Художественные принципы и эстетические идеалы дзэн-буддизма

0
1016

Художественные принципы японского искусства как смысловые и эстетические грани изначальной красоты

Фундаментальные эстетические категории японского искусства не поддаются рациональному истолкованию и строгим логическим определениям. Они скорее ощущаются, переживаются и понимаются в процессе своего воплощения, а их глубинная суть и истинное содержание во всей своей полноте открываются только в состоянии просветления.
Именно в момент переживания сатори происходит глубинное понимание исходного дзэнского принципа единства мира, открытие и переживание скрытого космического порядка, нераздельно связанного с гармонией и сокровенной красотой мира.
Раскрытие и интуитивное схватывание изначального вселенского порядка становиться возможным при нахождении и выборе, выводящих на поверхность и указывающих на него, фундаментальных архетипов, предельных паттернов сакральной геометрии, некоторых универсных и сквозных матриц и структур. Так, все разнообразие, глубину и переливы чувственного содержания системы эстетических категорий японского искусства можно попытаться упорядочить с помощью пентабазисов (В.А. Ганзен,1984), некоторых центрированных пентаматриц, «четырех лепестковых лотосов» или квинтоструктур (С.Л. Марков, 2012). Данные исходные, предельно простые универсные паттерны образуются путем последовательного дихотомического деления таких сущностных метафизических и онто-культурологических оснований как абсолют и культура. Сама изначальность и порождающая сущность этих исходных категорий, создает предельно возможные содержательные контексты и гарантирует раскрытие всей полноты и глубины наличных и потенциальных смыслов вложенных в них понятий. В результате последовательных логических делений центральных фундаментальных категорий создаются базовые квинтоструктуры или разветвляющиеся категориальные сети, основными узлами которых являются взаимовложенные связки — Абсолют: Бытие (Целое-Взаимодействие) – Ничто (Возможность-Свобода).   
        Таблица 1. Универсальная Карта сущностей


Целое
Возможность
  БЫТИЕ    АБСОЛЮТ   НИЧТО

Взаимодействие
Свобода


Система феноменальных миров центрируется порождающих их культурой и также может быть представлена в виде взаимодополняющих связок — Культура: Внешнее (Предметный мир – Социальный мир) — Внутреннее (Внутренний мир — Символический мир).

   Таблица 2. Матрица феноменальных миров

Социальный мирСимволический мир
ВнешнееКУЛЬТУРАВнутреннее
Предметный мирВнутренний мир

Центрированные пентаматрицы и квинтологические структуры представляют собой распускающиеся и свертывающиеся лотосы, а категориальные сети — ожерелье Индры, в котором все противоположности комплементарны, а каждая ячейка вмещает в себе все остальные. При этом метафизические и онто-культурологические первопринципы и структуры определяют и наполняют содержанием все эстетические категории и, в первую очередь те, которые сами порождают. Кроме того исследуемые эстетические категории не ограничиваются, не втискиваются в узкие ячейки матрицы, но, напротив, помещаются в предельно широкие порождающие контексты.
Универсальные порождающие пентаматрицы позволяют выявлять и наглядно представлять смысловые, пространственные и динамические отношения между категориями, и самое важное, открывают их новые качества и характеристики, которое генерируется своеобразными смысловыми контекстами отдельных ячеек. Особую эвристическую ценность и порождающую силу представляет собой наложение метафизической и онтологической матриц, позволяющее создать объемный, голографический образ системы эстетических принципов, увидеть и предугадать в них новое, потенциальное, готовое раскрыться в будущем содержание. (Таб.3)
Кроме этого, наложение разноуровневых категориальных матриц позволяет наглядно представить глубинные взаимосвязи и сущностное единство универсальных законов строения и развития мира с процессами, механизмами и приемами художественного творчествами, с основными правилами гармоничной и полной повседневной жизни. Так в произведениях искусства, ритуалах, церемониях и практических действиях просвечивается «космический» план строения и фундаментальные принципы дзэн-буддизма, а вечное и трансцендентальное слито в них с текущим и повседневным. Сама универсальность эстетических принципов японского искусства обусловлена не только их соотнесением с вселенскими законами, но и их сквозным и всеобщим характером, их применением не только в искусстве, но и в познании, общении, дизайне, психопрактиках и в любых жизненных проявлениях.

