же. Когда поток сознания изменяется в своем движении, то соответственно этим изменениям пред умом предстают явления, воспринимаемые как внешние. Таким образом, все есть не что иное, как ум, зрящий собственное явление».
При этом в Дзогчене в большей мере акцентируется творческая, созидательная функция ума, а также его свойство созерцать самого себя.
Еще в коренной тантре Дзогчен Сэмдэ и Ати-йоги «Кунджед Гьялпо» говорилось: «Ум чистый и совершенный создал все и ничего не создавал. Он создал все, поскольку создал свою собственную природу, чистую и совершенную. Он ничего не создал, поскольку в нем нет нужды что-либо создавать».
Кроме этого первозданная, врождённая осознанность и состояние чистого присутствия Ригпа, содержит три аспекта, измерения или тела: Сущность, Природу и Энергию. Так еще в тантре «Кунджед Гьялпо» таким образом говорилось о всевышнем источнике, чистом и совершенном уме: «Из моей чистой и совершенной природы проявляются три измерения, безусильно и естественно самосовершенные, которые суть самое сердце всех победоносных. Моя неисправленная сущность проявляется как дхармакая, неисправленная природа — как самбхогакая, а энергия моя раскрывается как нирманакая».

Онтологические представления в учении Дзогчен

1. Феномены предстают как проекции внутреннего состояния на экраны внешнего мира 
Внешняя реальность, природа и феноменальный мир предстают как проекции изначального естественного состояния, как спроецированные проявления чистого света ума – Ригпа.
На уровне энергии, которая наряду сущностью и природой, является характеристикой Основы (Ригпы) и которая проявляется тремя способами как «цал» (rtsal), «ролпа» (rol pa) и «данг» (gdangs), проецирование вовне внутреннего состояния соответствует ее первой форме развертывания.
«Какие явления сансары и нирваны ни возникали бы в сфере восприятия,- писал Дуджома Ринпоче (1904—1987) , — все они суть игра творческой энергии непосредственного истинного Осознания (rig-pa’ i rtsal)».
Джон Мирдин Рейнолдс в своих комментариях к тексту Патрула Ринпоче, писал: «Все, что является нам как феномены внешнего мира в виде звуков, света и излучения (sgra ‘od zer gsum), будь то результат чистого или загрязненного кармой видения, есть проявление нашей собственной творческой энергии (rang rtsal), энергии нашего подлинного Осознания (rig-pa’i rtsal) во внешнем пространстве (phyi dbyings)».
Данный вид проявления энергии «цал» традиционно сравнивают с преломлением хрусталем (внутреннем состоянием) солнечного света, разноцветные лучи которого предстают во внешнем пространстве как феномены внешнего мира. «Все, что возникает в сфере индивидуального восприятия как внешние явления, — писал Джон М. Рейнольдс, — есть на самом деле всего лишь проявление вовне собственного внутреннего бытия (cir snang rang yin). Другими словами, это просто видимое проявление потенциальности, или творческой энергии Осознания (rig-pa’i rtsal).

2. Феномены являются не только чистым произведением ума, но и обладают существованием на относительном уровне
Феномены и вещи внешнего мира сущностно пусты, иллюзорны, но существуют на относительном уровне, обладают своим естественным действием и в своем относительном состоянии воспринимаются с помощью органов чувств.
3. Феномены одновременно создаются и воспринимаются умом, и в процессе видения концептуализируются, осмысливаются и приобретают форму, превращаясь из сырой материи в воспринимаемые вещи и феномены.
«Корень всех явлений – Ум чистый и совершенный, Источник. – говорится в «Кунджед Гьялпо». — Все воспринимаемое – моя природа. Все, что возникает – моя волшебная игра. Все слова и звуки выражают только мой смысл».
