Личностные механизмы смыслотворчества

0
8
Запись 5 из 19 в теме Психология творчества

Личностные механизмы смыслотворчества
С.Л. Марков
В статье рассматриваются и анализируются психологические и личностные механизмы усмотрения и создания новых смыслов. Предлагается система и принцип организации механизмов смыслотворчества на основе таких универсальных структур как «карта первосущностей» и «порождающая матрица творчества».
Ключевые слова: Смыслотворчество, механизмы смыслотворчества, матрица механизмов творчества, универсальные матрицы

Постановка проблемы
Исследования процессов смысловой динамики нашли широкое отражение и представленность в современной психологической литературе. При этом в качестве основных смысловых процессов наиболее часто рассматриваются такие целостные динамические феномены как смыслоосознание, смыслообразование, смыслостроительство и смыслопорождение. В то же время определение сущности и основных содержательных характеристик данных процессов, становится возможным только при раскрытии механизмов их функционирования и развития.

Анализ последних исследований и публикаций
Современные психологи, занимающиеся проблемой смысла, опираясь на положение Л.С. Выготского о том, что существует динамическая смысловая система, представляющая собой единство аффективных и интеллектуальных процессов, традиционно рассматривают смысл как целостную, автономную, динамическую систему, которая отражает действительность и систему деятельностей, а также реализует эмоционально-личностное, смысловое отношение к миру (А.Н. Леонтьев, Ф. Е. Василюк, Б.С Братусь, А.Г. Асмолов, Д.А Леонтьев) [1-5].
Разнокачественные процессы и механизмы смыслопорождения выступают предметом рассмотрения и анализа в философской, литературоведческой, лингвистической и психологической литературе. Так в этих работах процесс смыслопорождения предстает как «нескончаемое обновление смыслов во всех новых контекстах» (М. Бахтин, 1975), спонтанно-творческая распаковка заложенных в мире смыслов (В.В. Налимов 1978) и творение смысловых горизонтов, контекстов и активизация нераспечатанных смыслов (К.А. Свасьян, 1987) [6-8]. В психологическом плане возникновение новых смыслов предстает как внутреннее соотнесение отдельных ситуаций, актов поведения к более широким контекстам жизни (Б.С. Братусь 1988), смыслопорождение, смыслообразование, смыслоосознание, смыслостроительство, смыслотворчество (Ф. Е. Василюк, Б.С. Братусь, Д. Леонтьев, С.В. Дмитриев, А.В. Серый, A.A. Осанов) [2; 3; 5; 9-11].
Особый интерес представляет разработка процессов смысловой динамики в рамках постмодернистской парадигмы, в которой сам смысл предстает как предельно процессуальный феномен, а его порождение и спонтанное возникновение, понимается как потенцирование текста и умножение его смысловых возможностей (Ж. Батай, 1949), спонтанное порождение смыслов текстом, семантическое ветвление, версификация, «систематическое высвобождение смысла» (Р. Барт,1964), как деконструкция, разрушение стереотипов, включение в новый контекст, процесс разложения структур, генерация и рассеивание смыслов (Ж. Даррида, 1967), как нон-финальная «экспериментация», источником которой выступает хаотичная текстовая среда и «ризомность» (Ж. Делез, 1969), самодостаточная, «безличная продуктивность» текста, как означивание, выступающее базовым процессом текстопорождения (Ю.Кристева, 1969) [12;13].

Нерешенные ранее части общей проблемы
Практически каждый из исследователей, занимающийся проблемой смысловой динамики закономерным образом приходил к поиску и определению механизмов процессов смыслопорождения, осознавая, что именно эти механизмы и раскрывают их сущность и основные закономерности функционирования смыслу. В то же время именно множественность, разноуровневость и разноплановость, предложенных в рамках различных концепций, механизмов смыслопорождения требует их упорядочения и сведения в одну целостную, непротиворечивую систему.

Формулировка целей статьи
В данной связи целью статьи является выявление и анализ существующих механизмов смыслопорождения и смыслотворчества, а также построение, на основе универсальных порождающих матриц их взаимосвязанной иерархической системы.