  Таблица 3. Художественные принципы дзэн-буддизма и эстетические идеалы 

ЦЕЛОЕ
(полнота и единство
внутреннего переживания)
Социальный мир
Четыре «возвышенных
состояния» буддизма:
любящая доброта,
сострадание, сорадование,
и невозмутимость
АВАРЭ
прелесть,
элегантность,
изысканность
 Аварэ — Югэн
Возвышенность
Духовность
Изысканность
Цельность
ВОЗМОЖНОСТЬ
(пустота-сокровищница и
бездонная тайна)
Символический мир
Чудесность, таинственность,
загадочность, недосказанность,
неисчерпаемость,
непостижимость,
ЮГЭН
мистичность,
странность,
глубина
БЫТИЕ
Таковость (реальность как есть)
Внешнее
                АБСОЛЮТ
Пробуждение и утверждение
вселенской сути,
изначальной красоты (би),
гармонии (ва) и духа природы
               КУЛЬТУРА
ФУГА-НО МАКОТО
«истинность прекрасного»,
единство истины и красоты
 фурюу, мё, ёдзё,
фуэки — рюко,

  мономане
Энсо (enso)
Творчество
НИЧТО
Шуньята
(пустота)
Внутреннее
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
(взаимосвязь всех вещей,
порождающая изначальную ткань
и «таковость»
мира
)
Предметный мир
Вещественность, материальность,
природность, натуральность
ВАБИ
Таковость
простота, естественность,
скудость, бедность, пресность,
неяркость, безыскусность,
гордое одиночество
скромность,
концентрация
внутренней силы
 СИБУЙ

 Ваби-Саби
Одиночество

СВОБОДА
(внутренняя свобода
как способ преодоления
изменчивости,
недолговечности и  
 овладения временем)
Внутренний мир
Экзистенциальность,
индивидуальное отношение,
уникальность,
САБИ
совершенство несовершенства
красота древности, очарование мимолетности, архаичность,
экзистенциальное одиночество,
неподдельность,
подлинность,
утонченность и простота

 

Центральным и ключевым принципом японской эстетики выступает фуга-но макото, который является выражением скрытого вселенского порядка и изначальной красоты абсолютной реальности. Данная ключевая эстетическая категория является центром универсальной пентаматрицы, которая вписана внутрь и содержит в себе, дзэн-буддийский круг Энсо (ensō), по мере вращения которого раскрываются новые грани исходного принципа, высвечивается новое содержание и оттенки переживаний красоты как особого качества творческой энергии.
Глубинное содержание центрального понятия первозданной красоты-истины, порожденного чистым эстетическим восприятием вещей, по мере собственного созревания и последовательного, исторически обусловленного становления феноменальных миров, обогащалось новыми более глубокими и тонкими переживаниями, обретало разные имена и лики, превращаясь и закрепляясь в виде различных эстетических категорий.
Так поступательно развертываясь по культурологической спирали, оно изначально выражалось с помощью категорий ваби (7-8 вв.) и аварэ (9-12 вв.), которые уходят своими корнями в синтоизм и древнее японское искусство, а позже, посредством сформировавшегося под влиянием чань буддизма понятия – югэн (12 в.) и, наконец, эстетических идеалов саби и фуга-но макото (17 в.), которые уже выражали дух и наиболее сущностные принципы дзэн-буддизма.
Т.П. Григорьева подчеркивала разное понимание красоты ведущими японскими поэтами и теоретиками искусства: «Истинный мастер причастен Красоте (фуга); пусть Мурасаки ее видит в аварэ, Сэами — в югэн (именно красота югэн воздействовала тогда на потрясенное сознание, возвращала человека к самому себе). Для Рикю — это ваби, красота обыденного; для Басе — саби, возвышение обыденного до божественного».
Центральный принцип фуга-но макото (красоты-истины) носит внутренне-динамичный характер и существует в виде живого процесса, непрерывно разворачиваясь и проявляя свои различные взаимосвязанные грани с помощью таких качественно своеобразных связок категорий как аварэ — югэн, ваби — саби, определяющих саму сущность и многообразие прекрасного. Данные эстетические принципы тесно взаимосвязаны между собой, содержательно перекрывают, взаимопроникают и взаимообогащают друг друга. Они едины и нераздельны, так как выражают сущность красоты живого цветка лотоса, носящего имя фуга-но макото.
При этом такие полюса взаимопроникающих связок как ваби и аварэ основываются и определяются таковостью, аюгэн и саби дополняющей ее шуньятой, которые являются сущностными измерениями единой абсолютной реальности. Первая пара принципов, которая условно может быть отнесена к плотному и активному Ян, и вторая, соответствующая пустотному, созерцательному Инь, взаимопроникают и накладываются друг на друга, вращаясь вокруг центрального принципа фуга-но макото, выявляя новые грани неизменной красоты (би). 