Джон М. Рейнолдс, утверждая, что: «Ум (уid) обладает присущей ему способностью организовывать и структурировать результаты сенсорного восприятия…», сравнивал воспринимаемый феноменальный мир с совокупностью проекций, написанной кистью Осознания картиной, кинолентой и голографическим изображением, лишенным твердой и субстанциональной основы.
При этом энергия как внутренняя лучезарность присуща каждому живому существу, как его изначальное со¬стояние, а сырая материя лишена осознавания. Так Тендзин Вангьял Ринпоче (род. 1961) объясняет это различие с помощью хрусталя и куска угля, где хрусталь символизирует ум, а уголь материю. Так уголь лишен врожденного осознавания и не способен излучать свет. В то же время, только: «живые существа обладают даром врожденного осознавания. Ум живого существа отражает свет изначального осознавания, и его потенциальная способность проявляется или как проекции ума, или как чистый свет ригпа». Здесь необходимо вспомнить, что алмаз и уголь являются модификациями одного вещества – углерода и состоят из одинаковых атомов, отличаясь только формой организации, соответственно кристаллической и слоистой структурой.
4. Великое возвращение или «Обращение вспять»
В то же время в Дзогчене существует специфическое понимание взаимоотношений между внутренней природой и феноменальным миром. Так все феномены – проекции порождаются умом и в нем же освобождаются. Еще Падмасабхава сравнивал сознание с океаном, а феномены с недвойственными ему волнами, которые из него возникают и в него же возвращаются. «Так и эти проявления естественно возникают из ума и освобождаются в уме же». То же самое можно сказать и сущностной пустоте, как самого ума, так и порождаемых ним феноменов. Так Геше Джампа Тинлей считал, что в Дзогчене, существует своя собственная интерпретация доктрины Пустоты (жентонг): «То есть, там существует так называемая пустота от другого, но связана она с тем, что, поскольку все феномены проецируются из Ясного Света ума и возвращаются в Ясный свет ума, то можно сказать, что все феномены пусты в Ясном Свете ума». Онтологические воззрения Дзогчен были кратко выражены в емкой формуле, представленной Патрулом Ринпоче: «Все, что является и существует, возникает в пространстве Дхармакаи. Поэтому все возникающее мгновенно освобождается в собственном состоянии подлинного Осознания».
По мнению Джона М. Рейнолдса, данный процесс, когда вторичные условия бытия освобождаться самими вторичными условиями протекает так, словно отражения узнают сами себя в зеркале в качестве отражений. «Этот процесс известен как «обращение вспять» (ru-log). Грубые элементы физического тела (которые на самом деле являются различными формами и уровнями проявления энергии, хотя и видятся нам как твердые субстанции, жидкости, газы и т.д.) в процессе своего постепенного очищения возвращаются к состоянию своей тончайшей сущности, которая в конечном итоге представляет собой разноцветный свет».
5. Принятие полноты реальности
Отличительной особенностью Дзогчен является то, что он позволяет смело и непосредственно работать со всей полнотой реальности, со всеми дхармами Сансары и Нирваны, со всевозможными грубыми состояниями шести сознаний, изначально пронизанных тонким свечением светоносной ясности. Так, Патрул Ринпоче писал: «Прежде всего, воззрение состоит в осознании того, что все многообразие явлений сансары и нирваны пребывает в изначальном совершенстве обширного пространства Дхармадхату, вне всяких рассудочных построений».
Уже в Махаяне, понятие Дхармадхату выражало космическое «тело Будды», субстрат и истинную сущность всего универсума, а также пространство и предельную совокупность всех дхарм во всех мирах. При этом Дхармадхату как пространство всех феноменов, которые могут быть восприняты чистым или не чистым умом, являлось основой ключевой общемахаянской доктрины единства нирваны и сансары, или тела- сознания Будды и феноменального мира, как совокупности его акцидентальных проявлений.