Изложение основного материала исследования
Смыслотворчество целостной творческой личности проявляется как умножение и генерация новых смыслов, как потенциация смылового поля и наращивание интерпретаций, а также как элативизация, возвышение смысла, наполнение объектов развививающими, универсными значениями и культурно-творческими смыслами.
При этом смыслотворчество является стержневым, определяющим процессом более фундаментального потока творческого видения, понимаемого как динамичное, открытое, переживающее и действенное сознание, или по выражению М.М. Бахтина как вперед себя глядящее, поступающее сознание [ 6 ].
Смыслотворчество как самопробуждение смыслов в потоке творческого видения имеет предельно продуктивный характер и проявляется как управляемое и свободное манипулирование элементами образа мира, как вычерпывание всей многослойности их смыслового содержания и порождение новых уникальных смыслов.
Раскрытие сущности, содержательных и функциональных характеристик процесса смыслотворчества, становится возможным только посредством раскрытия его механизмов, которые по мере их осознания и закрепления трансформируются в эвристические приемы, методы и процедуры.
Под механизмом смыслотворчества мы понимаем взаимосвязанную систему условий, свойств и состояний личности, а также последовательно развертывающихся усилий и операций, которые обеспечивает процесс усмотрения и порождения новых смыслов. При этом качественное своеобразие личностных механизмов смыслотворчества определяется особенностями проявления целостной творческой позиции личности и , в первую очередь, ее ценностно-смыслового компонента. В процессе многоуровневого смыслового взаимодействия личности с различными феноменальными мирами: текстами, коммуникативными системами и самим миром культуры, активизируются все ее компоненты, которые реализуются посредством иерархизированной системы взаимосвязанных механизмов.
Так О. А. Арутюнян, которая рассматривала смыслотворчество, как творение читателем собственного смысла, придавание и приписывание смысла в процессе понимания философского текста, выделяла следующие механизмы смыслообразования: а) сопереживания; б) исходной противоречивости; в) чтения во времени; г) механизм самовопрошания; д) метафора[14]. И. М. Розет, анализируя особенности проявления творческого воображения преимущественно на ценностном уровне взаимодействия, утверждал, что в основе его функционирования лежит пара противоположных, взаимосвязанных механизмов: анаксиоматизации, состоящей в обесценивании объекта, информации и отношений, и гипераксиоматизации, представляющей повышенную оценку объекта. Универсальность данных механизмов, а также тот факт, что оценочная деятельность напрямую связана с процессом порождения смыслов, позволяет рассматривать их как сущностные механизмы смыслотворчества [15].
В свою очередь Н.В.Крогиус предложил, пару схожих по содержанию приемов, эффективно применяющиеся в спортивной борьбе: дискредитации соперника, состоящей в акцентировании и анализе его слабостей и применяющейся с целью избавления от неуверенности и идеализации, позволяющей избежать недооценки соперника и сохранить мобилизацию на игру[16]. Д.А.Леонтьев, на основе теоретического анализа существующей литературы по проблеме смысловой динамики, выделил такие психологические механизмы порождения смысла: 1) Замыкание жизненных отношений, импринтинг, встреча субъекта с объектом или явлением, результатом которой становится неожиданное спонтанное обретение этим объектом весомого жизненного смысла 2) Индукция смысла, представляющая собой придание смысла деятельности; 3) Идентификация с определенной социальной группой или общностью и присвоение их смысловых ориентации; 4) Инсайт или просветление, как внезапное усмотрение смысла; 5) Столкновение смыслов при встрече различных смысловых миров субъектов; 6) Полагание смысла, в процессе которого субъект своим сознательным и ответственным решением устанавливает значимость чего-либо в своей жизни [5].
Проблема процессов и механизмов ценностно-смысловой организации деятельности была подробно разработана в работах С.В. Дмитриева, выделившего 20 механизмов, которые были определены автором как антропные, преимущественно лингво-культурологические, механизмы формирования личности творца. В то же время если первые 7 механизмов: смыслообразование, смыслопостижение, смыслоинтерпретация и смыслотворчество выступают скорее как процессы или обобщенные механизмы порождения новых смыслов, то остальные представляют собой психологические механизмы реализации данных процессов. Среди них наиболее сущностными и универсальными являются: 1) Смысловыражение — «растворение» личности автора в системе культуротворческих действий; 2) Смысловое вживание в объект познания и преобразования; 3) Перенесение смысла с одного объекта на другой (метафора, аналогия, аллегория, катахреза, транспозиция, семантическая экспансия, смысловой сдвиг из текста в контекст). При этом данный универсальный механизм расщепляется на такие более тонкие психологические механизмы, как усиление и уменьшение каких-либо свойств, гиперболизация, совмещение взаимоисключающего, доведение проблемы до абсурда, фантасмагория; 4) Дифракция смысла — новое освещение старых смыслов; 5) Интерференция смыслов — усиление или ослабление смысловых позиций и контрпозиций; 6) Логическая стереоскопия смысла — создание нового смыслового отношения к объекту 7) Модификация смысла — изменение смыслового отношения к ситуации решаемой задачи 8) Амфиболия смысла – множественное истолкование 9) Коннотация — увеличение емкости смысловой интерпретации действия за счет дополнительных, сопутствующих значений. 10) Контаминация смысла взаимодействие близких по значению смыслов двух или нескольких событий; 11.Смысловой катарсис [9].
