Третий поворот колеса Дхармы: Экаяна 

Согласно учению Единой колесницы Экаяны  (от санскр. Эка –единый , яна — колесница; от кит. и чэн) или Буддаяны, колесницы Будды, существует единственный верный путь, ведущий к обретению  полного пробуждения.  Данная концепция впервые была изложена в Лотосовой Сутре (1 в. н.э), являющейся каноническим священным текстом в китайской буддийской школе Тяньтай и японской Тэндай. В то же время Лотосовая Сутра почиталась и изучалась представителями и других китайских школ, которые признавали ее ведущую идею о том, что «есть только одна колесница будды, нет ни двух, ни трёх колесниц».
Таким образом, Экаяна была представлена ведущими китайскими школами Тяньтай, Хуаянь и Чань, а третий, итоговый поворот колеса Дхармы, заключался в объединении принципов йогачары, мадхьямики и даосизма и в соответствующем синтезе идей изначально присущей природы Будды или концепции «чудесного наличия», единого сознания и органической сродненности человека и природы.
Представитель школы Сон корейского варианта дзэна Сон Чоль Сыним (1912—1993) считал, что вся Вселенная представляет собой Всепроникающую, сферу Дхармы единой реальности, которая называется Дхарма Одной Колесницы или Закон Единой Колесницы. При чем мы должны стремиться к тому, чтобы «раскрыть Око» и осознать это. «Во всех Десяти Сторонах Света,- писал учитель, — Есть только Единая Колесница Дхармы. Нету ни двух, ни трех Колесниц Дхармы. Это уловки, использованные Буддой для того, чтобы научить». При этом важным является то, что не единый мир Дхармы исходит от буддизма, но напротив, буддизм исходит от него. «Будда говорил, что во время его Великого Просветления перед ним раскрылась эта истинная Реальность. Так, все во Вселенной и вне ее есть эта самая Единая Колесница и нет ничего помимо нее. Она объемлет все, что есть, и все, чего нет».
Особый интерес представляют взгляды Цзун-ми (780-841), который был пятым патриархом школы хуаянь и одновременно четвертым патриархом одного из направлений школы Чань. «Проясняющее истинную природу учения Единой Колесницы гласит: «Все чувствующие существа наделены изначально принципом истинного сознания. Это сознание безначально и вечно пребывает в чистоте и покое, сияет и никогда не затмевается, все постигает и обладает постоянным знанием». Его также называют природой Будды, еще называют Вместилищем Так Приходящего» .
Учение школ хуаянь и тяньтай оформилось в русле праджняпарамитских принципов описания истинно сущего бытия через понятия праджни и пустоты (санскр.шуньи; кит. кун) и таковости (татхаты; жу). Главным выводом этих школ явилась идея единства, гармонии, и тождества истинно сущего бытия. Вместе с тем, адепты этих школ не отрицали центральный постулат йогачары о реальности только сознания (вэй ши).
Основные, самостоятельные школы китайского буддизма не имели непосредственных индийских институциональных истоков, а непосредственно основывались на доктриальных текстах Сутры: тяньтай – на Лотосовой сутре, хуаянь на Аватамсаке сутре и чань, на Ланкаватаре сутре и все на Махаяна-шраддхотпада шастре, с помощью которых они выстраивали в своих учениях позитивную онтологию изначальной буддовости, таковости и истинной реальности. Все школы китайского буддизма объединяют следующие сущностные характеристики и постулаты:

1. Идея изначально пробужденной природы будды Татхагатагарбхи
Во всех школах дальневосточного буддизма идея Татхагатагарбхи, с особо силой раскрытая в Махаяна-шраддхотпада шастре, была гармонично воспринята и положена в основу этих учений.
Доктрина Татхагатагарбхи в Китае была развита в теорию «природы Будды» (фо син лунь), в основе которой лежало представление о наделенности каждого живого и неживого существа буддовостью или своей истинной изначально пробужденной природой.

2. Идея Единого сознания (экачитта; и синь) представляющего собой всеобщность бытия и теория читтаматры ( только сознания)
Китайские школы, которые традиционно основывались на пантеистических идеях даосизма, основывались на синтетической теории читтаматры ( только сознания), уходящей корнями в учение синкретической йогачары – гарбхи. «Единственной реальностью (бхутататхата; чжэнь жу), — писал Е.А.Торчинов, — является изначально пробужденный Единый Ум (экачитта; и синь). Пробуждение образует саму субстанцию его собственной природы».

