Квинтологический подход к построению единой теории творчества

0
10
Запись 3 из 19 в теме Психология творчества

Квинтологический подход к построению единой теории творчества
С.Л. Марков

В статье предложены модель и метод построения единой теории творчества, в основу создания которой положен универсальный принцип центрированной пента-структуры. Данный принцип позволяет выделить систему взаимосогласованных измерений и категорий творчества, а классическую модель представить в виде 4Ps/S — процесс (process), продукт (product), личность (person), среда (place), а также порождаюший и интегрируюший их смысл (sense). Развертывание данных центральных, организующих категорий приводит к созданию соответствующих частных теорий, представляющих творчество, как процесс решения проблем, продуктивную деятельность, самоактуализацию, творческий диалог, а также творческое видение и смыслотворчество.

Ключевые слова: единая теория творчества, методологические основания, квинтологический подход, пентабазис, модель творчества.

 Постановка проблемы
Современная общая теория творчества представляет собой громоздкую пресыщенную многозначными терминами систему, зыбкую гносеологическую конструкцию перегруженную разнообразными методологическими подходами и множественными, часто не связанными и несоизмеримыми друг с другом, теоретическими концепциями. Большинство составляющих ее теорий среднего уровня были построены преимущественно по позитивистским стандартам, путем индуктивного выведения теоретических систем из чистых эмпирических фактов.
Однако, в связи с тем, что сами «чистые факты» обнаруживают свою теоретическую нагруженность, современная концепция творчества оказывается принципиально невыводимой из опыта, а ее эволюция сопровождается увязанием в постоянно расширяющемся множестве эмпирических результатов и представлений. При этом стремительное накопление, несоотнесенных друг с другом теорий среднего уровня, создает мозаичную, пеструю и фрагментарную картину, через которую просвечиваются зыбкие, поверхностные и эклектические философские предпосылки. В настоящее время теория творчества пребывает в состоянии постмодернистского хаоса, а естественным образом возникающие новые общие теории, в свою очередь, требуют своего обобщения и систематизации.
Кроме этого в методологическом плане, общая исследовательская ситуация в области изучения творчества характеризуется доминированием прикладных исследований над фундаментальными, предметных подходов над междисциплинарными и количественных методов над качественными.
Концептуальным основанием каждой из существующих теорий выступает понятие творчества, которое в идеальном представлении должно с необходимостью выводиться из понимания его сущности и природы. В то же время, большинство существующих дефиниций, а следовательно и теорий творчества, являются результатом реализации разнообразных мировоззренческих ориентаций, парадигмальных установок и субъективных представлений исследователей, проявления их конвенциальности и корпоративной солидарности, воплощения их частных прагматических целей, исследовательских задач и индивидуальных предпочтений.
Сегодня перед исследователями стоит приоритетная задача построения единой теории творчества, представляющей собой целостную, самосогласованную систему, свободно вмещающую в себя, все существующие концепции творчества, в том числе и противоположные, рассматриваемые не как противоречащие, а как взаимодополняющие и взаимообогащающие друг друга. Данная, целостная, динамически развивающаяся теория, должна быть готовой к любому расширению и углублению, открытой к не только включению в себя всех новых, постоянно возникающих и возможных теорий, но и к их прогнозированию и порождению.
В то же время сегодня предельно значимой становится проблема прагматизации теории и создания универсального и эффективного творческого метода, представляющего собой сердцевину творческого видения действительности. При этом действенное, живое творческое знание должно быть хорошо организовано и репрезентировано с помощью наиболее емких, компактных и удобных матриц, карт, символов, архетипичных структур, в том числе и разнообразных пента-структур. Таким образом задача построения структурной рамки единой теории творчества сводится к созданию емкой и простой матрицы и определению места каждой теории в этом симметричном, самоподобном, фрактальном образовании.

Необходимо учитывать, что сама концепция творчества, как любая сложная система, неизбежно проходит в своем развития ряд универсальных этапов: зарождение, дифференциацию, интеграцию, а также трансформацию, в результате которой, сама эволюционирующая система, через естественное постмодернистское дробление, переходит к центрированию и объединению вокруг исходной, порождающей смысловой матрицы, конституированной универсными первопринципами.
В связи с этим сегодня необыкновенную актульность приобретает уже не поиск интегративных принципов, позволяющих выстраивать общие теории, а определение некоторых абсолютных, самопорождающих начал, последовательное и имманентное развертывание которых, закладывает методологические основания и вычерчивает концептуальные рамки единой теории творчества.
Таким образом, задача определения структуры теории гармонично дополняется поиском единых предельно общих и надежных онтологических и методологических оснований, из которых бы выводились сущностные центральные категории теорий, которые бы, в свою очередь, свободно, с помощью смысловых, непричинных связей, объединяли многочисленные школы, теории и парадигмы.