Еще более обширную и подробную классификацию механизмов усмотрения и построения смыслов предложил Г.И.Богин, который полагал, что в их основе лежит понимающая рефлексия, особая рефлективная позиция, реализующаяся посредством особых техник понимания. При этом он выделяет 104 рефлективные техники, из которых 19 относятся непосредственно к смыслоусмотрению и смыслопостроению, 6 техник связаны с созданием «рефлективного мостика» между средствами текстопостроения и понимаемой онтологической картиной, 12 техник «расклеивания» смешиваемых конструктов, 16 техник интерпретационного типа, 26 техник перехода и замены, 25 техник произвольного выхода из ситуации фиксации рефлексии в духовное состояние [17].
В данной предельно подробной системе механизмов и приемов смыслоусмотрения и смыслопостроения можно выделить такие сущностные, как: 1) Интендирование — создание направленности рефлексии для указания на ее отправные точки, на более глубинные смыслы; 2) Растягивание смыслов — их категоризация, переход от собственно смыслов к метасмыслам и метаметасмыслам; 3) Экспектация — регулируемые ожидания смыслов 4) Проблематизация; 5) Феноменологическая редукция — «уход в альтернативный мир» текста; 6) Значащее переживание усмотренного смысла; 7) Метафоризации; 8) Ирония; 9) Усмотрение и определение альтернативного смыслового мира;10) Выход к усмотрению и осознанию красоты; 11) Ассоциирование;12) Выход к инновации, придумыванию, изобретению [17].
Анализ обширных списков механизмов усмотрения и порождения смыслов высвечивает ряд проблем, которые естественно возникают на стадии роста и развития любой теории. Различие в исходных теоретических предпосылках и исследовательских задачах привело к существованию обособленных кластеров разноуровневых, различных по своей содержательной нагруженности механизмов, часть из которых повторяется от списка к списку. Кроме этого в предложенных системах механизмов смыслопорождения часто смешиваются процессы и механизмы, а также их различные качественные уровни.
В то же время недостаточное внимание уделяется сущностным трансиндивидным и сверхчувственным характеристикам смысла, которые эксплицируются в универсальные механизмы и проявляются в феноменальных мирах в виде эффективных, обладающих значительной эвристической мощью приемов.
Обращение к такому трансиндивидному, сверхчувственному феномену как смысл и попытка раскрытия его сущности и механизмов, понимания его во всей полноте, без искажений и потерь непроявленных пластов содержания, требует рассмотрения сложных cмысловых феноменов в самых предельных контекстах, в процессе его соотнесения с высшими духовными измерениями и абсолютными трансцеденталиями бытия.
Одним из способов организации, раскрытия и задания смыслов и их механизмов, является нахождение или построение инвариантных, универсных структур, некоторых архетипичных генеративных матриц, конституированных фундаментальными первосущностями и универсальными механизмами развития. Так, В. Гейзенберг писал, что те же самые организующие силы, которые создали природу во всех ее формах — ответственны за структуру нашей души и точно так же — за нашу способность мышления [18 ].
Организующей смысловой матрицей может служить исходная «Карта первосущностей», заданная путем последовательного логического развертывания Абсолюта, на первичную связку первосущностей «Бытие – Ничто», а затем еще на две новые комплементарные связки: Бытие (целое-взаимодействие) и Ничто (возможность-свобода).
Именно диалектические пары «целое-взаимодействие» и «возможность-свобода», порожденные и центрированные Абсолютом, вычерчивают фундаментальные и взаимодополняющие трансцендентальные пространства, которые являются конститутивными элементами универсальной карты первосущности.
Данная инвариантная генеративная матрица пронизывает все пласты реальности, феноменальне миры и сферы человеческого опыта, а ее измерения или фундаментальные категории определяют глубинно-сущностные характеристики смысла. При этом порождающие пространства универсальной центрированной пентаграммы, с одной стороны организуют, связывают, соотносят с центром все существующие сущностные характеристики смысла, а с другой порождают новые или, скорее, способствуют спонтанному самопорождению неявных атрибутов смысла в вычерченных лакунах.
Так, можно выделить следующие предельные и сущностные характеристики смысла, которые являются коррелятами атрибутов первосущности:
Абсолют (изначальность, универсность, креатологичность и самопорождаемость смысла); Бытие (субстанциональность, устойчивость, инвариантность, упорядоченность); Ничто (неявность, неопределенность, изменчивость, вариативность); Целое (контекстуальность, холичность); Взаимодействие (интенциональность, связанность); Возможность (потенциональность, полифоничность); Свобода (трансцендентность, хаотичность). В то же время аутентичные способы развертывания и конституирования аксиоматически заданных первосущностей, проявляют себя как сущностные трансцендентальные механизмы смысла (см. табл.1).