«Основой всех феноменов (санскр. дхарма) как сансары, так и нирваны является, — считал Далай Лама, — изначальный ум ясного света, то есть все феномены — это проявления его светимости». Данное понимание природы внутреннего и внешнего мира, выражает Тулку Тхондуп: «Приверженцы дзогчена утверждают, что все появления или очевидные феномены — это иллюзии введенного в заблуждение сознания. Они ложны, потому что в реальной действительности их природа свободна от осмысления (концептуализации). В природе все сущее аналогично и чисто в Дхармакае. На практике нет никакого принятия или отторжения, скорее все сущее принимается как проявление природы, Дхарматы».
В Дзогчене традиции бон Дхармадхату представало как Основа Всего, кунжи (kun gzhi) или мать которая рождает все. Как писал Тендзин Вангьял Ринпоче, Кунжи, как ничем не ограниченное, абсолютное пустое пространство содержит в себе все и объекты и чистые и кармические проявления ума. «Пространство не бывает темным или светлым. Свет и тьма существуют только для нас, наблюдателей. Темнота присутствует в пространстве, но не затрагивает его. Если зажечь светоч осознавания, он озарит для нас пространство кунжи, основы, но само кунжи никогда не было темным».
Изначально свободная, распахнутая в пространство и творческая сущность Дзогчен заключается в принятии всех проявлений ума, в их очищении и самоосвобождении.
«Когда все явления, осознаваемые умом, -писал Падмасамбхава, -возникают, но ты не цепляешься за эти зримые явления, ты – Будда. Явление само по себе еще не ошибка, цепляться за него – вот в чем ошибка. Когда распознал в своем уме эти овеществляющие мысли, это и есть самоосвобождение».
Онтологические воззрения Дзогчен, обосновывающие его практическую модель, базируются на исходной триаде компонентов основы: Сущность, Природа, Энергия, которые изначально и во всей полноте присутствуют в самосовершенном состоянии ригпа. При этом данная триединая матрица соответствует трикае (тиб.кусум): трем телам Будды Дхармакая, Самбхогакая, Нирманакая , трем измерениям просветленного ума и трем аспектам состояния Самантабхадры.
В то же время, как и в других тантрических учениях и школах тибетского буддизма, определяющей является связка «Сущность –Природа», которая определяется взаимопроникновением и нераздельном единством пустоты или сущности ума и ясного света – его природы.
6. Своеобразие проявления фундаментальной оппозиции: «Пустота –Свет»
Отличительной чертой фундаментальной оппозиции «Пустота – Свет» в Дзогчене, является единство ее полюсов, их уравновешивание, с акцентированием на ведущей роли изначального света, ясности и сияния совершенного ума по отношению к сущностной пустоте.
1. Уровновешивание. В Дзогчене особо подчеркивается взаимозависимость и взаимодополнительность пустоты и сияющей осознанности. «Пустота без осознавания, — писал мастер Дзогчена традиции Бон, Тензин Вангьял Ринпоче (род.1961), — подобна сну неведения: это пустое место, лишенное переживания, не содержащее в себе никаких различий, никаких сущностей и т. д., а кроме того, лишенное осознавания. Ясность без пустоты подобна состоянию крайнего возбуждения… Крайности всегда вредны. Нам нужно их уравновесить, чтобы не потерять осознавание и не увлечься иллюзией того, что все возникающее в осознавании реально и существует независимо».
2. Единство и недвойственность с доминированием ясного света.
В то же время пустота и ясность не только взаимодополняют , но и беспрепятственно взаимопроникают друг в друга. «Пустота есть ясность, а ясность есть пустота. — писал Тензин Вангьял Ринпоче. — В кунжи нет ни субъекта, ни объекта, ни какой-либо иной двойственности или различения».
В Дзогчене пустота рассматривается апофатически, с позиций доктрины Шентонг, то есть как живая, динамическая, творящая сущность, неразрывно связанная с изначальным умом ясного света. «Реальность ума — это пустота, -писал Палден Шераб Ринпоче, — однако ум отражает и распространяет осознавание во всех направлениях. В учениях дзогчен Будда Шакьямуни учил, что природа ума — это ясность и обширность, и что она всегда просветлена. Она более открыта, чем пространство, она чище, чем кристалл, ярче, чем солнце».
