Махамудра, Дзогчен и Дзен: общность и различия

0
78
Запись 5 из 5 в теме Дзогчен

Махамудра, Дзогчен и Дзен

Дзогчен и Махамудра

Общность учений

Общность Дзогчена и Махамудры основывается на признании всеохватывающей и всепронизывающей светоносной природы ума, который постигается путем непосредственным пребыванием в его истинной природе, на исходном узнавании и осознании своей изначальной природы Будды, на единой практике непосредственного вхождения в состояние недвойственности с Ясным Светом истинной реальности собственного ума, проникновением и воссоединением со своей подлинной природой или потенциальностью.

Как в Махамудре, так и в Дзогчен высшее чистое осознавание и полное пробуждение, достигается не путем медитации на чем-то внешнем, но путем погружения в ясную и пустую природу собственного ума, в его истинную Таковость, которая присутствует здесь и сейчас и сама очищает омрачения.
Кьябдже Калу Ринпоче, являющийся мастером школы Кагью, в которой основном практикуется Махамудра, считал Махамудру и Дзогчен венцом и завершением всех практик, и наивысшей формой медитации. «Некоторые проводят различие между Махамудрой и Дзогченом, — писал мастер, — но это излишне, поскольку в основе своей это просто два названия одного и того же переживания. Дело в том лишь, что различные линии передачи используют несколько отличающиеся методы наставлений, каждый из которых ведёт к одному и тому же осуществлению».

По свидетельству Намкая Норбу, уже один из основателей школы Кагью Гампопа (1079—1153) объединил учения Сутры и Тантры, а также путь самоосвобождения, который является основным в Дзогчене. А третий Кармапа
Рангджунг Дордже (1284—1339) интегрировал учение Махамудры школы Кагью с Ати-йогой Дзогчена школы Ньингма. Данный синтез двух практик поддерживается и современными учителями школы Кагью.
В то же время между двумя высшими традициями имеется и ряд различий.

Различия между учениями Дзогчен и Махамудра

1. Происхождение
• Махамудра является вершиной и конечной целью всех тантрийских учений, высшей тантрой, представленной в системе новых школ Самра Ануттара-тантрой, в которой ведущим методом является преображение.
• Дзогчен, согласно традиции Ньигма, основывается на высшем уровне тантры Ати-Йоге, запредельной Маха-йоге и Ану-йоге, последняя из которых соответствует Ануттаре–йоге.

2. Онтологические воззрения
• Махамудра, теоретически основывающаяся на Мадхьямике и Йогачаре, утверждает, что все внешние явления представляют собой единый ум, природа которого пуста, что означает, что изначально пусты как сам ум так и его внешние проявления.
• Дзогчен считает, что внешние явления и феномены представляют собой только проекции единого ума. Они проявляются как лучи света, которые преломляются через внутреннюю природу и высвечиваются на экранах феноменального мира. Таким образом, феномены отделены от ума как лучи от источника, и являются его проекциями и световыми узорами.

3. Практика
• Сущность практики Махамудры заключается в медитации на сам ум, в его осознавании и полном пробуждении, а ее Высшим методом является непосредственное пребывание в его истинной природе. В то же время в Махамудре существует единство постепенных методов и мгновенного просветления, причем первые, включающие трансформацию или преображение Ануттара-тантры, рассматриваются как основа и условие достижения просветления.
• Дзогчен также работает с тончайшим уровнем ума, чистым видением Ригпой и основывается на его непосредственном подлинном осознании и недвойственном присутствии. В то же время высшим методом Дзогчен является самоосвобождение Ати-йоги, включающее также особые методы Трекчо и Тогал. В основе практики Дзогчен лежит принцип изначального спонтанного самосовершенства, поэтому он не требует никаких предварительных практик, хотя вследствие своей сущностной свободы, может без ограничений использовать любые методы всех школ и традиций. Дзогчен преодолевает все методы, не привязывается к ним, хотя и свободно их практикует.
В связи с этим Намкай Норбу Ринпоче писал: «Но подход Дзогчена — совсем другой: главное — сам человек, который практикует, а метод — дело второстепенное, и такое соотношение никогда не должно меняться. Это очень важно».

