2. Хуаянь

Школа Хуаянь является одной из трех важнейших самостоятельных течений китайского буддизма, в которой философские представления учения получили наиболее глубокую разработку.
Последователи Хуань представяли свое учение как Единую колесницу (и чэн), как высшую, совершенную и полную (юань «круглый») доктрину, включающую все остальные школы в виде своих частей, частных аспектов или этапов развития.
Учение Хуаянь основывалась на синтезе основных положений классической махаяны, а также китайских философских систем конфуцианства и даосизма. Данная школа возникла в 6 -7 вв. в период наивысшего расцвета буддизма в Китае, как оригинальное, синтетическое не привязанное к какому-либо определенного направлению индийского буддизма.

Школа базировалась на доктринальной Аватамсака сутре (кит. Хуаянь цзин) «Сутре цветочной гирлянды» или собранию сутр, написанных в период 1-4 вв., по которой и получила свое название. Важнейшей составной частью данной сутры, являлась Гандавьюха сутра, в которой описывался образ взаимоотражающихся жемчужин ожерелья Индры, послуживший моделью целостной, голографической Вселенной, в которой все в одном, одно во всем.
Основателем школы Хуаянь был ее третий патриарх монах Фацзан (Сянь-шоу) (643—712), поскольку первым патриархом стал комментатор «Аватамсаки сутры» монах Душунь (557—640 ), а вторым был Чжиянь (602 — 668). Фацзан дал официальное название школе Хуаянь и осуществил окончательную систематизацию учений его предшественников. Фацзан написал около шестидесяти оригинальных текстов, самыми известными из которых, являются «Комментарий на Сутру сердца» и трактат «Цзинь ши цзы чжан» («Главы о золотом льве»). Учение Хуаянь получило дальнейшую разработку и завершение в трудах четвертого патриарха Чэнгуаня (760 — 820) и пятого патриарха Цзунми (780 — 841 гг.).
Учение Хуаянь основывалось на «Аватамсаке-сутре» в которой изначально сочетались основные идеи двух ведущих направлений Махаяны — Мадхьямики, в китайском варианте Саньлунь и Йогачары, на основе которой в 645 г. Сюаньцзаном была создана китайская школа Фасян.

Таким образом в школе Хуаянь был осуществлен творческий синтез центральных идей и важнейших доктрин:
• Мадхьямики: пустоты (санскр. Шуньяты) и истинной реальности (санскр. Татхата; кит. чжэнь жу), единства истинного и феноменального, абсолютного и иллюзорного, а в ее китайском аналоге школе саньлунь: идея отсутствия признаков, идея единства субъекта и объекта.
• Йогачары: алайя-виджняны (кит. цзан ши), а в соответствующей школе Фасян: единого ума читтаматры (кит. вэй синь), представление о пустоте как иллюзии (Фацзан), как пути к истинному Учению (Цзун Ми), а также концепция «зародыша или вместилища Будды» татхагатагарбхи (кит. жулай цзан).
• Тяньтай: концепция единого сознания (и синь), учение о изначально просветленной природе всех существ и вещей.

На учение Хуаянь огромное влияние оказал трактат Махаяна-шраддхотпада шастра к которому Фацзаном были составлены подробные комментарии. Существуют предположения, что данный текст, представляющий предельно онтологизированный вариант буддийской философии, был изначально написан в Китае в 5-6 столетии. Разрабатываемая в трактате доктрина Татхагатагарбхи, обосновывающая идею изначальной наделённости всех существ природой Будды, была органично воспринята всеми школами китайского Буддизма. Для синтетического по своей сути учения Хуаянь, крайне привлекательной являлась попытка авторов данного текста, создать целостную доктрину, сводящую воедино такие фундаментальные понятия различных направлений буддизма как шуньята (кун -«пустота»), татхата ( чжэнь жу — «истинная таковость»), татхагата-гарбха (окупай цзан -«зародыш Будды») и единое сознание (и синь).
Л.Я. Янгутов так описывал синтетическую доктрину школы Хуаянь: «Ее концепция истинно сущего, вобрала в себя и соединила воедино представления школ фасян, саньлунь и тяньтай. Однако это было не эклектическое соединение взглядов представителей различных школ, а стройная теория, включающая в себя наиболее существенные моменты («рациональные зерна») предшествующих учений, подчиненные собственной концептуальной линии»».