3. Осознание, открытие истинной природы ума как сплава и единства пустоты и свечения (ясности).
Прямое подлинное Осознание чистой, незапятнанной природы ума и есть сама Дхармакая или Ригпа. Как еще отмечал сам Падмасатхва: «Твое Ригпа – это Ясный Свет и пустота, то есть дхармакая». По мнению Тензин Вангьял Ринпоче: «На уровне отдельного живого существа аспект ясности или света кунжи — это ригпа, чистое осознавание».
7. Природа ума-сознания в Дзогчене
В Дзогчен существует принципиальное различие между обычным умом сем, схожим с йогачарской алая-виджняной (кунжи- намше) , «сознанием-сокровищницей», которое содержит в себе все мысли, включая и кармические и чистым мгновенным присутствием, переживанием изначального ума ясного света, яркого и глубокого пробужденного состояния, которое носит название Ригпа.
В Дзогчене, -писал Далай Ламы IV, необходимо различать пять сознаний органов чувств, которые возникают при соприкосновении с грубыми материальными объектами и лежащий в их глубине, «вместерожденный изначальный ум ясного света», который «считается природой ума, или абсолютной основой сознания».
Как писал Тендзин Вангьял Ринпоче: «Исходная реальность ума — это чистое недвойственное осознавание, ригпа. Его сущность едина с сущностью всего, что есть. В практике его не следует путать даже с самыми тонкими, самыми спокойными и самыми открытыми состояниями движущегося ума. Неузнанная, природа ума проявляется как движущийся ум. Если же узнать ее непосредственно она становится и путем к освобождению, и самим освобождением».
Таким образом, ригпа, как Дхармакая и «удивительная особенность ясности и осознания», лежит в основе и обнаруживается в любых, в том числе и иллюзорных, замутненных проявлениях эмпирического сознания.
По словам Е.А.Торчинова «Тибетская традиция дзог-чэн называет эту природу сознания «сознаньевостью» (читтатва, семс-ньид) в отличие от просто психики или сознания (читта, семе); в китайской традиции чань эта же самая сущность называется природой сознания (синь син), которая и открывается в акте видения природы (цзянь син, яп. кэнсё). Ее суть – чистый и недвойственный гносис (джняна, тиб. риг-па или йешес, кит. чжи)».
Далай Лама IV подчеркивал, что никакие заблуждения, искажения и иллюзии вызванные рассудочным мышлением, не могут препятствовать утверждению и переживанию изначально пребывающему ясному свету. «Любое имеющееся на данный момент состояние сознания, -писал Далай Лама, — пронизано ясным светом чистого осознания ригпа, подобно тому, как твердому льду постоянно присуща природа воды. Они появляются в пространстве ригпа и там же растворяются. По этому поводу Додрупчен Дзкигме Тенпе Ньима сказал, что все объекты познания пронизаны ясным светом, подобно тому, как кунжутное семя пропитано маслом».
На данном понимании сознания и высвечивающего из его сердцевины ригпы вездесущего ясного, чистого света или истинной природы Будды Дхармакаи и строится онтологическая модель Дзогчена, являющаяся основой и развертывающейся матрицей его практики.

Практика Дзогчен

Дзогчен по сути является не философским, но скорее живым практичным учением. Несмотря на важность первичного мгновенного осознания своей врожденной истинной природы, систематичная и последовательная практика занимает важное место в учении. « Кунжут и молоко – оба являются причиной масла, но без выдавливания кунжута или пахтания молока масло не получишь. – отмечал Падмасабхава. — Так и все живые существа, хотя все поистине обладают потенциалом буддства, но если не будут практиковать, то буддства не достигнут. Вершинность учения и практики Дзогчен обусловливает ряд  специфических особенностей ее методической системы.