Анализ последних исследований и публикаций
Современные исследователи все больше сходятся во мнении, что единая теория творчества должна быть построена на надежных методолого-теоретических основах. Так, еще А.Уайтхед считал, что «истинный метод философского творчества состоит в том, чтобы выработать наилучшую (в пределах ваших возможностей) схему общих идей и бесстрашно применить ее к истолкованию опыта» [ 9, с. 24].
По мнению В.С. Степина, уже в постпозитивистской философии был осознан, противоположный эмпирическому, путь построения теории, представляющий собой экспликации фундаментальных теоретических понятий и структур. При этом в качестве важнейших компонентов, образующих основания науки и систем теоретического знания, автор выделял: 1) научную картину мира, которую образуют фундаментальные понятия и принципы науки; 2) идеалы и нормы научного познания, включающие ценностные ориентации, методологические предписания, цели исследования и способы их достижения; 3) философские основания науки, понимаемые как “метафизические модели”, онтологические принципы и фундаментальные постулаты [ 8 ].
Таким образом определение метафизических предпосылок, онтологических оснований и методологических принципов создания единой теории творчества должно дополняться построением предельно приближенной к реальности целостной картины мира, в основе строения и развития которой лежат универсальные законы и механизмы творческой эволюции. Кроме этого в связи с тем, что творчество является сердцевиной, имманентным конституирующим центром, организующей осью и идеальной траекторией развития всех психических процессов, свойств и состояний, построение его единой теории тесно связано с созданием интегральной парадигмальной рамки психологической науки.

Нерешенные ранее части общей проблемы
В настоящее время перед исследователями стоит задача построения не столько общей, сколько единой теории творчества. Принимая во внимание тот факт, что проблемы построения единой теории творчества, универсальной психологической парадигмы, органичной научной картины мира и изначальной матрицы первосущностей, по сути совпадают, можно предположить, что именно создание целостной самосогласованной теории творчества послужит моделью решения самых насущных и глобальных задач, стоящих перед современной наукой.

Формулирование целей статьи
Целью статьи является нахождение и построение интегрирующей и порождающей матрицы взаимосогласованных методологических оснований построения единой теории творчества, посредством реализации квинтологического подхода к проблеме.

