Махамудра, Дзогчен и Дзэн: общность и различия

0
705


Отличия в учениях Дзогчен и Дзэн

1. Происхождение
Дзэн (Чань) буддизм это учение и практика, базирующаяся на сутрах и ведущая свое происхождение от соединения махаяны с традиционными учениями Китая и, прежде всего, с даосизмом.
Дзогчен, как и все школы и традиции тибетского буддизма, основывается на практике высшей Тантры, черпая свои мировоззренческие представления в учении Ваджраяны.

2. Основополагающие принципы
В Дзогчене в качестве фундаментального принципа выступает принцип спонтанного самосовершенства или спонтанно присутствующей природы лхундруб (lhun — grub), который, наряду с изначальной чистотой или пустотной сущностью кадаг (ka-dag) а также энергией тугже (thugs-rje), является признаком изначального чистого осознавания Ригпа. Так, Намкай Норбу писал: «Принцип учения Дзогчен — самосовершенство каждого человека. Иными словами, изначальное состояние каждого человека, его действительное состояние, мы представляем себе как сущность, природу и энергию».
В Дзэне признается и присутствует только одна абсолютная, изначально чистая сущность — шуньята или пустота, а полная реализация достигается путем растворения ума в безбрежной пустоте, что и открывает возможность прямого вхождения в контакт с глубинными процессами нашего естества.

3. Понятие и проявление Энергии или Ясного света
В Дзогчене «Три тела Будды» Трикайя кусум (sku gsum) реализуются на уровне Энергии, которая, в свою очередь проявляется тремя способами как цел (rtsal), ролпа (rol pa) и данг (gDangs). Находясь в изначальном состоянии присутствия Ригпа человек воспринимает все возникающие феномены как проявление нашей собственной энергии и как творческую игру Ясного света. «Когда мы оказываемся в состоянии ригпа, — пишет Намкай Норбу, — его неотъемлемые качества проявляются во всем, что возникает, так что не нужно ничего прекращать или создавать. Когда солнце светит, его неотъемлемое качество — лучи». Ролпа представляет проявление энергии изначального состояния внутри своего собственного измерения, а данг как сохранение внутреннего состояния самой энергии, несмотря на внешние проявления, точно так, как кристалл окрашивается в разные цвета, оставаясь при этом прозрачным.
В Дзэне говорится только о проявлениях чистого ума, а проблема проявления энергии даже не затрагивается.
И. Берхин выделяет целый ряд уникальных доктрин учения Дзогчен, которые отсутствуют в Чань: «Например учение о трех видах проявления энергии изначального состояния (цал, ролпа, данг), учение об изначальном блаженстве, учение о самосовершенной сфере (тигле), подробное учение о формировании кармического видения в его чувственно воспринимаемом аспекте, учение о звуке как об основе материального проявления, подробное учение о тонкой структуре человеческого тела, учения о божествах-охранителях учения дзогчен и об их взаимодействии с последователями этого учения».

4.  Этические основания учений.
В учении Дзогчен в Ригпа содержаться все достоинства, в том числе и сострадание или сострадательный резонанс, который тождественен энергии тугже (thugs-rje), являющейся нераздельным единством  сущности нгобо (ngo-bo) и природы рангжин (rang-bzhin ) или пустоты тонгпа нид  (stong-panyid) и ясности салва (gsal-ba). Таким образом,  в Дзогчен сострадание словно пронизывает Ригпу, приобретая при этом  онтологический статус.
В Дзэн буддизме этическим вопросам уделяется меньше внимания. Данная школа в большей мере основывается на императиве творчества, а не морали. По словам Судзуки: «Художественные порывы носят более глубокий или более первобытный характер, чем порывы нравственности. Нравственность – это предписание, а искусство – это творчество. Первое – это наложение обязательства извне, а второе – неудержимое выражение внутреннего. Дзэн неизбежно оказывается сродни искусству, но не морали».
В основу морали в Дзэне закладывается состояние просветления, в котором отсутствует само разделение на морально и неморальное, а также обретается, невозмутимая, безоценочная позиция исключающая все негативные чувства и суету.