Таблица 1. Сущностные трансцендентные измерения и механизмы смысла

ЦЕЛОЕ
Контекстуальность
Целостность
Распахивание контекста
и соотнесение со все более широким целым
ВОЗМОЖНОСТЬ
Потенциональность
Полифоничность
Потенциация 
как умножение контекстов, нагнетание точек зрения и интерпретаций
БЫТИЕ
Субстанциональность,
устойчивость,
инвариантность, упорядоченность
Контекстуальность и
интенциональность как основопологающие
атрибуты смысла
(Д.А.Леонтьев)
    АБСОЛЮТ
                     Изначальность
       Универсность
      Креатологичность
    Самопорождаемость
Элативизация смысла,
как непрерывное создание высших смыслов в процессе движения по смысловой вертикали
Креатологизация как наполнение объектов  высшим, творческим смыслом
 

 


НИЧТО

Неявность, неопределенность,
изменчивость, вариативность
Осмысление как трансцендирование
в потенции (Е.И. Иванов), Единство эксцесса и трансгрессии (Ж.Батай)
и «позитивная деконструкция»
(М. Эпштейн)

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ
Интенциональность
Связанность
Взаимопроникновение
смысловых миров, образование высших связей,
перенос и накладывание смыслов
СВОБОДА
Трансцендентность
Хаотичность
Деконструкция как разрушение
традиционных смыслов, разрыв привычных
связей и абсурдизация

 

Спонтанное порождение, собирание, нахождение и создание новых неожиданных и свежих смыслов, произвольное наделение ими объектов и событий осуществляется с помощью системы взаимосвязанных универсальных механизмов смыслотворчества, среди которых выделяются:

1. Элативизация (от лат. elativus , elatus –возвышенный, направленный вверх) состоит в непрерывном усмотрении и создании высших развивающих и укрепляющих смыслов объектов и явлений, путем раскрытия их истинной творческой природы и помещения в предельно широкие универсные контексты.
Данный механизм проявляется как движение по смысловой вертикали, как сублимация, «возгонка» смысла, спиралеобразное, подчиненное вселенским ритмам, восхождение к первосмыслу или смыслу смыслов.
Элативизация состоит в непрерывном переосмыслении реальности, в раскрытии более глубинных, скрывающихся за очевидными значениями, смыслов, в создании новых высших связей, в соединении неявно связанных явлений по законам красоты и скрытого протопорядка. Порождение новых высших смыслов происходит вследствие творческого разрешения внутренних и внешних конфликтов, трансформации вреда в пользу, нахождения в каждом объекте, ситуации и явлении персонального развивающего смысла.
2. Креатологизация — представляет собой поиск, извлечение или наполнение высшим, творческим смыслом любого предмета, явления природы и события, любой мысли, переживания и действия. Это видение в каждом объективном факте и явлении их глубинных, соотносимых с высшими и предельными ценностями, смыслов. В то же время креатологический смысл по своей сущности лишен тоталитарной императивности и представляет собой единство высшего универсного и живого индивидуального смысла объекта, существующего как уникальный феномен и событие.
3. Амплификация смысла состоит в его расширении, увеличение, умножении и возвышении, путем свободного и неограниченного включения в аналогичные по содержанию произведения искусства, мифы, религиозный опыт, жизненные события, сновидения, символы и архетипы. Схожим механизмом выступает «Духовная диверсификация смысла деятельности», понимаемая как расширение духовно-деятельностного мира человека (С.В.Дмитриев) [9].
4. Анагогическое истолкование (от греч. anagoge — вести вверх) выявляет универсальное этическое значение символов, путем обращения к «возвышенным идеалам» и представляет собой способ интерпретации, направленный на образование все новых и все более универсальных функциональных символов, на последовательное восхождение от буквального смысла к духовному (Г.Зильберер) [19 ].
5. Смысловая пульсация, которая проявляется как попеременная центрация и рецентрация смысла, как выявление эмоционально-смысловой доминанты, всеохватывающей идеи и страстного устремления, а также как интуитивное улавливание, схватывание неявных смыслов, которые спонтанно самопорождаются на границах и в «перемешивающихся слоях». Данный механизм лежит в основе особого вида движения, состоящего в смысловом балансировании и вибрациях, в последовательном разрушении привычного господствующего смысла и создании нового, в конструировании смысловых связок – «главное-второстепенное» и в ритмических переходах от доминантных смыслов к периферийным, которые неожиданно становятся главными.
В реальной жизнедеятельности данный механизм проявляется как приостановка активности, возвращение к началу, видение мира впервые и переосмысление его с чистого листа, как глубинная переоценка внутренних ориентиров, ценностей, целей и приоритетов.
6. Смысловая рефлексия понимаемается как внутренняя работа по переосмыслению, в том числе и самих способов рефлексии и стратегий порождения новых смыслов. (А. В. Россохин) [20].
7. Потенциация проявляется как мультипликация смыслов, путем умножения замыслов, развертывания альтернатив, создания новых понятий, их вариаций и соперничающих моделей. Потенциация представляет собой «позитивную деконструкцию», которая не только расшатывает основы, генерирует и рассеивает смыслы, но и предлагает альтернативные, новые взляды на вещи. (М.Эпштейн) [21].
8. Мистеризация – представляет собой усмотрение в объектах и их наделение таинственными, непостижимыми и сокровенными смыслами. Реализация данного механизма требует особого настроя, занятия активно-рецептивной позиции, включающей почтение и благоговение перед тайной, неспешное ожидание и чуткое улавливание эмерджентно возникающих неведомых смыслов.
Так А.А. Пузырей, анализируя взгляды Л.С.Выготского на проблему понимания произведений искусства, писал, что он как раз и ставил феномен тайны «во главу угла», как раз и пытался брать именно «тайну» в качестве исходной, отправной точки для развертывания работы понимания [22].
9. Холизация – интуитивное, одномоментное схватывание смыслов во всей их целостности. Это умение видеть всю многомерную сложность объекта, симультанно охватывать ее одним взглядом, выявлять скрытые за информаций смыслы, упорядочивать многообразие в виде совершенных и простых гештальтов. Данный механизм проявляется как инсайт, просветление или внезапное усмотрение смысла там, где только что еще ничего не было (Д.А.Леонтьев) [ 5 ].
10. Соотнесение и вписывание объектов в новые, широкие контексты. При реализации данного механизма усмотрение новых смыслов объектов, осуществляется путем их вписывания в фундаментальные и абсолютные матрицы, их соотнесением с целостным смысловым Универсумом и глубинными внутренними горизонтами. Так Б.С.Братусь считал, что движение смысловой сферы обеспечивается обращением личности к более широким контекстам, например к собственным предельным ценностям или к нравственным общечеловеческим [ 3 ].
11. Смысловая трансценденция представляет собой производство новых смыслов путем выхода за пределы наявных, капсулированных смысловых контекстов, произвольного перехода к высшим надсистем и всей полноте целого, к неявным смыслам сферы невидимого и потустороннего. Данный механизм акцентирован на самом процессе перехода границ и рамок, на личностном акте выхода за пределы. Это преодоление не чего-то, не ради чего-то, а смодостаточное выхождение из замкнутости и ситуативности ради выхождения , постоянное смыслообновление в пространстве свободы.
12. Деконструкция состоит в раскрытии и освобождении скрытых смыслов, в нахождении самих истоков смыслопорождения путем разрушения стереотипов и «репрессивных логоцентризмов», с помощью расплетения, разложения, расслоения, разборки и реконструкции устоявшихся структур и традиционных ценностей.
Деконструкция, по словам автора этого термина Ж. Дерриды, «есть движение опыта, открытого к абсолютному будущему грядущего», она позитивна и изобретательна, она производит новые правила для будущих достижений и ведет к рождению изобретения [12].
13.Коннектизация состоит в порождении новых смыслов путем раскрытия всего многообразия проявленных и возможных связей, создания новых, качественно высших отношений, а также посредством понимания глубинных интенций, предназначения и внутренних целей объектов. Глубинными психологическими механизмами создания новых смыслов в данном случае выступают аглютинация, комбинирование и создание смысловых узоров.
14. Трансферизация (лат. transferre — переносить) состоит в переносе всего спектра смысловых характеристик с одной сферы реальности на другую, в результате чего происходит ее качественное изменение и смыслообновление.
В то же время в реальных жизненных феноменальных мирах смыслотворчество, порождение и приращение смысла объектов и явлений происходит в потоке творческого видения, посредством реализации целостной, многокомпонентной творческой позиции личности. При этом каждый из ее компонентов: аксиологический, когнитивный, эмоциональный и поведенческий компоненты проявляются в виде комплементарных пар универсальных механизмов творчества: идеализации–проблематизации, децентрации–симплизации, идентификации – медитации, самоактуализации–персонификации. Данные диалектические связки творческих механизмов конституируют исходную, универсальную порождающую матрицу, которая и служит организующим паттерном всех существующих и возможных механизмов и приемов смыслопорождения (см. табл.2).