Дзогчен и Дзен (Чань)

История взаимовлияний. Китайский мастер чань буддизма Хвашанга, до своего знаменитого спора с индийским учителем Камалашилой, в 8 веке проповедовал в тибетском монастыре Самье. Так, по свидетельству Дж. Туччи, один из первых учителей Дзогчена Вайрочана, учился у Хвашанга или, по крайней мере встречался с ним. Однако победа в знаменитом диспуте представителя классического индийского буддизма Камалашилы над Хвашангой, надолго определила развитие тибетского буддизма.
Как правило, учителя практически всех школ тибетского буддизма, отгораживали себя от влияния китайского и японского буддизма и отрицательно отзывались о школе Чань, всегда поддавая ее последовательной критике. Среди тех, кто положительно отзывался о чань буддизме можно выделить великих учителей Дзогчена школы Ньигма Лонгченпу (1308-1363) и Оргьена Цасум Лингпу (1694-1738), а также, проживавшего в США и знакомого с Дайсэцу Тэйтаро Судзуки, представителя школы Кагью Чогьяма Трунгпа Ринпоче (1939-1987).

Общность учений

1. Дзогчен и Дзэн представляют собой кульминационные точки, вершины и квинтэссенции различных разветвлений единого пути буддийских учений. В связи с этим, схожие черты этих учений обусловлены не столько их историческими пересечениями, взаимовлияниями, общими источниками и учителями, сколько универсальными характеристиками развитых концептуальных систем, достигших своей самодостаточности и предельной простоты, а также погруженности в подлинную природу человека и трансформированности в практику.

2. Изначальность просветленного сознания и пробужденной природы Будды, спонтанное проявление истинной Реальности и изначально просветленного Ума.
Само учение Дзогчен основывается на идее Изначального чистого недвойственного осознания, врожденной мудрости и коренной осознанности, самосовершенной подлинной природы, на единстве «изначальной спонтанности и чистоты. В Дзэне врожденное просветление или изначально пробужденная природа Будды также является определяющей основой всех теоретических построений и психопрактик.

3. Исходность Единого Ума (сознания).
В Дзогчене Ум понимается как чистое недвойственное знание (rig ра) о изначальном подлинном осознании, которое есть ясный свет и природа будды. Единый Ум (сознание), проявляясь как Ясный свет, существует изначально как вся видимая Вселенная.
Онтологические представления Дзогчен уходят корнями в махаянское учение йогачары, в котором в качестве единственной реальности принимался Единый Ум (экачитта). Еще Падмасамбхава, писал, что все явления, вещи, живые существа и миры, все, возникает из ума и есть проявлениями ума.
В Дзэн буддизме вся истинная реальность предстает как ум или природа Будды и присутствует во всех живых существах. Данный Ум, по традиции опирающейся на учение Йогачары, носит название изначально пробужденного Единого Ума (экачитта; и синь), порождающего сансару и нирвану и, обретающего, в этом смысле онтологический статус. При этом сама «природа», «ум» и «Будда» проявляются как различные характеристики Единого Ума или Сознания. Как писал мастер корейской школы Дзэн Сун Сан (1927-2004): «Вы слышите звон в утреннем воздухе, и все ваши мысли исчезают. Нет ничего, что есть вы; нет ничего, что есть не вы. Есть только звон колокола, заполняющий всю Вселенную. Во всех ваших переживаниях внутреннее и внешнее стало единым. Это и есть ум Дзен».

4. Схожесть понимания изначальной природы как чистого, нерожденного, спонтанно проявляющегося естественного состояния, присущего каждому живому существу.
В Дзогчене сущность или основа всего на уровне индивидуального ума представляет собой необусловленное изначальное, естественное состояние, которое представляет собой неразрывное единство ясности и пустоты.
«Состояние Будды, — писал Тензин Вангьял, — действительно является нашим естественным состоянием: мы не создаем его, а просто раскрываем посредством своей практики медитации».
В Дзэне данное состояние, которое Шестой патриарх Чань Хуэйнэн (638—713) называл первозданным ликом человека до его рождения.
Он считал, что изначальная природа изначально само-чиста и естественным образом пребывает в самадхи. Так он говорил своему ученику: «Если ты пришел за верой, оставь все свои страстные стремления. Не думай ни о добре, ни о зле, но по¬смотри, каков в данный момент твой первозданный лик, который ты носил еще до рождения своего».
Данное состояние было акцентировано и разработано в учении Банкэя (1622-1693) «Нерожденное», которое он представлял как нашу собственную, близкую и интимную природу, проявляющуюся в непосредственном, девственном чувственном восприятии, как подлинную, внутреннюю природу, одновременно представляющую собой просветленную природу будды, которую уже не надо реализовывать или обретать.