Переосмысление и интеграция основных положений предшествующих учений, привели к созданию в рамках школы Хуаянь оригинальных учений или базовых положений:
1. Концепция единого и целостного универсума, «дхармового мира» (дхармадхату; фа цзе), порождаемой в каждый миг совокупности всех мировых событий, метафорой которой выступала сеть бога Индры, сплетенная из драгоценных камней, каждый из которых отражал все остальные камни, как по отдельности, так и в целом, не теряя при этом своей индивидуальности. Данный образ выражает одно из базовых философских положений учения Хуаянь: «Всё в одном и одно во всём, одно в одном, все во всем».
По словам Е.А. Торчинова школа Хуаянь утверждает, что в каждой дхарме содержатся все миры Будды, а во всех мирах все дхармы всех миров: «И вся сложная целостность этих взаимопроникающих миров есть единое абсолютное сознание Будды, символически представленное в образе Будды Вайрочаны, Будды Великого Солнца. Это также ветка цветущей сливы на картинах буддийских художников Китая: ветка – единое сознание Будды, цветы – его бесчисленные развертывания в виде многообразных миров».
В учении Хуаянь субстратом всех уровней бытия, «истинным телом» Миров Дхармы, и в то же время абсолютным персонифицированным началом является Будда Вайрочана (кит. Дажи), манифестацией которого является все сущее.
Вайрочана как Вселенское Тело Будды, воплощение самой мудрости (бодхи) и абсолютной чистоты, который относится к чистому измерению центра, часто изображается с четырьмя лицами, что выражает четверичную священную мудрость и восприятие мира в четверичных категориях.
По словам Алена Фокса, сам Фацзан положил известную буддийскую идею четверичную схему описание реальности или «четверичной дхармадхаты» в основу философии Хуаянь. Данная идея предписывала рассмотрение всего единого мира дхарм с четырех различных сторон:
1. С точки зрения самих явлений. Это своего рода «естественное», или обыденное, представление о мире,
2. С точки зрения обоснования всех явлений, а именно пустоты как истинной природы вещей.
3. С точки зрения взаимодействия и взаимопроникновения вещей и явления. Существование и проявление вещей раскрывается в их влияниях на другие вещи и на самого воспринимающего, то есть тогда, когда они вступают в причинно-следственные отношения с другими вещами .
4. С точки зрения взаимосвязи всех явлений. Поскольку все вещи находятся в причинно-следственных отношениях в другими вещами, то постоянно происходит своего рода «наложение» одних связей на другие и создания отражающей все целое голограммы которой и соответствовала «алмазная сеть Индры».

При этом, разработка закона о универсальной причинности и утверждение всеобщей взаимообусловленности и взаимопроникновения всех вещей является уникальным отличием школы Хуаянь. . По словам Фацзана все элементы универсума (дхармадхату) взаимозависимы и взаимообусловлены, что равнозначно взаимопроникновению всего сущего, при котором единое включает многое, которое содержит в себе единое.

В учении Хуаянь в основе единства и целостности универсального «Мира Дхармы» лежат две оригинальные концепции:
1. Беспрепятственное взаимопроникновение принципов (ли) и вещей/дел (ши) или «взаимная беспрепятственность принципа и феноменов» (ли ши у ай).
Согласно данной концепции: «Принцип и вещи беспрепятственно проникают друг в друга» По словам Фацзана, между единым принципом и множественными явлениями отсутствуют какие-либо преграды, как нет преграды между сосудом и золотом, из которого он изготовлен.
2. Взаимная беспрепятственность феноменов (ши-ши у ай) или  «беспрепятственное (взаимопроникновение) вещей/дел» (ши ши уай)- предполагает взаимосвязь и «взаимовключенность» всех вещей и явлений («все сущее едино ведином сознании»).
Согласно данному принципу: «Каждая вещь беспрепятственно проникает во все другие вещи». Важной чертой учения школы Хуаянь было признание отсутствия различий между отдельными феноменами, так как все они обладают природой абсолюта.
Последнее положение, отсутствует в других буддийских школах, что позволило Е.А.Торчинову утверждать: «Если теория ли-ши у ай может, таким образом, быть возведена к общемахаянским доктринальным положениям, то теория ши-ши у ай исключительное достояние буддизма Хуаянь».