Изложение основного материала исследования
Построение единой теории творчества, в отличие от его общей теории, должно осуществляться не путем интеграции многочисленных существующих теорий, а на основе развертывания и саморазвития его центральной категории, исходного теоретического понятия, которое и составляет ее ядерное концептуальное основание.
Теоретическое понятие творчества является формой выражения его сущности, познание которой, в свою очередь осуществляется путем постижения природы феномена творчества. Именно постижение природы творчества позволяет сформировать его онтологическое основание, служащее надежным теоретико-методологичным фундаментом построения единой теории творчества.
В связи с этим определение сущности и раскрытие природы творчества может быть осуществлено только за пределами самой теории путем его философского осмысления [7]. В то же время определение онтологического основания творчества невозможно без раскрытия его внеопытных, трансцендентных и предельных метафизических предпосылок. Понимание феномена и внутренней природы творчества требует максимального распахивания смысловых контекстов, радикального расширения методологических рамок его изучения, создания предельно емких контекстных матриц, которые бы не позволили бы сузить, пропустить, деформировать и исказить вечно новые, эмерджентно возникающие творческие феномены.
Именно новая живая метафизика позволит создать предельно широкий и емкий смысловой контекст рассмотрения творчества, основными измерениями которого являются сверхопытные принципы и трансцендентные начала, сконструировать универсные матрицы, способные вмещать невидимое, неосмысленное, еще непроявленное, но возможное.
При этом первостепенно необходимые эмпирические исследования конкретных жизненных проявлений творческой активности, должны сопровождаться раскрытием фундаментальных оснований и сверхопытных начал реальности, которые определяют необходимые условия, истоки и саму возможность существования творчества и творческих потенций личности. При рассмотрении действительности с позиций «универсалистического эмпиризма (Н.О.Лосский), сам эмпирический факт, сохраняя свою подлинность и живую вещность, предстает как свернутая голографическая матрица, вмещающая все стоящие за ней слои реальности, от воспринимаемых и измеряемых признаков до самых предельных и сконцентрированных универсных смыслов.
При этом каждый феномен, событие и эмпирический факт рассматриваются через призму голографической пентаматрицы, позволяющей высветить все пласты разноуровневых связей, а главное, иерархию их смыслопорожающих центров и ключевых измерений.
Единство теоретической системы создается внутри встречных потоков, одновременно исходящих от первичных, чистых эмпирических представлений и от трансцендентной рамки предельных измерений Универсума. Максимальная обобщенность исходной универсальной структуры и, в то же время, предельная надежность, неуничтожимость и незыблемость первосущностей, оправдывают и предоставляют, в своих рамках, неограниченную методологическую и познавательную свободу, открывают неожиданные возможности для постоянного развития, обогащения и углубления теории.
Одной из важнейших методологических проблем построения единой теории творчества является определение ее базовой структуры. При этом задача сводится к нахождению и созданию некоторой голографической многомерной матрицы, в которой приготовлено место для каждой существующей и возникающей теории, а устойчивые отношения между ее уровнями и ячейками позволят с легкостью и очевидностью раскрывать новые связи и взаимопереходы между различными концепциями.
Данная активная, хорошо структурированная матрица должна быть способной вытягивать, структурировать и упаковывать существующие и непрерывно возникающие эмпирические и теоретические знания. При этом аккумуляция тождественной, но индивидуализированной информации в отдельных ячейках и кластерах, сама по себе приводит к ее качественным преобразованиям, к эмерджентному порождению новых целостностей и смыслов.
Одним из вариантов построения динамических, организующих и порождающих матриц, позволяющих свести многочисленные теории творчества в единую систему и консолидировать их с помощью непричинных смысловых связей, может служить квинтологический подход к творчеству.
Квинтологический подход к исследованию сложных объектов, является разновидностью, конкретизацией системно-структурного подхода и представляет собой методологическую ориентацию, способ видения и описания, в основе которого лежит универсальная пента-структура, квинкунс, образованная путем внутренне необходимого саморазвертывания некоторой первосущности. Квинкунс ( от. лат. quinc-, quinque — пять, uncia — унция, малая часть) представляет собой целостную структуру, состоящую из пяти, расположенных в шахматном порядке многомерных свернутых точек или пространств, четыре из которых находятся по углам большого квадрата, а пятая в его центре. При этом структурно точки могут развертываться в круги и тогда фигура будет представлять собой четырехлепестковый универсальный «цветок жизни».
Сущностным отличием данной структуры от всех других, пятиэлементных пента-структур, является наличие центра, предстающего как квинтесенция, «пятая, и в то же время, первая сущность», наиболее глубинный, первичный и чистый принцип, самая важная и главная идея, как тонкая, пронизывающая миры субстанция, дух и высшая творческая сила.
Данная структура представляет собой «одухотворенную пентаграмму», пентагон, в котором вершина фигуры перемещается в ее центр, некоторую архетипичную включающую субъекта, модель мира, в которой четыре точки, соответствующие сторонам света, встречаются в центре творческой силы и видения. Кроме этого данный способ репрезентации сложных систем является результатом реализации «пифагорейского подхода» к миру, основанного на убеждении, что «все есть число», что само число имеет онтологическую природу и как некоторая организующая первосущность, лежит в основе проявленной и непроявленной реальности, а числовые пропорции и симметрии, выражают наиболее глубинные принципы и закономерности строения и развития мира.
С. Гингер и А. Гингер подчеркивали чрезвычайное богатство смыслов, заложенных в числе пять, которому приписывалось особое значение практически во всех странах, культурах и философских системах. «Пятерка,-пишут авторы, — символизирует завершенность, равновесный союз и гармонию. Это число связано с центром, расположенным строго посреди четырех сторон света». При этом именно пятерка является емким символическим образом, выражающим многомерный подход к человеку, включающим физическое, аффективное, рациональное, социальное и духовное измерение [ 2 ].
Пента-структура и ее особая форма квинкунс. может пониматься как архетип, как универсальная структура пронизывающая все формы и уровни строения и существования мира, проявляющаяся в виде таких способов организации и репрезентации систем, как принцип пентаграммы, мандалы, колеса, цветка, лотоса и пагоды.
В то же время пента-структура является не только емким символом, воплощающем космический порядок и образ мира, но и врожденным архетипом психики, что обеспечивает легкость восприятия и, соответственно, мгновенное, интуитивное схватывание сущностей представленных подобным образом объектов. Кроме этого изоморфность внутренних и внешних структур, порождает особый, фрактальный способ связи между субъектом и объектом и создает возможность их многократного голографического взаимовключения.
Реализация квинтологического подхода связывается с применением ряда последовательных процедур и приемов, в результате которых сложное содержание объекта представляется в виде особого рода репрезентации или архетипичной упорядочивающей пентаструктуры. Данный способ построения объектов придает системе устойчивость и симметричность, облегчает взаимодействие между объектами, которые обретают свою высшую форму связи через равноотдаленный центр координации, управления и смыслонаделения.
Квинтологический подход ориентирует исследовате¬ля на выявление базовых компонентов и структур феномена, на раскрытие и анализ многообразных типов взаимосвязей и сведение их в единое целое. Он, в определенным смысле, представляет собой воплощение принципов «священной геометрии», направленных на поиск топологических решений самых сущностных проблем строения и развития мира.
Приоритетной направленностью и отличительной чертой квинтологического подхода является первоочередное нахождение «порождающего центра», некоторой многомерной точки, свернутой сферы, голографическую клеточки вмещающей универсум, а также в ее развертывании в несколько сущностных измерений, которые с внутренней необходимостью синтезируются в гармоничную структуру, служащую геномом универсального творчества.
Данный принцип построения объектов позволяет разрешить сущностное структурное противоречие между центробежными и центростремительными силами системных объектов, между самодавлеющей тотализацией центра и разрушительными энергиями периферий. При этом сконструированная пента-структура гармонизирует и балансирует отношения внутри системы и выступает как трансформатор, преобразующий деструктивную энергию в созидательную, направляющуюся на ритмичное пульсирование ценной информации и смыслов. В этом смысле особой эвристичностью обладает метафора живого цветка, которая позволяет представить внутреннюю динамику пентаструктуры в виде органичной, пульсирующей системы, ритмично разворачивающей лепестки содержаний и вновь свертывающих их к своему центру.