5.  Фундаменальность и первичность изначального состояния присутствия и просветления.
Как в Дзогчене, так и в Дзэн, приоритетным, исходным и всеопределяющим, является осознание изначального чистого естественного состояния природы будды, а учения и методы проявляются как вспомогательные инструменты, которые можно свободно использовать, но которыми можно и принебречь. «Поэтому понятно, -писал Намкай Норбу,- что главный метод Дзэн — это метод, помогающий оказаться в абсолютном состоянии. Этот принцип одинаков и для Дзогчена, и для китайского буддизма».

6. Сокровенная Свобода как первопринцип и высшая ценность.
Дзогчен и Дзэн, являясь по своей сути вершинными учениями, утверждают и доводят до полной реализации ведущий принцип буддизма, выраженный самим Буддой: «Как у океана один вкус, вкус соли, так и у моего учения один вкус, вкус свободы».
Дзогчен. Основополагающее понятие Дзогчен – Ригпа, понимаемая как саморожденная Мудрость, Естественное Состояние и обнаженное осознавание изначально свободно йе дрол (уе grol), а самоосвобождение ранг дрол (rang grol) является высшим и ключевым методом учения. Полное освобождение от всех ограничений, привязанностей и цепляний является содержанием и целью пронизывающей учение практики самоосвобождения.
Дзэн. Достижение состояния полного освобождения, непривязанности и абсолютной свободы является высшей целью чань и дзэн буддизма. В основе внутреннее свободы лежит состояние отстраненного, безоценочного, бесстрастного созерцания действительности, отсутствие цепляния и привязанности к словам и символам, вещам и, главное, к своему эгоистичному я.

7. Онтологическая исходность и фундаментальность настоящего мгновения «здесь и сейчас», как единственного времени и места чистого присутствия.
Настоящий момент, в котором заключает в себе всю вселенную, прошлое, настоящее и будущее, а также десятки тысяч будд.

8. Принятие всей полноты реальности, единство сансары и нирваны, восприятие реальности такой как она есть.
Дзогчен и Дзэн объединяет ведущая идея Махаяны сущностного единства Сансары и Нирваны, но взятая не на концептуальном уровне, а пропущенная и порожденная живой практикой.

Так в обоих учения, — пишет И.Гарри, — Сансара и Нирвана, феноменальное существование и истинное бытование, абсолютный и относительный уровень для просветленного сознания являются тождественными друг другу. «В относительном уровне, который является полным тождеством абсолютного измерения, также нет загрязнения, нет неведения, нет противопоставления на хорошее и плохое, на добродетель и грех и т. д. Вся Вселенная во всем многообразии становится просветлением, любое действие подвижника — актом просветления».
Именно реализация главного принципа Дзогчен – пребывания в состоянии чистого присутствия и созерцания и являются условием недвойственности восприятия реальности. «Если я на мгновение попадаю в состояние созерцания, то в этот момент гнев и сострадание, благое и неблагое — все это одно и то же. В этом состоянии ничего не нужно делать. Вы самоосвобождаетесь, потому что оказываетесь в своем собственном измерении энергии, ничего не избегая и ни от чего не отрекаясь».

Если путем длительных тренировок сделать такую практику привычной для себя, поток дискурсивных мыслей станет сам по себе медитацией; исчезнет граница между покоем ума и движением мысли и уже ничто не нарушит наступивший покой. Поэтому в коренном тексте говорится: «Возникают они так же, как и прежде…».
О этом высшем уровне практики самоосвобождения мыслей, писал и Патрул Ринпоче: «Если путем длительных тренировок сделать такую практику привычной для себя, поток дискурсивных мыслей станет сам по себе медитацией; исчезнет граница между покоем ума и движением мысли и уже ничто не нарушит наступивший покой. Поэтому в коренном тексте говорится: «Возникают они так же, как и прежде…».

