Одиночество, уединение и покой как условия творчества

85
Стимулы гениев
1. Одиночество, уединение и покой как условия творчества

Уединение и божественная радость творчества

Многие гении и творческие люди для достижения рабочего состояния и вхождения в творческий процесс прибегали к искусственной стимуляции творчества, путем создания особых условий труда и  применения специальных методов влияния на психику.
При этом у каждого творца существовали и существуют свои индивидуальные, часто неповторимые способы стимулирования творческого процесса. Эти методы зависят от психической конституции, неповторимых жизненных обстоятельств, сети привычек, а также от закрепленного опыта совпадения внешних и внутренних влияний с состоянием вдохновения, продуктивности и творческого успеха.
Методы организации творческого труда и стимулирования творческого процесса 
1. Создание внешних условий продуктивной работы и организация творческого труда.
2. Индивидуальные психологические приемы и якоря, ведущие к достижению творческого состояния.
3. Поиск и создание своеобразных сенсорных стимулов вызывающих и поддерживающих состояние работоспособности и творческого вдохновения.
В то же время состояние вдохновения, точно так же, как и счастья невозможно достичь посредством сознательного решения, желания или усилия.  «Искать вдохновения , — писал А.С. Пушкин, — всегда казалось мне смешной и нелепой причудой: вдохновения не сыщешь; оно само должно найти поэта».
Вольфганг Иоганн Гете так описывает внезапно охватившее его вдохновение, которое заставило его вскочить с постели посреди ночи: “Мы только складываем поленья для костра и стараемся, чтобы они были сухими, а когда наступит урочный час, костер вспыхнет сам – к немалому нашему удивлению”.
Поэтому творческие люди, чей  успех  и реализация смысла жизни зависят от плодотворности их труда, пытаются создать внутренние и внешние условия, для возникновения вдохновения и душевного подъема. Часто фундаментом рабочего состояния и ощущения своей творческой силы, является строгий режим дня, ритмичность работы и ежедневный упорный творческий труд.
Французский писатель Анри Дювернуа (1875 -1937) писал: «В сущности, самым хорошим возбудителем, наверное, является регулярность в занятиях. Если бы писатель решил ждать творческого настроения, вдохновения, он написал бы только одну книгу в своей жизни. Вдохновение заключается в ежедневном труде. При условии, разумеется, что этот труд нам приятен»

Изоляция, покой и тишина как источники творческого вдохновения

 «Уединение – мать совершенства, без него талант обносится до нитки. Всякий писатель хранит в себе отшельнический скит. В часы творчества он и впрямь был братом тех, чей образ пробудил в нём тоску по сосредоточенной внутренней жизни, которой нет в повседневной суете. Ничто не сравнится с вредом, какой причиняет писателю назойливый внешний мир». (Ян Парандовский. «Алхимия слова»).
Ничто так не содействует полёту мысли и воображения, как одиночество. (Ги де Мопассан).