Высокий креативный потенциал квинтологического подхода проявлляется в ено первоочередной нацеленности на определение и формирование центрального ядра теории, которое спонтанно генерирует новые знания, самостоятельно раскрывает неявные и новые смыслы. Кроме этого создание емкого, голографического способа упаковки, ведет к предельному сжатию и концентрации содержания, к выстраиванию иерархии центральных категорий и соответствующих «порождающих вакуумных пространств», активных пустых мест, которые самостоятельно выбирают и притягивают изоморфные структуры и однородную информацию и одновременно генерируют новые феномены, связи и смыслов.
В то же время бесконечная, неисчерпаемая возможность выявления различных плоскостей, «срезов» и уровней анализа сложных систем позволяет подставлять в пустую матрицу любую пятёрку взаимосогласованных пентаструктурой понятий. При этом в каждом активном пустом пространстве, по принципу китайской пагоды, происходит принудительное наслоение содержаний и смыслов, их взаимонасыщение, взаимодополнение, взаимообогащение и взаимораскрытие.
Уже само помещение отдельных теорий в их «сродненное» пространство, возвращение в их подлинные миры и смысловые контексты, приводит к приросту содержания, а неожиданное объединение их в единую целостную конфигурацию ранее несвязанных теорий, эмерджентным образом раскрывает новые свойства, связи и качества. При этом представление системы знаний в виде пентаструктуры, позволяет каждой частной теории соотносится как друг с другом, так и с целым и самим организующим центром, что позволяет раскрывать ее новые, неожиданные функции, сущности цели.
Необходимо подчеркнуть, что в наиболее общем виде в основе квинтологического подхода лежит:
1. Исходная мировоззренческая позиция, методологическая ориентация, точка зрения, особый ракурс рассмотрения и способ видения сложного объекта.
2. Стратегический принцип или их система, основное положение, убеждение и руководящая идея
3. Способ описания и репрезентации содержания объекта.
4. Набор процедур и приемов, служащих формой реализации исходных принципов и способов представления объекта.
Необходимо отметить, что квинтологический подход рассматривается не как «единственно верная» методологическая ориентация, а только как один из вариантов системного описания, свободно вмещающий и даже усиливающийся от применения монистических, дуалистических, триалогических и тетралогических и других системно-структурных способов репрезентации и анализа.
В свою очередь квинтологический анализ – представляет собой способ реализации квинтологического подхода и определяется как процедура мысленного расчленения предмета на части в целях определения его полноты и сущности. Квинтологический анализ осуществляется в неразрывной связи с синтезом, проявляющегося в конструировании из полученных частей гармоничной структуры, путем объединения их вокруг своего порождающего центра.
Одним из наиболее успешных и детально разработанных способов реализации квинтологического подхода является предложенная В.А. Ганзеном концепция системных описаний или метод пентабазисов [1].
В основе данного метода лежит представление сложных систем в виде пентабазиса, состоящего из четырех рядоположенных, связанных в пары понятий и одного центрального объединяющего. При этом исчерпывающее описание любого объекта действительности достигается путем раздвоения единого основания на две дихотомические пары его сущностных критериев, то есть посредством двух последовательных дихотомических делений.
Ведущей идеей метода является соотнесение совокупности элементов исследуемого объекта с совокупностью элементов выбранного базиса в результате чего производится структурирование мно¬жества элементов и выявляются их сущностные связи и устанавливаются полнота описания.
Использование базисов позволяет сделать эти описания намного устойчивыми, помогает обнаружить общность объектов различной природы, получить значительно более крупные научные синтезы и представить научную информацию в форме, более удобной для восприятия и осмысления.
При этом важнейшим свойством пентабазиса является его согласованность с возможностями восприятия человека и с особенностями строения как первой, так и второй сигнальных систем. Объединение нескольких базисов также дает возможность увеличить аналитическую мощность метода, «В ряде случаев, — пишет В.А. Ганзен, — поиск базисов играет и эвристическую роль, он может помочь обнаружить «белые пятна», облегчить переход от изучения явления к его сущности» [1, с.41]. При этом действенность данного метода может быть существенно увеличена при объединении и наложении нескольких базисов.
Именно метод системного описания В.А. Ганзена может быть положен в основу построения матрицы предельных метафизических оснований творчества или «карты сущностей», а также выявления архитектоники феноменальных миров человека, которые послужат исходными генеративными матрицами построения единой теории творчества.
В этом смысле задача построения структуры и сущностных оснований единой концепции творчества, разворачивается вряд последовательных этапов:
1. Нахождение центрального, порождающего и интегрирующего первопринципа, являющегося квинтэссенцией основных философских предпосылок и методологических ориентаций.
2. Развертывание данного первопринципа, путем последовательных дихотомических делений и объединение новых сущностных манифестаций в целостный пентабазис.
4. Выявление архитектоники миров Универсума, интегрирующим и порождающим ядром которой является мир культуры.
3. Упорядочивание и согласование всех имеющихся теорий творчества и сведение их в стройную взаимосогласованную систему с помощью построенных пентабазисов.
Конструирование исходной, организующей и смыслопорождающей матрицы начинается с нахождения изначального фундаментального первопринципа, который должен обладать следующими качествами: 1. Изначальностью, исходностью, первоначальностью. 2. Универсальностью и инвариантностью 3. Всеобщностью, всевмещаемостью и предельной распахнутостью. 4. Внутренним источником самодвижения и способностью к саморазвертыванию. 5. Самодостаточностью, внутренним единством самопорождающим потенциалом, самопричинностью «causa sui».
По мнению Н.О. Лосского, система возможна только при существовании сверхсистемного, трансцендентного начала, необходимо единого в самом себе и поэтому подлинно абсолютного. Способом отношения данного сверхмирового начала к миру есть творение иерархии субстанциональных деятелей, некоторых конкретно-идеальных начал охватывающих как неживую природу, так трансецндентные духовные сущности. По мнению философа, субстанциональные деятели представляют собой творческие силы, центры порождения и объединения мно¬жеств частных систем, каждая из которых подчинена какому-либо более сложному целому, вплоть дл мирового, имеющего в своей основе единую Высшую субстанцию [5].
Абсолют понимается как безусловное, неограниченное, совпадающее с самим собой, само себя движущее, непрерывно самопорождающееся и вечно новое начало, создающее, вмещающее и поддерживающее все сущее. Данное понимание абсолюта может служить наиболее общей моделью представления центральных компонентов пентаструктур, отражающих все формы существования материи на любом уровне организации. Так исходя из этой модели, онтологическое основание единой теории творчества может быть представлено как процесс непрестанного спонтанного самопорождения бытия.
В то же время, так как Абсолют есть бытие бытия и ничто, тождество тождества и нетождества, единство единства и множественности, то первым этапом развертывания абсолютного первоначала есть его разделение на бытие и ничто. Второй такт развертывания предельных первосущностей приводит к их разделению, по критерию «бесконечное – конечное», на новые диадические комплементарные связки: бытие (целое-взаимодействие) и ничто (возможность-свобода). Именно диалектические пары целое-взаимодействие и возможность-свобода раскрывают сущностные измерения творчества, как способа существования абсолюта, вычерчивают его координирующие смысловые рамки и проявляются как универсальные, качественно своеобразные нерасторжимо связанные, но не перемешивающиеся в реальности онтологические и смысловые сферы человеческого универсума.
Архитектоника данных трансцендентных первосущностей может быть проявлена путем построения их обобщенной топологической модели или «Карты сущностей», компоненты которой представляют собой центральные категории, базовые понятия на которых строятся универсальные философские теории творчества. Так, в наиболее широком смысле творчество может быть определено как способ существования, проявления и развертывания Абсолюта и как творчество природы, а также как достижение и реализация свободы, как создание и реализация возможностей, как создание и реализация целого и как творческое взаимодействие (Табл. 1).