В Дзэн буддизме также подчеркивается единство и недвойственность истинной реальности, которая уже, целиком и во всей полноте вмещает в себя предельное совершенство и всегда остается такой, какой она есть на самом деле. При этом вся глубина истиной реальности открывается
в состоянии просветления и проявляет свое бесконечное совершенство внутри высшего творческого видения. Именно об этом говорится в популярной дзэнской притче, повествующей о дзэнском мастере, который до просветления просто рубил дрова и носил воду из колодца. Когда его спросили: «А теперь, когда вы стали Просветлённым, что вы делаете?» Он ответил: «Что же ещё я могу делать? Я рублю дрова и ношу воду из колодца».

9. Непосредственность, прямота и неконцептуальность и учений
Важнейшими общими характеристиками Дзогчен и Дзэн, являются их прямота и непосредственность, сразу отсекающих все субъективные эмоции и оценки, мысленные конструкции и саму двойственность.
«Особое свойство Дзогчена, — подчеркивал Тулку Ургьен Ринпоче, — это воззрение, полностью лишённое каких бы то ни было идей. Это воззрение называется «воззрением созревшего плода»; подразумевается, что оно полностью лишено любых умопостроений». Любые концепции это только указания на истинную реальность, для познания которой необходимо просто находится в состоянии чистого, обнаженного осознавания, незамутненного искусственно созданными ментальными конструкциями.
Подобное отношение к учениям и к всевозможным теоретическим построениям, напрямую соотносится с одним из четырех ключевых принципов Чань буддизма: «Не опираться на слова и тексты». Намкай Норбу пишет, что в Дзэн главным является вхождение в недвойственное состояние, не нарушаемое мыслями, которое и есть подлинно абсолютная истина, абсолютное состояние.
Он приводит слова мастера Чань – буддизма Хашанга (Хвашанга), который проповедовал учение в 8 веке в Тибете: «Как объясняет Хашанг, если человек находится в таком состоянии, то ему уже не нужны ни Учение, ни метод, ни какие бы то ни было правила… если человек находится в этом состоянии, и у него возникает какая-то мысль, то не имеет никакого значения, хорошая она или плохая, потому что это одно и то же. Он приводит сравнение с белым и черным облаком, которые совершенно не отличаются в том, что одинаково заслоняют солнце».
10. Созерцание своей внутренней природы или истинной природы ума
В Дзогчене полное просветление и самоосвобождение достигается через обнажающее чистое созерцание своей изначальной природы, которая проявляется как коренная осознанность. Еще Падмасамбхава, в «Йоге узнавания сознания и видения реальности», описывает метод обретения Нирваны посредством постижения своего подлинного чистого сознания.

Основу дзэн-буддизма составляет практика внутреннего созерцания своей Изначальной Природы и проникновение в истинную природу ума. При этом постоянно пребывая в созерцании своей внутренней природы, человек достигает Просветления и становится тождественен с Буддой. «В своём потоке мыслей, — писал Хуэйнэн, — в самосозерцании возвращайтесь к чистоте и незамутнённости своей изначальной природы. Пестуйте себя, сами свершайте деяния и тогда естественным образом обретёте Путь Будды».
В то же время следующие слова Хуэйнэна, совпадают по содержанию со вторым заветом Гараба Дордже, связанного с отсутствием сомнений относительно истинности изначального состояния. «Когда учение о внезапном просветлении понято, — говорил патриарх Чань, — нет больше никакой необходимости обуздывать себя во внешнем. Если у вашего сознания всегда правильный взгляд, вы никогда не будете введены в заблуждение. Это и есть созерцание своей изначальной природы».

11. Демократичность учений. В связи с фундаментальным положением Дзогчена и Дзэн о изначальном просветлении и самосовершенной природе присущей каждому живому существу, данные учения открывают возможность для каждого человека, независимо от его способностей, уровня подготовки и индивидуальных обстоятельств, мгновенно достичь просветления в каждый момент своего существования. Состояние просветления может быть реализовано любым человеком самостоятельно или как в Дзогчен, с помощью коренного учителя.