Пространственная изоляция

       Родоначальник итальянского гуманизма и современной поэзии  Петрарка (1304-1374) всегда искал уединения среди пустых полей, лесов и холмов. Пребывание на природе, он относил к земным радостям. Одинокие прогулки под открытым небом, созерцание пейзажей, и наслаждение красотой природы, вызывало у него поэтическое вдохновение и прилив творческих сил. «Леса, холмы, овраги, ручейки! Обнажены вам сердца тайники».  Он называл себя гражданином рощ. Города, считал врагами, а  леса друзьями своим мыслям.
       Датский астроном Тихо Браге (1546-1601), который первым в Европе начал проводить высокоточные астрономические наблюдения, работал в полном одиночестве в обсерваториях Ураниборг (Дания) и замка Бенатки, расположенного  недалеко от Праги.
       Немецкий астроном Иоганн Кеплер (1571 -1630), первооткрыватель законов движения планет Солнечной системы,  терпеливо проводил свои исследования в одиночестве, никем не поддерживаемый и не понятый.
Возможно, систематические и внимательные  наблюдения за планетами и общение со звездами требовали особого уединения.
       Французский философ, математик Рене Декарт (1596 —1650)  считал, что занятия философией сами по себе предполагают практику изолированности от мира. Именно уединенность и отсутствие земных забот  создают возможность высвобождения способностей собственного разума и формулировки начал собственной философской системы.
После окончания коллежа Ла-Флеш в 1612 году Декарт отправился в Париж, где после полуторагодового погружения в светскую жизнь, вдруг внезапно перебрался в уединенный домик в Сен-Жерменском предместье. Там он скрытно от прежних друзей  около двух лет занимался изучением математики и напряженными философскими размышлениями.
Когда ему исполнился 21 год, он вступил в голландскую армию, чтобы иметь  возможность странствовать по Европе.  Когда у него возникала потребность писать, он вновь уединялся,  «как в самой отдалённой пустыне» и в полной тишине, не терзаемый никакими заботами, предавался размышлениям.
Всю свою творческую жизнь он стремился отгородится от внешнего мира, следуя девизу «bene vixit, bene qui latuit» — «хорошо прожил тот, кто хорошо спрятался».
Он вырабатывал отстраненное, рациональное, лишенное всякой чувственности и, соответствующее его философской системе, отношение к миру.
Он прогуливался  среди людей, словно в лесу, среди деревьев. «Даже их шумная суета нарушает мои грёзы не больше, чем журчанье ручья», – писал философ.
       Французский философ и писатель Вольтер (1694 – 1778),  после того как парижский парламент в 1734 осудил его «Философские письма» на сожжение, провел четыре года почти полного затворничества в полузаброшенном замке Сире в провинции Шампань. В  нем для работы он выбрал флигель, расположенный недалеко от главного строения.  В свой кабинет он редко допускал посетителей. Там не был ни одного стула для гостей, и сам хозяин неизменно разговаривал стоя, чтобы разговор как можно скорее пришел к концу. Несмотря на свою обычную бурную светскую жизнь и любовь к общению,  он всегда стремился к уединению, чтобы без помех предаваться своим трудам и занятиям. Работа для него была необходима как воздух. Даже в свои 82 года он продолжал работать за столом регулярно по десять часов в день.  Он словно стоически, но с наслаждением следовал своему, высказанному в «Кандиде»,  знаменитому призыву: «Но надо возделывать свой сад».
       Франко-швейцарский философ Жан Жак Руссо (1712–1778)  творил в построенном для него домике на опушке монморансийского леса, который он называл мой «Эрмитаж». Его рабочим кабинетом стал лес, в котором он целые дни блуждал в одиноком раздумье.
Он еще с юношеских лет любил уединяться и находить утешение в природе. Даже мысль, которая заключала в себе всю суть его мировоззрения: «просвещение вредно и сама культура — ложь и преступление»  внезапно осенила Руссо под деревом, под которым он после этого пролежал полчаса в каком-то опьянении. По его словам, когда он пришёл в себя, его жилет был мокр от слёз.
На протяжении всей своей жизни он жаждал одиночества, которое позволяло освободить его богатое воображение и дать волю фантазии и грёзам.