Понятие принципа (ли), который уже в учении Мо Ди (ок. 470 — 391 до н. э.) выступал символом порядка, получило глубокую разработку в синтетическом направлении Сюань-сюэ «учения о сокровенном)» представитель которого Ван Би (226—249) противопоставил принципы как структурные основания вещей явлениям («делам или событиям»). Именно оппозиция «принципы (ли) – явления (ши)», была использована в учении Хуаянь, в котором «ли», выражало понятия пустоты и сознания, а «ши» -феномены, дела и вещи.
Кроме этого, учение Сюань-сюэ или неодаосизма, представляющее собой синтез даосизма и конфуцианства, послужило источником еще одной плодотворной концепции школы Хуаянь, идее Единого, которая стала одной из важнейших категорий.
Концепция Единого сыграла большую роль в формировании школы Хуаянь, впоследствии стала одной из ее центральных категорий. По словам, Л.Я.Янгутова, теория Сюань сюэ о главном (чжу), оказала большое влияние на формирование буддийской категории ли. Ван Би, который отождествлял главное с Единым, считал, что оно является всеобщим законом мира и присуще как всему миру в целом, так и единичным вещам.
Таким образом, «Мир Дхармы» или подлинная реальность и изначальное тело мироздания предстает как единая целостная система «Принципа», явленного в вещах, делах и феноменах. Мир выступает как проявление взаимосвязанных категорий ли и ши, между которыми не существует преград, как отсутствуют различия между абсолютной и феноменальной реальностью, между единым и многообразным, проявленным и непроявленным.
Взаимопроникновение и тождество абсолютного и феноменального мира проявляется во взаимодействии двух сущностно тождественных ключевых категорий — ли и ши.
Понятие Ли выражает принцип идеального и духовного начала, а Ши — конкретное явление, событие или вещь, ли представляет –абсолютное, а ши феноменальное бытие, ли отражает неделимое единство, а ши — фактор многообразия и множественности мира, ли- выражает идею некоего вечного и неизменного принципа, а ши его временного, текучего и изменчивого проявления, ли соответствует единому сознанию, а ши — множественным индивидуальным сознаниям. Под принципом здесь имеется в виду природа Будды, а под вещами – дхармы, вещи и явления, которые наделяются принципом буддовости.
В учении Хуаянь единство категорий феноменального (ши) и абсолютного (ли) соответствуют махаянскому положению о фундаментальном тождестве нирваны и сансары, и сами по себе не существуют обособленно, но образуют абсолют – Единое Сознание Будды.
Отсутствие взаимоисключающих противоречий между двумя базовыми категориями ли и ши, а также их производными частными парами категорий, позволило разработать ряд непротиворечивых пар понятий: часть и целое, тождество и различие, становление и разрушение, которые находится сущностном единстве, в котором одно не существует без другого.

2. Принцип всеобщего обладания существами изначально Пробуждённой природой Будды.
В школе Хуаянь интерпретировали абсолют в положительных терминах «полноты и всеобщности», а сама доктрина строилась на понимании истинной природы, которая обладает «постоянством, блаженством, реальностью и чистотой» (нитья – nitya; сукха – sukha; атма –atma; шубха — subha). При этом истинная природа традиционно соотносилась с концепцией татхагата-гарбхи, чистой и совершенной, изначально просветленной буддовости.

3. Концепция «Чудесного наличия».
По мнению Е.А.Торчинова три основных учения китайского буддизма: Тяньтай, Хуаянь и Чань происходят из оригинальной концепции «чудесного наличия». В данных школах таковость пустоты, характерная для мадхьямики и ранней йогачары, понималась как таковость срединности.
«Таким образом, -писал Е.А. Торчинов,- понятие «пустоты» предстает в новой форме–истинная реальность пуста для наблюдения, находящегося на эмпирическом уровне: вещи не имеют собственной природы в смысле отсутствия конкретной сущности для каждой из них, но в плане принадлежности абсолютной реальности все они существуют особым «чудесным» или «срединным» образом». По мнению автора, понятие «чудесного наличия» как раз и отражает безусловное существование пустых, не имеющих собственной природы объектов, «в качестве проявлений бескачественного «чудесного наличия», общего для всех явлений и вещей».