3. Неразрывная, органическая связь человека и природы, слияние индивидуального ума с Единым сознанием и одухотвореным Универсумом
Нативная китайская философия и особенно даосизм, в отличии от психологизма индийского буддизма, основывалась на натурализме и антропологизме, а именно на идее неразрывной, органической связи человека и природы, на сплетенности их в единый поток, пронизанный универсальной энергией ци, проявляющейся, в зависимости от условий, как дух и как материя. В то же время, как отмечал Е.А.Торчинов, традиционный буддийский взгляд на мир характеризуется как онтологический пессимизм, при котором высшее благо понимается как освобождение от причин, вызвавших сансарическое существование, феноменологические миры и сам космос.
При этом китайский взгляд на мир, может быть охарактеризован как онтологический оптимизм, который сакрализует космос, а высшей целью ставит достижение полного единения с универсумом. Как указывал Е.А.Торчинов «…все характеристики космоса в китайской культуре (сакрализованность, упорядоченность, гармоничность, предельная реальность чувственного) прямо противоположны характеристикам сансары (страдание, непостоянство, бессущностность, загрязненность, пустотность).
Тем не менее все самостоятельные школы китайского буддизма, сохранив основные доктриальные положения учения, сумели гармонично интегрировать буддийский психоонтологизм и традиционный китайский натуралистический холизм, теорию кармы и сансары и сакральное отношение к космосу.
Именно данное катафатическое, сакральное, позитивное понимание целостной абсолютной реальности сохраняется и становится определяющим во всех школах китайского и японского буддизма. В этом смысле, именно концепция Татхагатагарбхи послужила основой ключевой, доктриальной идеей изначального просветления, на которой строятся основные самостоятельные китайские учения буддизма Тяньтай, Хуаянь и Чань, а также их японские аналоги Тэндай, Кэгон и Дзэн, а также недостаточно утвердившаяся в Китае традиция Ваджраяны – чжэньянь, которая получила новое развитие в японской школе–сингон.

1. Тяньтай

Тяньтай — одна из самостоятельных школ китайского буддизма, которая основывается на Совершенной Доктрине Одной Колесницы и объединяет теории и практики ряда классических учений и, в первую очередь саньлунь (инд. мадхьямака), с ее идеей пустоты и фасян (инд. йогачара) с концепциями «только сознания» и, особенно, татхагатагарбхи – врожденной природе будды.

Школа Тяньтай является первой самостоятельной школой китайской буддизма, теоретические основы которой были заложены Хуэй-вэнем (550-577) и Хуэй-сы (515 — 577), а систематизированы и иституционно оформлены создателем школы монахом Чжи-и (538-597).
В доктрине Тяньтай выдвигалась теория абсолютной, срединной истины, гармонично объединяющей истину пустоты и истину условности феноменов мира. При этом в пространстве абсолютной истины превосходились и соединялись все очевидные противоположности и возможные двойственности: истина и не-истина, ноуменальная и феноменальная сфера, добро и зло.
По мнению Сон Чоль Сынима, именно данное превосхождение и объединение двойственности позволяет отнести Тяньтай и китайские самостоятельные учения к Срединному Пути или Единой Колеснице. «Превзойти противоположности — значит, объединить их — это и есть Совершенная Доктрина Единой Колесницы, это и есть Срединный Путь». В этой Совершенной Доктрине «все охвачено и все полно, и все завершено, все ясно» и это относится ко всему во Вселенной.
В то же время учение Тяньтай основывалось на доктрине Татхагатагарбхи, понимаемой как присущий каждому существу зародыш Будды и одновременно как Абсолютная Реальность, универсальное высшее, «алмазное» тело Будды. При этом чистый, сущностный аспект Татхагатагарбхи, представал как дхармакая, лежащая в основе очищенности и просветленности, а также как единое, истинное и исходное сознание.
Именно исходность и доминирование идеи Татхагатагарбхи в онтологических представлениях данной доктрины , дало основание Е.А.Торчинову, утверждать, что: «В учении школы Тяньтай в полной мере проявился субстанциализм китайского буддизма, граничащий с элементами панпсихизма и пантеизма».

Важнейшими идеями, которые вытекают из фундаментальной доктрины Татхагатагарбхи (кит. жулай цзан) или природы Будды (кит. фо син) и, в то же время, отличают и конституируют школу Тяньтай, являются:

1. Доктрина «О трех тысячах в одном мгновении» или «в одном акте сознания — три тысячи миров» (и нянь сань цянь).
2. Концепция «единого ума (экачитта; и синь).
3. Учение о трех истинах.
4. Идея универсальной, изначальной буддовости как живых существ, так и объектов материального мира.
5. Теория и практика чжигуань (чжи –«прекращаться», «стоять» и гуань –«созерцать», «изучать», «ясно видеть»).

