Художественные принципы и эстетические идеалы дзэн-буддизма

0
727

Эстетические идеалы и категории японского искусства, выражают основные принципы художественного мировоззрения дзэн-буддизма и выступают как модусы отражения и способы видения открывающейся реальности. В то же время они проявляются как формы переживания изначальной красоты (фуга-но макото), а также как художественные приёмы и средства выражения духа вещей.
При этом на протяжении культурно-исторического развития Японии осуществлялась эволюция данных категорий от религиозных ценностей к эстетическим принципам и идеалам, которые оказывали все большее влияние на способ видения и переживания действительности, на само творчество, повседневное поведение и образ жизни. Главной целью реализации эстетических идеалов было достижение состояния просветления, обретения единства с абсолютной реальностью, переживание гармонии с живым ритмом природы, просвещение и укрепление человеческого духа.
Самобытное японское искусство в процессе своего становления органично впитывало различные культурные влияния, свободно их перерабатывало, обогащало и приспосабливало к повседневным нуждам, нанизывая на стержень уникального японского духа.

В целостной и разноуровневой системе взаимосвязанных факторов развития японской культуры, можно выделить следующие составляющие:

1. Географический детерминизм: особенности островного ландшафта, особая красота, разнообразие и суровость природы Японии, а также ограниченность жизненного пространства и ресурсов, которые послужили основой формирования следующих особенностей внутренней и внешней организации японцев:
• трепетно-любовного отношения и обостренной любви к родной природе и преклонения перед ее красотой, эстетической чувствительности и уточенного вкуса;
• особых синтетических ценностей – «красоты-истины»,«красоты-пользы» и красоты-добра;
• традиции непрерывного совершенствования и передачи из поколения в поколение мастерства, самих произведений искусства и практики свободного встраивания нового в старое;
• открытости и практицизма, способности к заимствованию и внедрению, склонности к выбору пути действия и творчества;
• высокой степени самоорганизации и особой культуры внутренней жизни.

2. Идеи и образы мифологии и религии синтоизма и, особенно, представления о ками — живых божественных душах всех природных  и искусственно созданных объектов, а также о духах-покровителях мест, семей и родов, определивших:
• особые отношения с каждой вещью, живой диалог с индивидуальными душами объектов, чуткое проникновение в их внутренний мир, а, следовательно, их бережное преобразование и совершенствование;
• отношение к природе как к совершенному, божественному одухотворенному существу;
• приоритетность реализации главного духовного принципа синто, предписывающего жить в согласии и гармонии с природой и людьми;
• формирование специфически японского эстетического принципа аваре, выражающего живой эмоциональный отклик, очарование и завороженность красотой мира.

3. Сложившаяся внутри синтоизма идея творческого видения – куними, берущая начало в мифологическом обряде «смотрения страны», который осуществляли императоры, потомки Аматэрасу. Куними «творение видением» было равнозначно свету солнца с небесной горы, привносящем в мир упорядоченность и жизненную силу. Эстетическое, преображающее, понимаемое как магический акт видение, лежало в основе ряда народных обычаев, оказавших решающее влияние на становление утонченного эстетического вкуса японцев:
• оками — «смотрение с холма» или созерцание красоты природы, отстраненное поэтическое любование происходящими изменениями и сменами времен года;
• ханами — «смотрение на цветы» или «любование цветами», наслаждение цветением сакуры, переживание радости и восхищения, очарования и печали, вызванными скрытой красотой, эфемерностью вещей и быстротечностью жизни.

4. Сформировавшийся внутри даосизма, усвоенный и преобразованный в рамках традиций синто-буддизма идеал уединенной, созерцательной жизни, предполагающий органическое единство с природой, отказ, как от господства, так и подчинения ей, но стремление к растворению и приобщению к ее тайнам и красоте.