Таблица 1. «Карта сущностей» и универсальные теории творчества 

Целое
Творчество как создание
и реализация целого
Творческое мышление
Возможность
Творчество как создание
и реализация возможностей
Творческое воображение
 Бытие Абсолют
Развертывание Абсолюта
и творчество природы
Творческое восприятие
 Ничто
Взаимодействие
Творчество как
взаимодействие
Творческая память
Свобода
Творчество как
реализация свободы
Творческая интуиция

В свою очередь центральные категории лежащие в основе общих теорий творчества, одновременно выступают как порождающие и интегрирующие принципы, которые упорядочивают соответствующие им расширяющиеся и сжимающиеся содержательные пространства частных теорий, теорий среднего уровня (Р.Мертон, 1967) [12] или «частных теоретических схем” (В.С.Степин,2000 ) [ 8 ].

Данная расходящаяся структура деревоподобная модель соответствует некоторой стандартной структуре гуманитарных и, в частности, психологических теорий. В.А. Юревич считает, что «Ее наиболее отчетливо проступающие элементы — центр и периферия, т. е., с одной стороны, некоторые базовые идеи и утверждения, образующие ядро теории, с другой, — вспомогательные по отношению к нему опыт и когнитивные конструкции» [10 ].
При этом объединяющая матрица универсальных философских теорий творчества может быть представлена в виде последовательного развертывания первосущностей, каждая из которых эксплицируются на определенные содержательные сферы теорий, порождающими центрами которых являются сущности и категории второго порядка [ 6 ]:
1. Творчество как развертывание и способ существования Абсолюта.
творчества природы и универсального процесса эволюции
1.1. Сотворчество человека с Высшей творческой силой.
Реализация творческой божественной силы воли, живущей в человеке (Н.О. Лосский, 1906, 1927); Сотворчество Человека с Богом (Н. Бердяев, 1935).
1.2. Сотворчество путем достижения высших состояний сознания. Творчество как плод божественного вдохновения (Платон 5-4 вв. до н.э.); Достижение состояния Потока (М. Чиксентмихайи, 1975).
1.3. Творческое видение мира Видение личности как источник творчества и создание миров культуры (Г. Зиммель, 1911, 1918).
2. Творчество как Взаимодействие. Трансактные взаимоотношения между индивидуумом и средой (M.Stein,1962); Творчество как гармоничные взаимодействия индивида с его окружением (Х.Андерсон, 1965); Творчество как развивающее взаимодействие (Я.А. Пономарев, 1976).
3. Творчество как создание и реализация Целого.
Открытость целому, достижение единства и гармонии с первичными сущностями вселенной (Х. Андерсон, 1965); Объединение хранящихся в памяти фрагментов знаний в единое целое (В. Келлер, 1930, М. Вертгеймер, 1945).
4. Творчество как создание и реализация Возможностей.
Творчество как «создание вторичных миров» и моделирование языков (Дж. Р. Р. Толкиен,1931); Построение возможных миров, игра с текстом (Р. Барт, 1973; X . Л. Борхес, 1982; У. Эко, 1983); Конструирование как овозможение существования. (М. Эпштейн, 2003)
5. Творчество как достижение и реализация Свободы.
Свобода воли и творчества как выражение собственной природы человека (Пико делла Мирандолла, (изд.1496), Пробуждение “дионисийского” духа, ничтожение и переоценка ценностей (Ф. Ницше, 1872); Творчество как выражение, утверждение и реализация субстанциональной свободы (Н.А. Бердяев, 1911, 1916); Свободная реализация проекта и осуществление свободного выбора (Ж.П. Сартр, 1946);
В свою очередь единая теория творчества должна строится на основе универсальных структур и законов функционирования и развития психики, которая носит онтологический и творческий характер и естественно включает в себя весь спектр проявлений сознания, бессознательных и трансперсональных состояний, а также досубъектных и метасубъектных манифестаций. Так С.Л. Рубинштейн (1957) писал о «родственности» человека всему сущему и его изначальной включенности в состав бытия, А.Н. Леонтьев (1983) рассматривал психику как непрерывный, саморазвивающийся «образ мира», вплетенный в процесс эволюции. В свою очередь В.Т. Кудрявцев утверждал, что психика имеет изначальную, универсально-творческую природу: «Первоначальной формой становления любой психической функции человека является продуктивный, творческий процесс, что обеспечивает построение у индивида динамического образа мира культуры в его всеобщности и универсальности…» [ 4, с.117].
Таким образом, изначальная «Карта сущностей», построенная базе на предельных онтологических оснований, создает организующие и объяснительные пространства не только для философских теорий творчества но и для тех, которые построены на исследовании базовых психических процессов, в свою очередь представленных в виде пентабазиса: «память — мышление», «интуиция -воображение» и лежащего в их основе восприятия. (Табл. 1).
Продолжая задавать предельно широкие контексты и планы понимания, которые высвечивают факты и феномены, недоступные непосредственному наблюдению и эмпирическому исследованию, сохраняя предельно широкий взгляд на творчество и, с необходимостью вводя в бытие понятие субъекта, мы получаем новую онтологическую категорию – мир, вернее неразрывную связку и целостность «человек-мир» или бытие человека в мире.
Изначально – синкретичным, первичным миром человека является мир культуры, который создается первозданным, целостным актом творческого осознания-видения, представляющего собой некоторую изначальную синкретическую целостность, включающей действие по созданию артефакта, акт преодоления проблемы, сопутствующий коммуникативный акт и свободное эмоциональное самовыражение, порождающего мир и самого себя человека.. При этом рождающийся вместе с человеком мир культуры, в свернутом виде содержит в себе будущие автономные феноменальные миры, выражающие пять основных форм бытия: предметного, человеческого, символического, социального и культурно-творческого.
Последовательное саморазвертывание мира культуры с помощью универсальных дихотомических делений, позволяет выявить относительно автономные субъективный и объективный пласты культуры, которые, в свою очередь, разделяются на две комлементарные связки миров: предметного и символического, а также внутреннего и социального, вершины которых вновь интегрируются миром культуры.