Изначальное просветление, коренная мудрость и врожденная самосовершенная природа являются самой близкой, подлинной и сокровенной сущностью каждого человека, которую он способен  мгновенно постигнуть, пережить, укреплять и лелеять. При этом именно обнаружение своего собственного истинного состояния, своей вселенской совершенной природы делает человека единственным, а сохранение эгоистического состояния с обыденным ликом, похожим на других людей.

Для Дзогчена и Дзэн справедливыми оказываются слова: «Зачем стремиться стать буддой, когда вы уже есть будда». Демократичность, открытость и мгновенность достижения буддовости или своей изначально чистой и совершенной природы, обеспечивается не непрерывными усилиями, движением по винтовой лестнице и накоплением заслуг, но универсальной пустотностью и зеркалоподобной природой Состояния,  его способностью свободно занимать любой уровень  сознания и с легкостью вмещать в себя все существующее и возможное.

12. Возвращение к человеку. Дзогчен и Дзэн представляют собой не философские концепции и даже не психопрактические системы. Они обращены к самому человеку, к его непосредственному, живому и сокровенному опыту. Этот изначальный, первичный опыт, который близок изначальной природе человека, пронизывает все другие виды опыта и позволяет открыть непосредственный опыт просветления.

Когда учителя спросили, что такое дзэн, он ответил : «Ваши повседневные мысли». Как писал Судзуки: «Дзэн — это океан. Дзэн — это горы. Это гром и молния, это весенний цветок, знойное лето и снежная зима… Больше того, дзэн — это человек».

Общность практики

1. Упор на практику, а не на концепции
Дзогчен и Дзэн являются по своей сути практические учениями, в которых практика едина с просветлением. При этом сама теория представляется фундаментом и вспомогательным материалом практики, а базовые онтологические представления и идеи являются ее порождением и результатом.
Дзогчен. Изначальная природа живет только в движении, означает, что изначальная природа ветра может стать явной только при помахивании веером; природа будды, которой мы изначально обладаем, может проявиться только в практике.
Дзэн. Единство просветления и практики утверждал в своем учении, основатель направления Сото дзэн –буддизма, Догэн. Его идея о том, что в начале практики необходимо пробудить мысль о просветлении, а затем следовать ей, аналогична исходному постулату Дзогчена, предписывающему изначально пребывать в состоянии чистого, недвойственного осознания, которое предваряет и вмещает в себя все возможные практики.
Как писала И. Гарри: «Только посредством практики актуализируется просветление («плод»), и в этом смысле она сама по себе — это уже просветление («путь»), таким образом, нераздельность просветления и практики — это нераздельность процесса и цели. В школе Сакьяпа — это «путь = плод», в школе Дзогчен — это «основа = путь = плод», в школе Сото «практика = подтверждение-плод».

2. Парадоксальность практики и логики
Пародоксальная логика лежит в основе практических систем обеих учений, в которых метод предстает как неметод, медитация как немедитация, усилие совершается без усилия, а стремление осуществляется без стремления. В то же врем ясам парадокс может служить способом передачи и постижения тайного учения Мэннагдэ, а также приемом достижения просветления в дзэновской школе Риндзай.
3. Непоэтапность практики, мгновенность достижения просветления, принцип мгновенного перемещения в абсолютное состояние
В Дзогчен передача и прямое введение в состояние присутствия и в естественную природу ума Ригпа, выполненное с помощью учителя, дополняется самостоятельным решительным отсечением всех препятствий для вхождения в обнаженную осознанность, напрямую и сразу, с помощью высших методов Трекчо и Тогал.

Внезапное, мгновенное просветление, достигаемое в Дзэн буддизме «здесь и сейчас» является его сущностной характеристикой и коренным отличием. При этом, как и в Дзогчен мгновенное просветление может осуществляться как прямым путем, от учителя к ученику, так и самостоятельно, а так же, при соответствующем настрое, совершенно случайно, в самой гуще повседневной жизни.