Таблица 2. Генеративная матрица и личностные механизмы смыслотворчества

Идеализация — видение, поиск и раскрытие идеальной сущности объекта и мысленное конструирование его идеального образа Проблематизация выявление и обострение ключевых  противоречий объекта, процесс поиска и определения проблемы
Децентрация — процесс создания различных подходов к объекту, изменение своих установок  и принятие во внимание различных точек зрения Симплизация — избавление от всего сложного, несущественного, запутанного, незначительного, как достижение ясности и элегантность формы
Идентификация — активного погружения и воплощения в объекты и их обстоятельства, слияния с ними, вживание в их внутренний мир и переживание эмоционального резонанса. Медитация — отстранение и чувственная изоляция от внешнего и  внутреннего мира,    бесстрастное  и свежее восприятие  их сущностей, связей, красоты и симметрии.
Самоактуализация — процесс наиболее полного раскрытия и развития потенциала личности, как продуктивная  и целостная самореализация творческих возможностей Персонификация — оживление и одухотворение объектов, наделение  их свойствами субъекта, признание их независимости и права на саморазвитие

В данном случае в основе процесса смыслотворчества лежит последовательная и симультанная реализация системы приемов или таких осознанных универсальных механизмов творчества как:
Идеализация представляет собой раскрытие и создание новых смыслов которые индуцируются сконструированными идеальными образами или предельно совершенными моделями объектов, как видение и одномоментное схватывание идеала, в котором гармонично сочетаются высшие ценности, потенции и универсалии, а также как произвольное наделение объекта высшими смыслами: сакрализация, бьютификация, романтизация, перфектизация, аморизация. Близкими по содержанию являются механизмы гипераксиоматизации или сознательное завышение ценности объекта (И.М.Розет) [15], интуитивное схватывание и представление идеала (Н.С.Автономова) [23], как предвидение, антиципация и экспектации.
Проблематизация состоит в порождении новых смыслов путем расщепления смысловой модели целостного объекта на противоположно направленные смыслы, с их последующим сведением и синтезом, рассмотрение объекта с различных точек зрения и противопоставление смысловых позиций, видение в каждом объекте его «теневого смысла», активизация процедуры вопрошания и познания противоположного (Г.Г. Гадамер) [24]. В данном случае реализуется некоторое проблемное видение – направленное на сознательное выявление в объекте неявных проблем и ключевых противоречий, с целью их творческого разрешения, результатом которого и является возникновение нового смысла.
Децентрация состоит в свободном умножении интерпретаций, произвольном генерировании множества, отличных от общепринятых, смыслов, в мысленной замене привычных связей на необычные, в смещении смысловых акцентов, в разрушении традиционных представлений и стереотипов, в преодолении инертности мышления и смыслопорождения. сдвиге смысловых акцентов. Децентрация реализуется в традиции размножающего, дифференциального, дивергентного истолкования (А. Г. Теслинов) [25], вектор которой устремлен к неуправляемому расширению разнообразия смыслов
Симплизация понимается как избавление от сложных, несущественных, запутанных, затемненных смыслов, как достижение ясности и элегантность формы, легкости и прозрачности смысловых конструктов. Данный механизм состоит в выражении и представлении содержательной сложности с помощью простых, ясных и понятных понятий, наглядных образов, символов и моделей. При этом генерирование и выбор новых смыслов осуществляется на основе критериев скрытого порядка, гармонии и красоты. В данном случае можно говорить о реализации традиции селектирующего, конвергентного истолкования, вектор которой направлен к точным смыслам-значениям и к действительным смыслам (А. Г. Теслинов) [25].
Идентификация проявляется как открытие и схватывание новых смыслов путем вчувствовования и вживания в познаваемые объекты, тексты, других людей, в произведения культуры и духовный мир автора, как активное погружения и воплощение в объекты, смысловое слияние и переживание ценностно-эмоционального резонанса с ними.