При этом вырисовывается определенная архитектоника независимых миров Универсума, раскрывющая базовые симметрии и гармоничность взаимосвязей внутри универсальной пентаструктуры. Именно данная пентаструктура базовых миров человека, может послужить конституирующей матрицей, системой смысловых контекстов, измерений и факторов упорядочивающих и порождающих основные психологические концепции творчества.
Традиционно, поиск и нахождение определенных интегрирующих принципов и упорядочивающих паттернов творчества производилось преимущественно путем обобщения и анализа всего многообразия эмпирического опыта и имеющегося теоретического знания. Так Мel Rhodes (1961) проанализировав 40 определений творчества и 16 определений воображения, разработал и обосновал целостную модель творчества — 4 Ps, представив его в виде взаимодействия 4-х факторов: процесса, продукта, личности, и среды (process, product, person, press) [14]. В свою очередь Ross Mooney (1962) также предложил рассматривать творчество через призму модели 4 Ps (process, product, person, environment) [13]. Stuart E. Golann (1963) заменил понятие среды, близким по смыслу понятием “место” и его теория 4Рs (process, product, person, place) стала структурной основой для организации теоретического и эмпирического исследования творчества. При этом “место” (place) в широком смысле понималось как проблемная или социально-организованная cреда [11]. В дальнейшем, Д. Саймонтон (Dean K. Simonton, 1988) отождествляя понятия лидерства и творческой активности, расширил список организующих категорий и ввёл пятую Р — persuasion (убедительность) [15]. В свою очередь Клаус Урбан (2003) к трем классическим измерениям — процесс (process), продукт (product) и личность (person) добавляет новую — проблема (problem), оставляя категорию среды (environment). Исходя из этого он вывел новую формулу творчества: 4Ps-Е [16].
Необходимо отметить, что данные целостные модели творчества были построены путем анализа и обобщения теоретических знаний и эмпирического опыта, в строгом соответствии с позитивистскими критериями научности и принципами рациональности, логичности и достоверности.
В то же время рефлексивный, гипотетико-дедуктивный способ исследования творчества, при котором в качестве исходного концептуального конструкта выбирается жизненный мир личности, а вернее совокупность составляющих его феноменологических миров, позволяет вывести центральные категории творчества из его топологической модели или системы взаимосогасованных содержательных пространств. Максимально возможная полнота описания имеющегося и возможного эмпирического опыта достигается путем ведения его в структуру феноменологического пентабазиса, объединяющего предметный и символический, внутренний и социальный миры, а также культуру, как центр их интеграции и порождения.
В реальной жизни творчество проявляется как способ существования человека в Универсуме, в его мирах и в, первую очередь, в изначальном, порождающем и одновременно вершинном, интегрирующем феноменальные миры, пространстве культуры. При этом в предельно широком понимании творчество представляется как целостный, непрерывный, структурированный универсными законами и структурами поток творческого видения, проецирующийся в базовые, феноменальные миры и проявляющий себя с помощью элементов, структур и основных закономерностей этих миров.
Раскрытие способов существования личности в пяти феноменальных мирах, позволяет выявить основные формы творчества, качественное своебразие которых определяется спецификой строения и смысловой определенности каждого мира. Так в мире культуры творчество проявляется как творческое видение и центрирующее его смыслотворчество, представляещее собой высшую, самодостаточную форму активности, гармонично включающую и интегрирующую все остальные формы творчества.
В то же время творческое видение предстает как единый поток восприятия, анализа, переживания, осмысления и действенного, совершающегося во внутреннем плане, преобразования мира. При этом центральным, сущностно-эмерджметным процессом, пронизывающим все остальные внутренние потоки творского видения , является смыслотворчество, понимаемое как способ вычерпывания и наделения действительности развивающими, креатологическими смыслами.
Смысловые структуры являются высшими, ядерными, интегративно-трансцендентными образованиями личности, а сам смысл равнозначен существованию личности в мире и cамой жизни. «Некоторые его называли четвертым, — писал В.П. Зинченко, некоторые — пятым измерением бытия. Хотя его должно назвать первым» [3].
Смыслотворчество как центральный динамичный компонент высшей формы творчества творческого видения, пронизывает и наполняет все специфические формы творческой активности личности в пяти автономных мирах, организующихся соответствующими центральными категориями творчества. Так в предметном мире творчество проявляется как продуктивная творческая деятельность, сущностной категорией которой выступает «продукт», в символическом как творческое решение проблем –организующееся категорией -«процесс», в социальном, как творческий диалог –определяющейся доменом -«среда» и во внутреннем как творческая самореализация – порождающаяся центральным понятием «личность». Построенная дедуктивным способом пента-матрица базовых активностей и категорий обладает мощным объяснительным и эвристическим потенциалом и удивительным и в тоже время естественным образом включает в себя основные измерения или домены творчества, (процесс, продукт, личность и среду), полученные путем обобщения и конденсации эмпирического опыта.
В связи с сущностностью и исходностью процесса смыслотворчества, для раскрытия глубинной сущности творчества целесообразно ввести пятый элемент, базовую категорию, некоторое центральное измерение – смысл (sense), а классическую модель представить в виде 4Ps/S — процесс (process), продукт (product), личность (person), среда (place), смысл (sense).(Табл.2).