4. Важность сохранения состояния просветления в повседневной деятельности
В Дзогчене достижение, сохранение и устойчивое пребывание в состоянии чистого присутствия (ригпа) во всех обстоятельствах повседневной жизни является Плодом практики и соответствует выполнению третьего, завершающего завета Гараба Дордже. В свою очередь претворение исконной мудрости в реальную жизнь, в повседневные мысли, в переживания и поступки, насыщение чистым присутствием Ригпа всех видов активности, ведет к росту стабильности и непоколебимости просветленного состояния.
Просветление в Дзэн буддизме растворено в практике и повседневной жизни. С одной стороны оно внезапно возникает в процессе созерцания цветка, звука дождя и крика птицы, с другой стороны оно трансформирует личность, формирует новое видение, которое наполняет новым высшим смыслом все явления повседневной жизни.

Отличия в учениях

1. Происхождение
Дзэн (Чань) буддизм это учение и практика, базирующаяся на сутрах и ведущая свое происхождение от соединения махаяны с традиционными учениями Китая и, прежде всего, с даосизмом.
Дзогчен, как и все школы и традиции тибетского буддизма, основывается на практике высшей Тантры, черпая свои мировоззренческие представления в учении Ваджраяны.
2. Основополагающие принципы
В Дзогчене в качестве фундаментального принципа выступает принцип спонтанного самосовершенства или спонтанно присутствующей природы лхундруб (lhun — grub), который, наряду с изначальной чистотой или пустотной сущностью кадаг (ka-dag) а также энергией тугже (thugs-rje), является признаком изначального чистого осознавания Ригпа. Так, Намкай Норбу писал: «Принцип учения Дзогчен — самосовершенство каждого человека. Иными словами, изначальное состояние каждого человека, его действительное состояние, мы представляем себе как сущность, природу и энергию».
В Дзэне признается и присутствует только одна абсолютная, изначально чистая сущность — шуньята или пустота, а полная реализация достигается путем растворения ума в безбрежной пустоте, что и открывает возможность прямого вхождения в контакт с глубинными процессами нашего естества.
3. Понятие и проявление Энергии или Ясного света
В Дзогчене «Три тела Будды», Трикайя кусум (sku gsum) реализуются на уровне Энергии, которая, в свою очередь проявляется тремя способами как цел (rtsal), ролпа (rol pa) и данг (gDangs). Находясь в изначальном состоянии присутствия Ригпа человек воспринимает все возникающие феномены как проявление нашей собственной энергии и как творческую игру Ясного света. «Когда мы оказываемся в состоянии ригпа, — пишет Намкай Норбу, — его неотъемлемые качества проявляются во всем, что возникает, так что не нужно ничего прекращать или создавать. Когда солнце светит, его неотъемлемое качество — лучи». Ролпа представляет проявление энергии изначального состояния внутри своего собственного измерения, а данг как сохранение внутреннего состояния самой энергии, несмотря на внешние проявления, точно так, как кристалл окрашивается в разные цвета, оставаясь при этом прозрачным.
В Дзэне говорится только о проявлениях чистого ума, а проблема проявления энергии даже не затрагивается.
И. Берхин выделяет целый ряд уникальных доктрин учения Дзогчен, которые отсутствуют в Чань: «Например учение о трех видах проявления энергии изначального состояния (цал, ролпа, данг), учение об изначальном блаженстве, учение о самосовершенной сфере (тигле), подробное учение о формировании кармического видения в его чувственно воспринимаемом аспекте, учение о звуке как об основе материального проявления, подробное учение о тонкой структуре человеческого тела, учения о божествах-охранителях учения дзогчен и об их взаимодействии с последователями этого учения».
4.  Этические основания учений.
В учении Дзогчен в Ригпа содержаться все достоинства, в том числе и сострадание или сострадательный резонанс, который тождественен энергии тугже (thugs-rje), являющейся нераздельным единством  сущности нгобо (ngo-bo) и природы рангжин (rang-bzhin ) или пустоты тонгпа нид  (stong-panyid) и ясности салва (gsal-ba). Таким образом,  в Дзогчен сострадание словно пронизывает Ригпу, приобретая при этом  онтологический статус.
В Дзэн буддизме этическим вопросам уделяется меньше внимания. Данная школа в большей мере основывается на императиве творчества, а не морали. По словам Судзуки: «Художественные порывы носят более глубокий или более первобытный характер, чем порывы нравственности. Нравственность – это предписание, а искусство – это творчество. Первое – это наложение обязательства извне, а второе – неудержимое выражение внутреннего. Дзэн неизбежно оказывается сродни искусству, но не морали».
В основу морали в Дзэне закладывается состояние просветления, в котором отсутствует само разделение на морально и неморальное, а также обретается, невозмутимая, безоценочная позиция исключающая все негативные чувства и суету.