Медитация проявляется как отстранение и чувственная изоляция от внешнего и внутреннего мира, как дистанцирование от объектов взаимодействия, бесстрастное и свежее восприятие их связей, сущностей и смыслов, скрытой красоты и симметрии. Порождение новых смыслов осуществляется путем изоляции и обретения позиции «вненаходимости», которая, по мнению М.Бахтина представляет собой «самый мощный рычаг понимания». Именно данная позиция позволяет создать «избыток видения»,
Организовать пространство диалога своего и чужого смысла и, тем самым преодолеть односторонность и замкнутость и раскрыть их глубины. [6; 26].
Это генерирование свежих смыслов в процессе видения мира и себя в новом свете, с помощью приема «остранения», путем представления привычных вещей и явлений незнакомыми, как-бы увиденными впервые. Именно видение, а не узнавание объектов вырывает их из привычного контекста и делает привычное необычным, удивительным и странным (В.Шкловский, Г. Л. Тульчинский) [27 ].
Самоактуализация понимается как процесс наиболее полного раскрытия и спонтанного воплощения смысловой сферы личности, как порождение новых, неожиданных смыслов в процессе свободного творческого самовыражения. Целостная и свободная самоактуализация смысловых потенций предполагает как спонтанное выявление всего богатства внутреннего мира личности, так и реализацию идеальных проектов, планов и мысленных моделей будущего.
Персонификация представляет собой оживление и одухотворение объектов, представление их в виде самодостаточных феноменов и значимых событий, предоставление им права на выявление своих уникальных, неожиданных, индивидуальных смыслов. По сути это реализация феноменологического смыслопорождающего видения, позволяющего феноменам и событиям быть самими собой, стоять в себе и выявлять свои индивидуальные смыслы равнозначимые всем абсолютным смыслам. Данный механизм состоит в рассмотрении самих смыслов как живых, самостоятельных и саморазвивающих субъектов, способных к самопорождению, самостоятельному развитию и движению по собственным идеальным траекториям. В этом случае предоставляется возможность самим текстам, героям произведений говорить своими голосами, говорить за себя, напрямую высказывать свои уникальные смыслы.
Признание равноправности индивидуальных смыслов, определяет сущностную потенцию творческого смыслового видения, состоящей в умении видеть в каждом объективном факте, в каждом явлении и субъекте их идеальные, соотносимые с высшими и предельными ценностями смыслы и, одновременно, их уникальные, индивидуально –своеобразные смысловые доминанты.

Выводы
Смысл открывается, отыскивается, разгадывается с помощью направленных раскрывающих усилий, определенных мысленных манипуляций с объектом, совершаемых с помощью реализации системы осознанных механизмов-приемов.
Смыслы не порождаются и не производятся усилием воли, они улавливаются, выхватываются из потока видения, расплетающегося на потоки осмысления, осознания, переживания и действия. Волевые усилия необходимы при вхождении в поток, при отстранении от него, а также для его «взмешивания» с помощью направленных творческих приемов.
Все многообразие существующих в литературе механизмов смыслопорождения и понимания, упорядочивается с помощью определенных универсальных архетипических структур и генеративных матриц, которые не только организуют имеющиеся механизмы, но высвечивают новые возможные.
Смыслотворчество, порождение и приращение смысла в феноменальных мирах происходит в потоке творческого видения, с помощью имманентных этим мирам механизмов комбинирования, переноса, потенциирования, деконструкции, а также многоуровневых и комплементарных связок универсальных механизмов творчества.
При этом в результате сознательной реализации системы творческих механизмов-приемов миры динамизируются, разворачиваются новыми гранями, расшатываются, разрыхляются, и тем самым, выявляют новые смысловые измерения и позволяют новым смыслам просвечивать через образовавшиеся просветы бытия.