Таблица 2. Архитектоника феноменологических миров и  психологические теории творчества 

Символический мир
Творческое решение проблем
Процесс (Process)
Социальный мир
Творческий диалог
Среда (Place)
Культура
Реализация творческой позиции,
творческая рефлексия
и смыслотворчество
Смысл (Sense) 
Предметный мир
Творческая деятельность
Продукт (Product)
Внутренний мир
Самоактуализация
Личность (Person)

 

Сконструированная генетическая порождающая и организующая пентаматрица, которая лежит в основе интеграции существуюших общих и частных теорий может быть наполнена конкретным содержанием и представлена в следующем виде [6]:

1. Творчество как видение, реализация творческой позиции, как творческая рефлексия и смыслотворчество.
1.1. Творчество как особое состояние души, творческая установка, способность воспринимать мир (Э. Фромм, 1959,1970); Реализация творческой позиции (Stance) (S.J. Parnes,1967); 1.2. Творчество как создание новых смыслов. Порождение смыслов «экзистенциально-априорными структурами» (Л. Бинсвангер,1958; Р.Мэй, 1969); Поиск и нахождение новых смыслов (В. Франкл, 1959); Смыслопорождение (Б.С. Братусь,1994; Д. Леонтьев, 1999; С.В. Дмитриев, 2001), Cмыслостроительство (Ф. Е. Василюк, 1984); Творческое понимание как извлечение, трансляция и порождение новых смыслов (В.П. Зинченко, 1997).
2. Творчество как продуктивная деятельность. Творческая мощь человека, реализующаяся в непрестанной деятельности (Г. Фихте, 1794); Творчество как продуктивная, преобразовательная деятельность (С.Л.Рубинштейн, 1946),
3. Творчество как обнаружение и решение проблем. Творчество как процесс преобразования проблематической ситуации в решенную (Дж. Дьюи,1910); Творчество как решение задач и проблем (В. Келер, 1925; К. Дункер, 1945; М. Вертгеймер, 1945); Чувствительность к проблемам, определение несовершенств (Е. Torrance, 1962, 1967);
4. Творчество как самоактуализация и реализация. специфических свойств и черт личности. Принцип творческой самодеятельности: созидание себя в процессе творчества (С.Л. Рубинштейн, 1922), Спонтанная реализация сущностного-Я (Э.Фромм, 1941); Творчество как самореализация(К. Роджерс, 1954, 1965); Творчество как спонтанная и трансцендентная самоактуализация (А. Маслоу, 1954, 1968,1971).
5. Творческий диалог, любовь и эмпатия. Продуктивный диалог и майевтика (Сократ, 5 в. до н.э.); Эрос, любовь и влечение к подлинно Прекрасному (Платон, 5-4 вв. до н.э.; Плотин, 3 в. н.э.); Диалог как свободная, плодотворная, порождающая активность (М. Бубер, 1923), Диалогическая природа мышления, творчества и культуры (В.С. Библер, 1975, 1990); Творчество как диалог и взаимное участие (D. Bohm, 1992,1996) и др .
Творчество укоренено в культуре, человеческой практике, социальном мире, текстовой реальности и в неповторимом экзистенциальном опыте. Творчество – это не только и не столько процесс, способность, продукт или особо организованная среда, сколько универсальное начало, многомерное динамическое пространство, самодостаточная порождающая первосущность, проявляющаяся в феноменальных мирах в форме эффективного решения проблем, свободной самореализации, продуктивной деятельности и творческого диалога.