4. Концепция только сознания(читтаматра) и единого сознания (экачитта)
В основу учения школы Хуаянь была положена концепция только сознания (читтаматра) , согласно которой само сознание является единственной реальностью, а все истинно сущее содержится в самом сознании. При этом само сознание одновременно служит причиной всех вещей и явлений и само зависит от них. Так, Фацзан считал, что все материальные вещи представляют собой проявления и продукты сознания: «если видишь пылинку, то эта пылинка есть проявление собственного разума: А поскольку она проявление собственного разума, то собственный разум становится ee причиной».

В то же время в данное традиционное для школ йогачары и фасян понимание сознания, Фацзан ввел ряд развивающих новаций:
1. Сознание постигает абсолютную, недвойственную природу феноменов. Сознание, понимаемое в школе Хуаянь как читтаматра (кит. вэй синь), постигает саму абсолютную природу феноменов Ума – дхарм (фа син), тогда как виджнянаматра (кит. вэй ши) школы Фасян, постигает лишь сами эти феномены (фа сян).
2. Сознание и предметы внешнего мира взаимосвязаны. Сознание не может существовать само по себе, а только как процесс проецирования предметов внешнего мира, оказываясь, таким образом, зависимым от них.
3. Предметы и явления внешнего мира зависят не только от сознания, но и друг от друга. Каждый предмет и явление является причиной других предметов и явлений.
4. Предметы могут стать причиной других предметов только совместно с сознанием. Так как сами феномены не являются самостоятельными сущностями, но продуктами сознания, то они могут порождать другие феномены только совместно с сознанием. «Кроме разума, — писал Фацзан, — стать причиной может дхарма, но совместно с разумом».

Таким образом, сознание и предметы внешнего мира, взаимозависят и взаимоопределяют друг друга, представляют собой нераздельное единство и только как единая целостность, могут порождать новые предметы и явления, насыщенные и просвеченные сознанием.
Кроме этого, абсолютное и единое субстратное сознание является одним из проявлений Татхагатагарбхи, вместилища просветленной природы Будды и обретает свою онтологическую наполненность
Оригинальная понимание высшего, просветленного состояния единого сознания в школе Хуаянь, заключалось в представлении его как совокупности содержащихся друг в друге принципов(ли), которые одновременно пребывают в таком же единстве с вещами (ши), делами и событиями феноменального мира.
Как утверждал Е.А. Торчинов: «И этот же мир (дхармадхату; фа цзе) — Вселенское Тело Будды, олицетворенное в образе Будды Вайрочаны, это Единый Ум, существующий, однако, только будучи явленным в единичных умах/сердцах существ».
Таким образом индивидуальное сознание каждого человека изначально связано с Единым Умом, который постоянно присутствует в сознании как его абсолютная форма, а достижение просветления и обретение природы Будды, заключается в достижении тождества с Универсумом, Миром Дхарм как предстающим как Единое сознание.

Практика в школе Хуаянь

Изначальная философская ориентированность учения Хуаянь, послужила причинной недостаточной разработки в данной школе вопросов практики. Ее развитая и целостная теоретическая система была в последствии положена в основу развития созерцательных практик школы Чань.
В самом учении практика рассматривалась в контексте сотеорологической проблематики и понималась как разработка и реализация путей и методов достижения спасения.
При этом данные пути включали в себя как постижение основных положений теорий, так и ряд медиативных практик:
1. Постижение посредством интеллектуальных рассуждений и интуиции сути истинной пустоты и отсутствия преград между вещами и абсолютом.
2. Постижение целостности, взаимосвязи, всеобщей и полной взаимовключаемости всех элементов истинной реальности.
3. Открытие тождественности всех проявлений природы будды, осознание и переживание своего слияния с универсумом как с «Единым сознанием» и достижение просветления.

Навигация по теме<< Предыдущая запись
(Visited 339 times, 1 visits today)
Share