5. Влияние китайской культуры, живописи, поэзии и языка, проникших в Японию в период Асука (538—710 гг.), в процессе установления тесных торговых связей с Кореей и Китаем.
• Язык. За основу японской письменности, которая окончательно сформировалась только в 12 веке, были приняты китайские иероглифы. До сих пор до 40 % слов японского языка составляют китайские заимствования, а сами японские иероглифы имеют два чтения — китайское и японское. Иероглифическое китайское письмо послужило основой формирования особого мироощущения, при котором слово, вещь и природа составляли единую реальность, особого видения мира ведущего к концентрации на единичном, вмещающем в себе целое, а также особого образного, нелогического и дискретного мышления.
• Литература. Первые книги исторические хроники и поэтические антологии, созданные в эпоху Хэйан (794—1185) были написаны на китайском языке, а придворная аристократия, получала образование на основе китайской поэзии и живописи. Только к 10 веку окончательно сформировались камбун, японский вариант китайского письма и вабу — японское письмо, на котором и были написаны «Повесть о Гэндзи», «Записки у изголовья». В дальнейшем японский язык наполнялся син-тоистской магией и одушевленностью слов, что привело к созданию самобытным и высокохудожественным жанрам японской поэзии.
• Живопись: В основе японского изобразительного искусства лежало:
 — принятие и следование принципам живописи, сформулированными китайским художником Се Хэ (5 в.), в частности — «Одухотворённому ритму живого движения», которые, в свою очередь, основывались на ведущих законах живописи, открытыми в 4 веке Гу Кайчжи: «шэньцы» – одухотворенность и «тяньцуй» — естественность.
— воплощение основных философских и эстетических принципов основных жанров китайской живописи: символизма и тонкого психологизма жанра «цветы и птицы» Хуан Цюань (900–981) и идеи родства природы и человека, приоритетности выражения не форм, а свойств предметов, символического выражения вселенских сил, а также приемов очеловечения природы в жанре пейзажа «Горы и воды» Го Си (1020-1090). При этом японские философские пейзажи носили название канга –«живопись в китайском духе».
Китайская живопись полностью доминировала до X века и сохраняла свое влияние еще в период Муромати вплоть до 16 века.