Выводы
Построение единой теории творчества должно осуществляться не столько не путем интеграции многочисленных существующих теорий среднего уровня, а на основе развер¬тывания некоторых исходных метафизических моделей и онтологических оснований, которые закладывают фундамент, порождают иерархию новых центральных категорий, возводят каркас и общую концептуальную рамку теории.
Последовательное развертывание и наполнение исходных порождающих и интегрирующих пентаматриц открывает возможность систематизации, организации, взаимосогласования и взаимообогащения различных частных теорий, позволяет раскрыть сущностные взаимосвязи между ними, соотнести их с реальностью и исходными философскими основаниями, предсказать и стимулировать появление новых теорий.
Эффективным и эвристическим вариантом создания динамической, впитывающих и порождающих информацию матриц, служит квинтологический подход к исследованию сложных объектов, в основе которого лежит универсальный принцип репрезентации систем с помощью архетипических пентаструктур и пентабазисов.
При этом центральный элемент пентаструктуры является аккумулятором высокоценной информации и генератором новых смыслов.
Сущностной и отличительной чертой квинтологичного подхода является первоочередной определение центрального элемента пентаструктуры, некоторой свернутой порождающей матрицы, которая интегрирует и структурирует имеющуюся информацию и генерирует новые смыслы.
Сушностной и отличительной чертой квинтологического подхода является первоочередное определение центрального элемента пентаструктуры, некоторой свернутой порождающей матрицы, интегрирующей и структурирующей информацию и генерирующей новые смыслы.
Описание системных объектов в виде пентаструктур, является одним из возможных, но, в то же время, оптимальным для сверхсложных систем способов описания и построения концептуальных теоритических систем, так как он позволяет гармонично объединить такие сущностные критерии всех представлений, как принципы полноты и простоты.
Можно предположить, что все сложные системы развиваются по направлению к обретению баланса между пятью базовыми внутренними подсистемами, к их взаимоусилению и гармоничному взаимодействию с сохранением автономности, в создании симметричной конфигурации объединенной вокруг центральной сущности.
Универсальная пента-структура или квинкекс является архетипическим символом, инвариантной структурой пронизывающим все уровни строения им развития мира и она, как исходная организующая и порождающая матрица, может быть положена в основу построения структуры единой теории творчества, универсальной психологической парадигмы, органичной научной картины мира и универсной модели предельных сущностей и первосмыслов.

Список использованных источников

  1. Ганзен В. А. Системные описания в психологии / В. А. Ганзен. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. — 176 с.
  2. Гингер С. Гештальт — терапия контакта/ С. Гингер, А. Гингер; пер. с фр. Е. В. Просветиной.— СПб.: Специальная Литература, 1999.—287 с.
  3. Зинченко В. П. Живые метафоры смысла [Текст] : к 110-летию со дня рождения Л. С. Выготского / В. П. Зинченко // Вопросы психологии. — 2006. — N 5. — С. 100-112.
  4. Кудрявцев В.Т. Творческая природа психики человека / В.Т. Кудрявцев // Вопросы психологии. -1990. — № 3. — С. 113 — 121.
  5. Лосский Н. О. Мир как органическое целое/ Н. О. Лосский. — Москва: Директ-Медиа, 2008. — 285 с.
  6. Марков С.Л. Теории творчества. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.geniusrevive.com/index.php/teorii-tvorchestva
  7. Рыбалкин Н.Н. Философия безопасности: учебное пособие/ Н.Н. Рыбалкин. — М.: МПСИ, 2006. — 296 с.
  8. Степин В. С. Теоретическое знание: Структура, историческая эволюция/ В. С. Степин. — М.: Прогресс-Традиция, 2000. – 743с.
  9. Уайтхед А. Избранные работы по философии / А. Уайтхед; сост. И. Т. Касавин: Общ. ред. и вступ. ст. М.А. Киселя.—М.: Прогресс, 1990.
  10. Юревич А.В. Структура теорий в социогуманитарных науках // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.history. vuzlib.net/book_o004_page_10.html
  11. Golann S. Psychological study of creativity//Psychological Bulletin, 60, 1963.- P. 548-565.
  12. Merton R. K. The Sociology of Science: Theoretical and Empirical Investigations/ R.K. Merton; Ed. Norman W. Storer.- Chicago: The Univ. of Chicago press, 1973. — 605 p.
  13. Mooney R. L. A Conceptual Model for Integrating Four Approaches to the Identification of Creative Talent // A Source Book for Creative Thinking; Ed. Sidney J. Parnes and Harold F. Harding/ R. L. Mooney — New York: Scribner, 1962. – P. 73–84.
  14. Rhodes M. An analysis of creativity/ M. Rhodes// Phi Delta Kappan, -1961. -42. — P. 305-310.
  15. Simonton D. K. Scientific genius: A psychology of science/ D. K. Simonton. — Cambridge: Cambridge University Press, 1988.
  16. Urban K.K. Toward a Componential Model of Creativity // Creative Intelligence; Ed. D. Ambrose, L.M. Cohen & A.J. Tannenbaum/ K.K. Urban -Cresskill, NJ: Hampton Press, 2003. — P. 81-112.
    Марков С.Л.
    Квінтологічний підхід до побудови єдиної теорії творчості / С.Л. Марков // Правничий вісник Університету «КРОК» – 2012. -Вип.11.– С.160 -171.
Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>