1. Учение «О трех тысячах в одном мгновении», основывается на космологических представлениях буддизма, рассматривающих каждое живое существо как неразрывную связку «сознание –мир», предполагающей, что каждому уровню развертывания сознания полагается соответствующий ему мир.
Мастер Дзэна Доген, который считал священный текст Тяньтай Лотосовую сутру, царицей всех сутр и, который впервые перевел ее на японский язык, писал: «Три мира видят три мира. Любое видение чего-то иного, кроме трех миров, неверно. Порой видение трёх миров тремя мирами считается старым взглядом [=ложным], порой же новым взглядом [= истинным]. Старый взгляд — это видение трёх миров, и новый взгляд — это тоже видение трёх миров. Поэтому Будда сказал, что нет лучшего видения, чем видение трех миров тремя мирами».
Основу космологического учения школы Тяньтай составляют десять существ (миров-сознаний): шесть миров сансарических существ, самым нижним из которых является «мир адов», и четыре мира «благородных личностей», на вершине которых находится мир Будды. Все миры проникают друг в друга, содержатся друг в друге и взаимно умножаясь составляют первые сто миров.
С другой стороны, каждый из первичных десяти миров содержит три компонента (мира): существа (элементы мира), их сознание, а также пространство, вместилище существования (мир-страна). Таким образом десять миров развертываются в тридцать и умножаясь на уже существующую сотню, дают в итоге «три тысячи миров». Так как миры отождествляются с создающим их сознанием и существуют как содержания сознаний живых существ, то все они опираются и находят свой источник в Едином Уме –сознании, каждый акт которого полагает всю полноту трех тысяч миров.

2. Единое сознание (Экачитта) в школе Тяньтай понималось как истинно таковое, вечное и неуничтожимое, целостное и неделимое, которое имманентно феноменальному бытию и одновременно целиком и полностью присутствует во всех живых существах, составляя истинную природу всех и каждого. Философские основания концепции единого сознания были раскрыты в тяньтайском трактате «Да чэн чжигуань фа мэнь», в котором прямо утверждалось, что во всех дхармах истинно реально и таково, — это только единое сознание.
При этом, Единое и абсолютное сознание (Экачитта) или истинная таковость отождествляется с понятием Татхагатагарбха «природа Будды», изначально присутствующей во всех живых и неодушевленных объектах и составляющей их универсальную сущность.

3. Теория тройственной истины (сань ди)
Онтологические проблемы школы Тяньтай преломлялись в их оригинальной гносеологической теории «совершенной гармонии трех истин»:
1. Истины пустоты или несуществования , которая утверждала, что все явления причинно обусловлены и лишены самобытия и соответствовала учению Нагарджуны.
2. Истины условности феноменов мира, согласно которой все явления лишены истинной сущности, поэтому подобны иллюзорным образам или порождениям фантазии.
3. Истины срединности, одновременно рассматривающую вещи как пустые и как условные и утверждающую, что все явления наделены природой вечного Будды и являются его проявлениями.
Если в китайских, не нашедших достаточного распостранения, школах классической Махаяны саньлунь (мадхьямака) и фасян (йогачара), срединный путь трактовался как попытка избежать крайности, то в школе тяньтай он понимался как единство этих крайностей.
При этом все три истины являлись неразрывно и гармонично связаными и составляли одну абсолютную истину, с точки зрения которой истинный вид сущего — это одновременное сосуществование абсолютного и условного, отражающее Единство и Гармонию мира. Таким образом истинно сущее рассматривалость как имманентное феноменальному миру, при его одновременно абсолютной, чистой и неизменной природе.
«В учении о трех истинах, — пишет Е.А. Торчинов, — опять-таки присутствует результат взаимодействия фундаментальных для махаянского буддизма учений о тождестве сансары и нирваны и об относительной и абсолютной истинах с традиционной натуралистической и космологической направленностью философской мысли Китая».

4. Теория наделенности изначально просветленной природой Будды всех существ и вещей, всей живой и неживой природы.
Данная теория нашла свою основу в изложенных в «Лотосовой сутре», представлениях о вечной изначально просветленной природе Будды, которая является подлинной реальностью и истинной сущностью всех миров, которая наполняет и пронизывает вселенную и каждый ее живой и неживой объект.
Поэтому, в отличие от всех остальных буддийских школ, в учении Тяньтай, природой Будды обладают не только живые существа, но и вещи, а изначально просветлена не только живая, но и неживая природа.
«Следует отметить, -писал Е.А. Торчинов, — что этот своеобразный тяньтайский пантеизм оказал огромное влияние на искусство Дальнего Востока, особенно на поэзию и живопись Китая и Японии, пронизанных переживанием образов природы как многообразных явлений единого Абсолюта».

5. Психопрактика школы Тяньтай основывается на учении чжи гуань
уходящего корнями в классическую буддийскую практику шаматха — випашьяна (успокоение и постижение).
Так, Чжи представляет собой начальную стадию тяньтайской медитации, заключающеяся в прекращения воздействия иллюзий внешнего мира. Как писал Чжи И: «Чжи — это первоначальные врата, подавляющие [привязанности] к мирской суетности». В свою очередь, Гуань является второй, нераздельно связанной с первой, стадией медитации и представляет собой чистое видение, интуитивную мудрость, восприятие вещей такими, каковы они на самом деле, без их иллюзорной оболочки.

Навигация по теме<< Предыдущая запись