Отличия в Практике

1. Методы отречения, преобразования и самоосвобождения.

Специфика методов  в различных учениях всегда оказывается неразрывно связанной с их ведущими онтологическими представлениями и базовыми методологическими принципами.

Так в Дзэн, который основывается на учении Махаяны и ее центральном принципе  пустоте, ведущими методами являются отречение и очищение, в Ваджраяне,  принимающей   природу Будды, во всей ее целостности, с глубинными пластами психики и бессознательными состояния, ведущим методом является их трансформация в пробужденное сознание, а в Дзогчен, в основе которого лежит недвойственная чистая осознанность и самосовершенная изначальная мудрость, высшим методом выступает самоосвобождение.

Дзогчен, как и все школы тибетского буддизма в Ваджраяне и тантризме, отличается тщательно разработанными и совершенными методическими системами.

Как писала И.Гарри: «адепт Дзогчена может свободно использовать в качестве вторичных любые методы нижестоящих колесниц, будь то практики визуализации божеств «стадии развития» или практики энергетических каналов «стадии завершения» ануттара-йоги».

Намкай Норбу отмечал, что, так как подлинное состояние Ригпа, изначально  спонтанно совершенно и словно зеркало изначально чисто, то в нем нечего очищать,  изменять или преобразовывать. «Если я на мгновение попадаю в состояние созерцания, то в этот момент гнев и сострадание, благое и неблагое — все это одно и то же. В этом состоянии ничего не нужно делать. Вы самоосвобождаетесь, потому что оказываетесь в своем собственном измерении энергии, ничего не избегая и ни от чего не отрекаясь. Это самое главное в так называемом пути самоосвобождения».

2. Созерцание пустоты и визуализация

Отличия в созерцательных практиках в Дзогчен и Дзэн также основываются на их самобытных онтологических представлениях о реальности.

Так, как указывал Дуджом Ринпоче,  Чань делает акцент на непостепенной реализации пустоты, в то время как в Дзогчене делают ударение на пустоте и на светоносной ясности.

По мнению А.Берзина причиной реализации  практики визуализации в Дзогчен выступает «природная способность ригпа спонтанно порождать видимости, изначальное свойство ригпа сиять пятицветным радужным светом и предшествующая практика махайоги, то есть визуализация себя в форме медитативных образов будд».

Кроме этого в Дзогчен, корни которого уходят в тантрические учения, осуществляется работа не только с умом, но и с глубинными энергиями. Тут же реализуются методы созерцания пространства, солнечного света и темноты,  методы объединения созерцания с состояниями сна и сна без сновидений.

В  практике Дзен визуализация мандал и образов будды, трансформация энергии и работа со светом практически не используется. В ней реализуется бесстрастное созерцание пустоты, без световых потоков, визуализаций, медиативных образов, достигается состояние пустоты, которое открывает путь  прямого и непосредственного проникновения в свою пустотную внутреннюю природу.

3. Уникальные методы практик

В Дзогчене,  каждый из его разделов содержит свои специфические методы,  которые используются для вхождения и пребывание в состоянии чистого созерцания Ригпа:

В разделе Сэмдэ это:  Нэпа состояние покоя,  Мийова, работа с движением мыслей,  Нимед и  Лхундруб;   в Лонгдэ — Методы-символы: Митогпа, «пустота»,  Салва «ясность»,  Дэва «ощущение блаженства»,  Нъямнид «равенство» и в Мэннагдэ –уникальные методы Трекчо и Тогал. Причем если Трекчо реализуется через четыре  способа  Естественного созерцания: подобного горе, подобного  океану,  объектов восприятия  коренной осознанности, то высший метод Тогал посредством четырех стадий развития видения:  прямого восприятия Реальности,  развития медитативного опыта полного возрастания Осознания, полного истощения Реальности.