Отличия в Практике

1. Методы отречения, преобразования и самоосвобождения
Специфика методов  в различных учениях всегда оказывается неразрывно связанной с их ведущими онтологическими представлениями и базовыми методологическими принципами.
Так в Дзэн, который основывается на учении Махаяны и ее центральном принципе  пустоте, ведущими методами являются отречение и очищение, в Ваджраяне,  принимающей   природу Будды, во всей ее целостности, с глубинными пластами психики и бессознательными состояния, ведущим методом является их трансформация в пробужденное сознание, а в Дзогчен, в основе которого лежит недвойственная чистая осознанность и самосовершенная изначальная мудрость, высшим методом выступает самоосвобождение.
Дзогчен, как и все школы тибетского буддизма в Ваджраяне и тантризме, отличается тщательно разработанными и совершенными методическими системами.
Как писала И.Гарри: «адепт Дзогчена может свободно использовать в качестве вторичных любые методы нижестоящих колесниц, будь то практики визуализации божеств «стадии развития» или практики энергетических каналов «стадии завершения» ануттара-йоги».
Намкай Норбу отмечал, что, так как подлинное состояние Ригпа, изначально  спонтанно совершенно и словно зеркало изначально чисто, то в нем нечего очищать,  изменять или преобразовывать. «Если я на мгновение попадаю в состояние созерцания, то в этот момент гнев и сострадание, благое и неблагое — все это одно и то же. В этом состоянии ничего не нужно делать. Вы самоосвобождаетесь, потому что оказываетесь в своем собственном измерении энергии, ничего не избегая и ни от чего не отрекаясь. Это самое главное в так называемом пути самоосвобождения».

2. Созерцание пустоты и визуализация
Отличия в созерцательных практиках в Дзогчен и Дзэн также основываются на их самобытных онтологических представлениях о реальности.
Так, как указывал Дуджом Ринпоче,  Чань делает акцент на непостепенной реализации пустоты, в то время как в Дзогчене делают ударение на пустоте и на светоносной ясности.
По мнению А.Берзина причиной реализации  практики визуализации в Дзогчен выступает «природная способность ригпа спонтанно порождать видимости, изначальное свойство ригпа сиять пятицветным радужным светом и предшествующая практика махайоги, то есть визуализация себя в форме медитативных образов будд».
Кроме этого в Дзогчен, корни которого уходят в тантрические учения, осуществляется работа не только с умом, но и с глубинными энергиями. Тут же реализуются методы созерцания пространства, солнечного света и темноты,  методы объединения созерцания с состояниями сна и сна без сновидений.
В  практике Дзен визуализация мандал и образов будды, трансформация энергии и работа со светом практически не используется. В ней реализуется бесстрастное созерцание пустоты, без световых потоков, визуализаций, медиативных образов, достигается состояние пустоты, которое открывает путь  прямого и непосредственного проникновения в свою пустотную внутреннюю природу.

3. Уникальные методы практик
В Дзогчене,  каждый из его разделов содержит свои специфические методы,  которые используются для вхождения и пребывание в состоянии чистого созерцания Ригпа:
В разделе Сэмдэ это:  Нэпа состояние покоя,  Мийова, работа с движением мыслей,  Нимед и  Лхундруб;   в Лонгдэ — Методы-символы: Митогпа, «пустота»,  Салва «ясность»,  Дэва «ощущение блаженства»,  Нъямнид «равенство» и в Мэннагдэ – уникальные методы Трекчо и Тогал. Причем если Трекчо реализуется через четыре  способа  Естественного созерцания: подобного горе, подобного  океану,  объектов восприятия  коренной осознанности, то высший метод Тогал посредством четырех стадий развития видения:  прямого восприятия Реальности,  развития медитативного опыта полного возрастания Осознания, полного истощения Реальности.
В Дзэне также можно выделить ряд  уникальных методов школы Сото: Дзадзен «сидячая медитация» и  кинхин «медитация во время прогулки», а также школы Риндзай: коанов «парадоксальных загадок», мондо “огневых диалогов”,   хуатоу «самовопрошания».