Литература
1. Леонтьев А.Н. Лекции по общей психологии / А.Н. Леонтьев – М.: Смысл, 2001. – 236 с.
2. Василюк Ф.Е. Психология переживания/ Ф.Е Василюк.-М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — 200 с.
3. Братусь Б.С. Аномалии личности/ Б.С. Братусь — М.: Мысль, 1988. — 304 с.
4. Асмолов А.Г. Психология личности/ А.Г. Асмолов — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. -336 с.
5. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности/ Д.А. Леонтьев — 3-е изд. — М.: Смысл, 2007. – 511 c.
6. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности / М.М.Бахтин // Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство, 1979. — С. 7-180.
7. Налимов В.В. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности/ В.В.Налимов-М.: Прометей, 1989.-287 с.
8. Свасъян К.А. Человек как творение и творец культуры/Свасъян К.А. // Вопросы философии. 1987. — № 6. — С. 56-67.
9. Дмитриев С.В. Смыслопорождающие механизмы деятельностного сознания личности творца/Дмитриев С.В. // Физическая культура: воспитание, образование, тренировка, 2001.-№2. т.С.4-10.
10. Серый А.В. Психологические механизмы функционирования системы личностных смыслов/ А.В. Серый– Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002. –183 с.
11. Осанов A.A. Смыслотворческие интенции сознания и человеческое бытие/ A.A. Осанов // Смыслчеловеческого бытия. Владимир, 2002. [Электронный ресурс]. URL: http://hpsy.ru/public/x2978.htm
12. Деррида, Ж. О грамматологии / Ж. Деррида / Пер. с фр. и вст. ст. Н. Автономовой. — М.: Ad Marginem, 2000. — 512 с.
13. Ильин И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа/ И.П. Ильин. — Москва: Интрада. -1998.-255с.
14. Арутюнян, О. А. Понимание философского текста как смыслотворчество : автореф. дис. . канд. философских наук. / О. А. Арутюнян. — Краснодар, 2007.
15. Розет И.М. Психология фантазии/ И.М. Розет. — Минск: Изд-во БГУ, 1977. 312 с.
16. Крогиус И.В. Взаимообусловленность познания людьми друг друга и самопознания в конфликтной деятельности/ И.В. Крогиус // Психология межличностного познания / Под ред. А.А.Бодалева. М.: Педагогика, 1981. С. 66—80.
17. Богин Г.И. Обретение способности понимать: работы разных лет: в 2 т. /Г.И. Богин.- Тверь: Твер. гос. ун-т, 2009. — Т. 1. — 254 с.
18. Гейзенберг. В. Физика и философия. Часть и целое [Текст] : пер. с нем. / В. Гейзенберг. — М. : Наука, 1990. — 400 с.
19. Silberer H. Probleme der Mystik und ihrer Symbolik. Wien und Leipzig/ H.Silberer. — Hugo Heller, 1914, — 283 S.
20. Россохин А. В. Психология рефлексии измененных состояний сознания : диссертация … доктора психологических наук : 19.00.01 / Россохин А. В. [МГУ].- Москва, 2009.- 346 с.
21. Эпштейн М. Философия возможного/М.Эпштейн.-С-Петербург: Алетейя, 2001,- 336 с.
22. Пузырей А.А. Манипулирование и майевтика: две парадигмы психотехники/ А.А. Пузырей // Вопросы методологии 1997. №4, С.148-164.
23. Автономова Н.С. Метафорика и понимание/ Н.С. Автономова //Загадка человеческого понимания /Под общ. ред. А.А. Яковлева. — М.: Политиздат, 1991. С.95-113.
24. Гадамер, Г.-Г. Истина и метод / Г.-Г. Гадамер// Пер. с нем.; общ. ред. и вступ. ст. Б. Н. Бессонова. — М.: Прогресс, 1988. — 704 с.
25. Теслинов А. Г. Две традиции истолкования смыслов/ А. Г. Теслинов // Информационные технологии в науке, образовании, телекоммуникации и бизнесе: Материалы XXXIV Международной конференции ( Украина, Крым, Ялта – Гурзуф, 20 – 30 мая 2007 г. ). Гурзуф, 2007, -С.243-245.
26. Бахтин М. М. Литературно-критические статьи / М. М. Бахтин // Сост. С. Болгаров, В. Кожинов. — М.: Худож. литература, 1986. — 543 с.
27. Тульчинский Г.Л. Остранение / Г.Л. Тульчинский [Электронный ресурс]. URL: http://hpsy.ru/public/x3038.htm

Марков С.Л. Особистісні механізми смислотворчості/ С.Л.Марков // Правничий вісник Університету «КРОК» – 2013. — Вип.16.-С.265-274

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>