В Дзэне также можно выделить ряд  уникальных методов школы Сото: Дзадзен «сидячая медитация» и  кинхин «медитация во время прогулки», а также школы Риндзай: коанов «парадоксальных загадок», мондо “огневых диалогов”,   хуатоу «самовопрошания».

4. Предварительные практики и интеллектуальная подговка

В Дзогчене существует система  предварительных практик и определенная  интеллектуальная подготовка. В Дзене  предварительные практики, медитации и  изучение сутр не является обязательным.

5. Посвящение и передача учений

В Дзогчене существует обязательная практика посвящения или «прямого введения в изначальное созерцание», которое дает коренной учитель. При этом, необходимо отметить, что сама передача,  также как и в дзэн, может осуществляться  только «от сердца к сердцу». В то же время Дзэн выступает против авторитетов и не требует, в обязательном порядке получения посвящения.

6. Уверенность — сомнение

Само учение и практика Дзогчен основывается на изначальной и укрепляющейся уверенности в глубокой истинности состояния недвойственного подлинного осознавания и изначальной самосовершенной мудрости.

В Дзэне существует принцип  Дайгидан (dai-gidan) «Великое сомнение», который заключается в мужественном взгляде  прямо в глаза открывающейся несовершенной реальности. При этом стремление практикующего любой ценой, здесь и сейчас преодолеть сомнение,  трансформируется свободную  волю, которая сметает все препятствия, уничтожает ложное я,  и тем самым расчищает путь к просветлению. Великая вера, проходя через великое сомнение, утверждается еще одним принципом дайфунсин (dai-funshi)  или «великой решимостью».

7. Проявление учений и искусстве

Развитие всех видов тибетского искусства, которое сформировалось примерно в начале 11 века было связано с различными школами буддизма, в том числе и с Дзогченом. Скульптура и живопись развивалась в монастырях, а все произведения искусства преимущественно религиозного характера, создавались монахами с целью украшения и обогащения храмовых интерьеров и использования в различных ритуалах и медитациях.

Творческое выражение художников вписывалось в строгие рамки канонов, и с необходимостью следовало законам композиции, символике цвета и священных предметов. Сюжеты танка или буддийских икон, концептуально соответствовали религиозным текстам и изображали добрых и гневных божеств, коренных учителей, а также миры и мандалы, как их схематические обители. Поэтическое творчество в Дзогчен также не являлось средством самовыражения, но преимущественно состояло в представлении священных текстов в стихотворной форме.

Таким образом, в отличие от дзэн буддизма, искусство в Дзогчен было мало связано с выражением внутреннего мира, переживаний и видения художника и практически не пересекалось с живой феноменологической реальностью, красотой природы, человеческими отношениями и  повседневной жизнью.

Исторически и территориально,  это было связано с ориентацией тибетского искусства на индийские традиции и его отгораживании от плодотворных влияний китайской живописи и поэзии, развитой эстетической системы  и высокого, самоценного  статуса искусства в Китае.

В свою очередь,  Дзэн (чань), который сам скорее представляет собой не философию, а искусство,  оказал сильное влияние на развитие китайской и японской культуры, на  становление особого духа, своеобразного видения и  эстетическое оформление жизни. Основные философские принципы дзэн, были свободно трансформированы в эстетические идеалы, согласно которым сама повседневная жизнь строилась по законам искусства и насыщалась просветленным созерцанием и красотой.

Так,  Дайсэцу Судзуки писал, что истинный дух дзэнского учения и дзэн-буддийской эстетики целостно выражает себя в искусстве и повседневной практической жизни. «Он проявляется в простоте, непосредственности, смелости, возвышенности, отрешенности от внешнего мира, углубленности внутрь, равнодушии к форме, свободных движениях духа и мистическом дыхании творческого гения во всем мире – как в живописи, так и в каллиграфии, садоводстве, чайной церемонии, фехтовании, танцах и поэзии».

В то же время, как писала И. Гарри: «Если в Китае и Японии желающих приобщиться к Чань-Дзэн привлекали не только особенности учения, но и своеобразная культовая сторона (чайная церемония, живопись, поэзия), то в Тибете многие приверженцы «прямого пути» мечтали с помощью тайных учений обрести сверхъестественные силы (сиддхи) и могущество».

Навигация по теме<< Предыдущая запись