Особенности методической системы Дзогчен

1. Демократичность. Развитие самой практики буддийсих учений шло по пути упрощения, очищения и повышения эффективности методов достижения просветления. Как писал Падмасабхава «Если будет практиковать, то даже пастух-кочевник достигнет освобождения. Хоть и не слыхал наставлений, но чувствует себя как дома в этом очевидном состоянии. Когда сам отведаешь сахару, нет нужды, чтоб кто-то описывал тебе его вкус».
2. Индивидуальность. Сама практика как и теоретическая доктрина буддизма всегда тесно привязывались и соотносились с обстоятельствами, способностями и стремлениями учеников. В Дзогчене, который стоял на вершине учений, открывалась возможность свободно пользоваться всеми методами предыдущих школ исходя из индивидуальных особенностей и нужд практикующихся.
3.Универсальность и открытость системы методов. Вершинность и открытость учения Дзогчен позволяет свободно вмещать и использовать все лучшие методы предыдущих учений индийского и тибетского буддизма.
В то же время, как отмечал Джон Рейнолдс, всякая практика должна оцениваться и осуществляется с точки зрения Дзогчена, уже находящегося на вершине учений. « С точки зрения духовного пути к освобождению и просветлению, высшие уровни учения включают в себя все предыдущие, а не отрицают их. Для практика учения Дзогчен открыты все методы Сутры и Тантры, но он не должен ограничивать себя ими».
4. Самоосвобождение и сокровенная свобода – как ведущий метод Дзогчен.
Уникальное отличие практики Дзогчен состоит в том, что, в отличии от методов отречения Хинаяны, очищения Махаяны, накопления или практики Бодхичитты тибетской школы Гелуг и трансформации Ваджраяны, она направлена на открытии своей совершенной природы и пребывании в ней, на самоосвобождении и позволении всем вещам и явлениям внутреннего мира быть такими, какие они есть на самом деле и, тем самым раскрывать свою истинную природу.
Намхай Норбу Ринпоче считает, что различия межу методами реализации в различных учениях выражаются в пути отречения Сутр, пути преображения Тантр и пути самоосвобождения Дзогчена. При этом в Дзогчене свободно применяются все методы из предыдущих учений. «Разнообразные методы применяются для того, — пишет учитель, -чтобы привести человека в состояние созерцания, rig-pa, что значит «чистое недвойственное состояние присутствия». Это состояние является основой для «само-освобождения». Практикующий Дзогчен не старается сознательно очиститься от страстей, блокировать ее или же преобразовать в мудрость. Находясь в состоянии полного присутствия и созерцая свои страсти без всякой оценки, практикующий позволяет им оставаться в своем естественном состоянии и рассеиваться самим по себе. «В состоянии присутствия, -пишет Намхай Норбу Ринпоче, — которое остается тем же самым по отношению к тысячам различных переживаний, все, что бы ни проявилось, освобождает себя само. Вот что имеется в виду под «самоосвобождением».
Таким образом все, что связано с кармой самоосвобождается, все загрязненные феномены самоочищаются, все страсти и самотрансформируются, а путь самоосвобождения преодолевает и включает в себя предыдущие пути отречения, очищения и трансформации.

Четыре аспекта самоосвобождения

1. Самостоятельный путь освобождения самого себя. Согласно одному из высших заветов Будды мы берем полную ответственность за свое полное освобождение, «становимся себе светильниками», сами проходим уникальный и единственный, предназначенный только для нас путь освобождения. Мало того, человек может только сам, через собственную практику и свои неповторимые переживания познать дух и суть учения. По словам Падмасабхавы «Когда сам отведаешь сахару, нет нужды, чтоб кто-то описывал тебе его вкус».