Таблица 4. Проявление эстетических принципов в живописи

АВАРЭ

 ЮГЭН

 ФУГА-НО МАКОТО
ВАБИ

САБИ

            


Таблица 5. Проявление эстетических принципов
в повседневной жизни

  АВАРЭ (aware)

ЮГЭН (yugen)

 ФУГА-НО МАКОТО
(fuga-no makoto)
 

   ВАБИ (wabi)

САБИ (sabi)


Таблица 6. Проявление эстетических принципов
в поэзии Хокку

Аварэ (aware)
Я поднялся на холм,
Полон грусти — и что же:
Там шиповник в цвету!
Бусон
Идёшь по облакам,
И вдруг на горной тропке
Сквозь дождь — вишнёвый цвет!
Кито
Видели всё на свете
Мои глаза — и вернулись
К вам, белые хризантемы.
Исса
Падает первый снег.
Я б насыпал его на поднос,
Все бы глядел да глядел.
Кикаку
Вишен цветы
Будто с небес упали
Так хороши!
Исса
Колокол смолк вдалеке,
Но ароматом вечерних цветов
Отзвук его плывет.
Басе
Какое блаженство!
Прохладное поле зеленого риса…
Воды журчание…
Басе
Звезды в пруду.
Мелко-мелко дрожат отраженья — зимний дождь идет…
Сора
Югэн (yugen)
Листья потонули.
Там они, на самом дне,
устилают камни.
Дзесо
Только их крики слышны..
Белые цапли невидимы
Утром на свежем снегу.
Тие
Где ты, луна, теперь?
Как затонувший колокол,
Скрылась на дне морском.
Басе
Сумрак над морем.
Лишь крики диких уток вдали
Смутно белеют.
Басе
Между жизнью и смертью
все падает, падает снег…
Танэда Сантока
Ветер стих – цветы все падают.
Крик птицы
– все глубже молчание гор
Дзэнрина
Только их крики слышны…
Белые цапли невидимы
Утром на свежем снегу.
Тие
Ветер подул
и будто бы вдруг побелели
птицы на пруду…
Бусон 
Фуга-но макото
(fuga-no makoto)
Стаял зимний снег.
Озарились радостью
Даже лица звёзд.
Исса
Ива склонилась и спит.
И кажется мне, соловей на ветке
Это ее душа.
Басе
Ты стоишь нерушимо, сосна!
А сколько монахов отжило здесь,
Сколько вьюнков отцвело…
Басе
Я банан посадил —
и теперь противны мне стали
ростки бурьяна…
Басе
Снежная вершина.
Расцветает горная сакура
Среди безмолвия…
Мидзухара Сюоси
Летний жаворонок
Взметнулся над горами, в небеса,
В пустынную бездну…
Ида Дакоцу
Яркая зелень листвы,
Отражаясь в кристаллах чёток,
Обратила их в изумруды.
Кавабата Бося
Осенняя пора.
Сквозь плывущие облака мерцают
Мириады звёзд…
Иида Дакоцу
Ваби (wabi)
Лист летит на лист,

Все осыпались, и дождь
Хлещет по дождю.
Гедай
Ничегошеньки нет
в моем доме
— только прохлада и душевный покой…
Исса
В зените луна.
По нищей улице
Я тихо бреду.
Бусон
Комья свежей земли.
Льется на полевых улиток
Безучастный дождь.
Бусон
Грузный колокол.
А на самом его краю
Дремлет бабочка.
Бусон
Нищий на пути!
Летом вся его одежда —
Небо и земля.
Кикаку
Подушка из травы.
И мокнет пёс какой-то под дождём…
Ночные голоса.
Басе
Ночью холодной
мне лохмотья одолжит оно,
пугало в поле.
Басе
Красное-красное солнце
В пустынной дали… Но леденит
Безжалостный ветер осенний.
Басе
Нежным вихрем лепестков
Обметала вишня соломенный плащ
На переплавщике брёвен…
Ёса Бусон
Как похолодало!
Далеко-далеко отлетает
Голос колокола…
Ёса Бусон
Идут тяжёлые снега —
Словно одним дыханием соединены
Земля и небеса…
Нодзава Сэцуко
Саби (sabi)
“Прозрачный водопад”…

Упала в светлую волну
Сосновая игла.
Басе
Снега холодней,
Серебрит мои седины
Зимняя луна.
Дзесо
Это мой собственный снег!
Каким он кажется легким
На плетеной шляпе моей!
Кикаку
Середина ночи…
Брошена на льду, чернеет
Старая лодчонка.
Кикаку
Плывет гряда облаков…
Как бережно светлую луну
Она несет на себе!
Бонте
Удочка в руке.
Чуть коснулась лески
Летняя луна.
Тие
Утренняя звезда!
Нет среди вишен покоя
Облачку на горе.
Кикаку
Наша жизнь — росинка.
Пусть лишь капелька росы
Наша жизнь — и все же…
Исса
Как разлилась река!
Цапля бредёт на коротких ножках,
По колено в воде.
Басе
Тихо падает снег
На уток, что плавают парой
в старом пруду…
Сики
Молодая листва
И стёртое золото напомнят мне
О минувших временах.
Миура Чёра
Зимнее море!
Словно опавшие лепестки хризантем
Плавают чайки.
Накамура Кусатао

 

Навигация по теме<< Предыдущая запись
Share