4. Предварительные практики и интеллектуальная подговка
В Дзогчене существует система  предварительных практик и определенная  интеллектуальная подготовка. В Дзэне  предварительные практики, медитации и  изучение сутр не является обязательным.

5. Посвящение и передача учений
В Дзогчене существует обязательная практика посвящения или «прямого введения в изначальное созерцание», которое дает коренной учитель. При этом, необходимо отметить, что сама передача,  также как и в дзэн, может осуществляться  только «от сердца к сердцу». В то же время Дзэн выступает против авторитетов и не требует, в обязательном порядке получения посвящения.

6. Уверенность — сомнение
Само учение и практика Дзогчен основывается на изначальной и укрепляющейся уверенности в глубокой истинности состояния недвойственного подлинного осознавания и изначальной самосовершенной мудрости.
В Дзэне существует принцип  Дайгидан (dai-gidan) «Великое сомнение», который заключается в мужественном взгляде  прямо в глаза открывающейся несовершенной реальности. При этом стремление практикующего любой ценой, здесь и сейчас преодолеть сомнение,  трансформируется свободную  волю, которая сметает все препятствия, уничтожает ложное я,  и тем самым расчищает путь к просветлению. Великая вера, проходя через великое сомнение, утверждается еще одним принципом дайфунсин (dai-funshi)  или «великой решимостью».

7. Проявление учений и искусстве
Развитие всех видов тибетского искусства, которое сформировалось примерно в начале 11 века было связано с различными школами буддизма, в том числе и с Дзогченом. Скульптура и живопись развивалась в монастырях, а все произведения искусства преимущественно религиозного характера, создавались монахами с целью украшения и обогащения храмовых интерьеров и использования в различных ритуалах и медитациях.
Творческое выражение художников вписывалось в строгие рамки канонов, и с необходимостью следовало законам композиции, символике цвета и священных предметов. Сюжеты танка или буддийских икон, концептуально соответствовали религиозным текстам и изображали добрых и гневных божеств, коренных учителей, а также миры и мандалы, как их схематические обители. Поэтическое творчество в Дзогчен также не являлось средством самовыражения, но преимущественно состояло в представлении священных текстов в стихотворной форме.
Таким образом, в отличие от дзэн буддизма, искусство в Дзогчен было мало связано с выражением внутреннего мира, переживаний и видения художника и практически не пересекалось с живой феноменологической реальностью, красотой природы, человеческими отношениями и  повседневной жизнью.
Исторически и территориально,  это было связано с ориентацией тибетского искусства на индийские традиции и его отгораживании от плодотворных влияний китайской живописи и поэзии, развитой эстетической системы  и высокого, самоценного  статуса искусства в Китае.
В свою очередь,  Дзэн (чань), который сам скорее представляет собой не философию, а искусство,  оказал сильное влияние на развитие китайской и японской культуры, на  становление особого духа, своеобразного видения и  эстетическое оформление жизни. Основные философские принципы дзэн, были свободно трансформированы в эстетические идеалы, согласно которым сама повседневная жизнь строилась по законам искусства и насыщалась просветленным созерцанием и красотой.
Так,  Дайсэцу Судзуки писал, что истинный дух дзэнского учения и дзэн-буддийской эстетики целостно выражает себя в искусстве и повседневной практической жизни. «Он проявляется в простоте, непосредственности, смелости, возвышенности, отрешенности от внешнего мира, углубленности внутрь, равнодушии к форме, свободных движениях духа и мистическом дыхании творческого гения во всем мире – как в живописи, так и в каллиграфии, садоводстве, чайной церемонии, фехтовании, танцах и поэзии».
В то же время, как писала И. Гарри: «Если в Китае и Японии желающих приобщиться к Чань-Дзэн привлекали не только особенности учения, но и своеобразная культовая сторона (чайная церемония, живопись, поэзия), то в Тибете многие приверженцы «прямого пути» мечтали с помощью тайных учений обрести сверхъестественные силы (сиддхи) и могущество».

Навигация по теме<< Предыдущая запись
Share