6. Основные принципы китайской и индийской философии, которые уже с 5 века начали проникать в Японию, творчески переосмысливаться и содержательно обогащаться. Среди таких философских течений, а также их идей, доктрин и принципов, можно выделить следующие:
• конфуцианство (искренность, практичность и почтительность);
• даосизм (спонтанность, естественность, единство с природой и гармония с Дао);
• классический буддизм (доктрина анитья –непостоянство, текучесть и бренность всех вещей и явленных форм бытия, анатман –отсутствие постоянной самости и неизменного «я», дукха-страдания, преодолеваемые нирваной (просветлением);
• японские школы буддизма:
— Санрон-сю, которая базируется на учении одного из ведущих направлений Махаяны — Шуньявады (идея очищающей и порождающей роли пустоты, концепция «тюдо» (срединного пути) или неприятия крайностей.
— Хоссо основывается на другом, комплементарном учении Махаяны — Виджнянаваде (концепция алая-виджняны -«сознания -сокровищницы», вместилища всех возможностей и творчества, а также идея Татхагатагарбхи – изначальной природы Будды, присутствующей в каждом живом существе).
— Кэгон, образованная на основе китайской школы Хуаянь (основополагающий принцип «Все в одном, одно во всем», учение о беспрепятственном взаимопроникновении принципов и вещей (дел), представление о мире, как едином, нерасторжимом целостном универсуме, идея единства абсолютного и феноменального мира, концепция единства и взаимосоответствия высшего сознания, как совокупности содержащихся друг в друге «принципов» и эмпирического мира, как комплекса взаимовключенных вещей).
— Сингон, принадлежащая направлению Вадржаяны (идея единства тела, слова и духа, понимание речи и письма, в том числе и художественного творчества, как воплощения космического тела Будды, система психопрактик, ведущая к достижению тантрического видения абсолютно чистым умом).
— Тэндай сформировавшаяся на основе китайского учения Тяньтай (доктрина «в одном акте сознания — три тысячи миров» и концепция «единого ума», идея о наделенности всех существ и неживых объектов изначально просветленной природой Будды, В отличие от принятого в Махаяне учения о Татхагатагарбхи или «природы Будды», присутствующей в каждом живом существе, «изначальное просветление» относится также ко всем вещам и неодушевленным объектам феноменального мира. Данный принцип обуславливал художественное переживание образов природы как проявления единой Абсолютной реальности).
— Дзэн буддизм, который впитал дух и основные идеи Чань буддизма с его самобытным эстетизмом, психологизмом и практицизмом (принцип передача смыслов от сердца к сердцу, доктрина созерцания внутренней абсолютной сущности, представление о ведущей творческой роли сатори, практика взаимопроникновения и взаимообогащения жизни и искусства).
Генетически, эстетические принципы формировались как многократно повторяющиеся и закрепляющиеся осмысленные переживания, которые разворачивались внутри потока медиативного созерцания, содержательно насыщенного и структурированного фундаментальными принципами дзэн-буддизма. В свою очередь это отстраненное дзэнское видение красоты и истинной реальности, было слито с практикой обыденной жизни, а его беспристрастность формировалась в процессе дистанцирования как от сущностно пустотных вещей, так и от собственного атомарного, эгоистического я.
Ведущие эстетические категории отражают глубинные качества единой абсолютной реальности и мира культуры, проявляясь одновременно и как способы творческого художественного видения, и как объективные сущностные характеристики природных и сотворенных вещей.
Творческий процесс при этом предстает как органический творящий ритм природы, как одновременное самопробуждение внутренних и внешних потенций изначально просветленной абсолютной реальности. При этом в структурирующих культуру феноменальных мирах, художественное творчество проявляется как открытие и извлечение изначально разлитой в мире красоты.
Эстетические идеалы и принципы представляют собой модусы единого творческого видения-действия, включающего особую позицию, высшее духовно-творческое состояние и настрой, а также разворачивающийся из глубин подсознания метод, конкретизирующейся в определенных приемах или их комбинациях. Любые противоположные, относительно независимые и в то же время органично слитые в живое пульсирующее целое эстетические категории являются базовыми модусами творческого видения, которое практически без искажения передается в вербальной и изобразительной форме с помощью уникальных техник хокку и сумиэ. Таким образом, творческое видение художника воплощается и застывает в произведениях искусства, в артефактах, ритуалах и живых действиях чайной церемонии, икебаны и бусидо, неизменно содержащих вселенское и единичное, вечное и текущее, натуральное и изысканное, таинственно-запредельное и интимно-близкое.
Посредством динамично-сбалансированной системы взаимопроникающих эстетических принципов японскому искусству удается уловить живой ритм природых и сотворенных вещей, пульсирование и игру между возвышенным и обыденным, утонченным и грубым, печальным и радостным, преходящим и вечным, передать дух просветлённого одиночества и вселенской трепетной красоты.
Сущностное для дзэн-буддизма наложение и высвечивание таких граней единого как имманентное-трансцедентное, пустотное-таковое, преходящее-вечное и внутренне -внешнее проявляется в японском искусстве в виде живых, внутренне-динамичных взаимоотношений между эстетическими категориями, которые представляют собой некоторый центрированный узор, центрированную пентаматрицу, сбалансированно –несбалансированный паттерн.
Данная порождающая матрица не только упорядочивает и гармонизирует отношения между основными принципами, но и отражает предельно глубокую, сокровенную динамику внутри всей полноты целого, само движение внутри покоя, идущее дальше отношений ян –инь, позитивное –негативное, подвижное-покоящееся. Построенный динамический паттерн отражает состояние живого, гармоничного и подвижного равновесия, выраженного японским термином ва, создающего и поддерживающего предельное напряжение внутренних, переходящих друг в друга сил.
Таким образом японское искусство, органично объединившее синтоистские истоки, основные положения китайской эстетики и ключевые принципы дзэн-буддизма, выработало целый спектр разноуровневых эстетических принципов и регулятивов. Все они находятся в тесных генетических и функциональных связях, вычленяются в переходящие дуга в друга комплементарные связки и объединяются вокруг особой неуничтожимой твердыни, основе основ, в качестве которой в дзэне выступает внезапное просветление, постижение самой сути и природы вещей, ощущение единого вкуса абсолютной реальности и переживание ее изначальной совершенной буддовости.

Навигация по теме<< Предыдущая запись