2. Совершенствование собственного ума. Путь самоосвобождения в Дзогчен основан на прямом, получаемом из собственного опыта, знании изначального состояния, на осознании и понимании своей собственной самосовершенной природы. «Метод, практикуемый на пути Дзогчена,- пишет Намхай Норбу Ринпоче, — называется «самоосвобождение», потому что он опирается на знание и понимание. Но здесь не имеется в виду, что существует некий объект, который следует знать: суть заключается в том, чтобы войти в переживание состояния за пределами рассудочного мышления, состояние созерцания. Однако только приняв свой ум в качестве отправной точки, можно получить возможность понимать это состояние». В Дзогчене особо подчеркивается общебудийское доктриальное представление о Будде, присутствующем внутри каждого существа, положение, которое определяет приоритетную направленность и само содержание практики. По словам Тулку Ургьен Ринпоче : «Практика, занимаясь которой, мы считаем, что Будда — нечто внешнее по отношению к нам, и игнорируем будду внутри, сама по себе никогда не принесёт полного просветления. Если мы ожидаем, что Будда, сидящий где-то там на небесах, ниспошлет нам все обычные и высшие достижения, то уповаем на что-то, что не есть мы сами. Но на самом деле абсолютное божество находится внутри нашего собственного ума. Мы достигаем просветления, узнавая свою истинную природу и упражняясь в этом узнавании».
3. Спонтанное самосовершенство изначальной природы лхундруб (тиб. lhun grub). Вхождение в состояние присутствия сопровождается спонтанным проявлением изначальной природы, нарастающим свечением истинного ума, а прикосновение освобождающего видения к объектам внешнего мира пробуждает их к самоочищению и саморазвертыванию истинной природы, единой с нашей собственной.
О спонтанности практики, основанной на правильном понимании говорил Друбпа Нанва: «Если понимать самородную мудрость, Благотворные действия совершаются сами собой!»
4. Самоосвобождение и самоочищение феноменов. В основе спонтанного самоосвобождения лежит онтологическое положение о тождестве сансары и нирваны. «В природе все сущее аналогично и чисто в Дхармакае. – писал Тулку Тхондуп. — На практике нет никакого принятия или отторжения, скорее все сущее принимается как проявление природы, Дхарматы». Именно беспристрастное, безоценочное к всему существующему, позволение феноменам свободно разворачиваться и идти своим путем, отказ от попыток изменить собственную природу ведет к очищению, к саморастворению и самоосвобождению всех кармических дхарм. «Ничего негативного или позитивного, — писал Гьяльцен Шардза Таши, — пусть все остается таким, как оно есть. Тогда все препятствия и все, что связывает, устранится само по себе». Непосредственное подлинное Осознание Ригпы, чистого присутствия, пронизывающее все истинно сущее и спонтанно и беспричинно разворачивающегося в самом себе позволяет всем возникающим страстям и мыслям самоосвобождаться.
« Поскольку когда мысли внезапно возникают, — писал Шардза Таши Гьялцен, -в то же мгновение они самоосвобождаются (если ты осознаешь их). Это именуется «прямым попаданием». При этом состояние присутстствия и безоценочного осознания собственных как чистых так и кармических мыслей является необходимым условием их самоочищения и самоосвобождения. Таким образом, ведущей целью методов Дзогчена является приведение человека в состояние созерцания, чистого видения и осознавания — Ригпа, которая является основой и природой ума, чистым и недвойственным состоянием присутствия, основой и результатом «самоосвобождения». «Дзогченовский мастер — пишет В. П. Андросов,- это тот, кто в любое мгновение любого состояния сознания может «перейти» в ригпу, в чистое присутствие».
Дзогчен дает силы нашему собственному пробуждению изнутри наружу. для того, чтобы спонтанно развертывалось наше врожденное самосовершенство, чтобы происходило самоочищение, самоуничтожение эго и властно изнутри разгорался чистый ясный свет. Это и есть, как говорил Лонгченпа, беззаботное счастье самоосвобождения посредством видения, слышания и воспоминания.

Навигация по темеСледующая запись >>
Share