       Немецкий  мыслитель и поэт Иоганн Вольфганг Гёте  (1749 – 1832)  в минуты напряженной работы всегда стремился к покою, стараясь  оградить себя от всяких вторжений  и работая в уединении словно отшельник.  «Я не раз испытал, что могу работать лишь в абсолютной тишине, и что не только разговоры, но даже присутствие любимых и дорогих мне людей отводит далеко в сторону истоки моего вдохновения».  «Теперь нужен лишь один спокойный месяц, — пишет он Шиллеру, — и работа появится разом как масса грибов из-под земли».
     Немецкий философ Артур Шопенгауэр (1788-1860)  всю жизнь творил в одиночестве, которое он сравнивал с золотой россыпью. Он жил как отшельник, целиком и полностью погрузившись в свои изыскания и занятия.  «Человек может быть всецело самим собою лишь пока он один; кто не любит одиночества – тот не любит свободы, ибо лишь в одиночестве можно быть свободным». По его мнению способность выносить одиночество является мерилом человеческого «Я». Чем совершенней человек, тем полнее он одинок. «Одиночество – удел всех выдающихся умов», –писал философ.
По словам Бертрана Рассела: «Шопенгауэр пытался копировать образ жизни Канта во всем, за исключением раннего вставания».  Он считал, что мозг гения требует больше времени для сна, чем мозг обычного человека.
       В 1830 году русский поэт Александр Пушкин (1799 -1837)  гостил в Болдино, где его застала  вспышка эпидемии холеры, которая и вынудила его остаться в селе на всю осень. Три месяца проведенные в одиночестве стали самым плодотворным и продуктивным периодом в творческой жизни поэта. Он создавал одно произведение за другим с невероятной быстротой. В болдинскую осень он завершил несколько поэм и создал  десятки стихотворений.
Собственно и сама осень это время прозрачной тишины, уединения оголившихся рощ, время, когда засыпает природа и пробуждаются в душе накопленные и созревшие мысли. Так, А. Пушкин говорил, что каждой осенью молодеет и расцветает вновь.
       Французский писатель Оноре де Бальзак (1799-1850) время от времени уединялся от мира и неистово творил. Он запирался в комнате на один-два месяца и плотно закрывал ставни от света. Он писал при свечах, одетый в монашескую рясу, не ощущая времени и не различая ни дня, ни ночи.
Издатель Бальзака Эдмонд Верде писал: «Я собственными глазами видел, как он замуровывался в своем кабинете на целые месяцы, без дневного света и свежего воздуха, и работал запоем по восемнадцать часов из двадцати четырех… Бальзак писал в полнейшем, в совершеннейшем одиночестве, при наглухо закрытых ставнях и задернутых занавесках, при свете четырех свечей, стоявших на его рабочем столе в двух серебряных подсвечниках, — писал за маленьким столом, под которым не без труда мог вытянуть ноги, упираясь в него огромным животом».
       Немецкий философ Людвиг Фейербах (1804-1872) после утраты университетской должности за свободный дух своих произведений, в 1837 году поселился в деревне в местности Брукберг. Там он провел большую часть своей уединенной жизни мыслителя, где написал практически все свои выдающиеся труды  и разработал самостоятельное учение.
       Норвежский композитор и пианист  Эдвард Григ (1843-1907) долгое время проводил в горах, живя в деревенской глуши среди крестьян, рыбаков и лесорубов. Он находил вдохновение и любил творить в одиночестве на берегу фиорда.
       Испанский и французский  художник Пабло Пикассо (1881 -1974) считал, что: «Без великого одиночества серьезная работа невозможна». Он любил  рисовать оставаясь наедине с вещами.
       Американские философы Ральф Уолдо Эмерсон (1803—1882) и Генри Дэвид Торо (1817 — 1862) творили в уединении на природе, черпая в ней вдохновение, темы для размышлений и даже универсальные истины.
«Важна не уединённость места, а независимость духа. Поэты, жившие в городах, всё равно оставались отшельниками», – писал Ральф Эмерсон.
Генри Дэвид Торо называли американским отшельником после выхода его  автобиографической книги «Уолден, или Жизнь в лесу». В ней он описывает, как  вел отшельнический образ жизни в небольшом домике на Уолденском пруду. «Я никогда не бываю одинок у себя в хижине, особенно по утрам, когда посетителей не бывает», – писал философ.
     Американские поэты Генри Лонгфелло (1807–1882) и  Роберт Фрост (1874 -1963) испытывали благоговение перед природой, они много странствовали в одиночестве и писали свои лучшие произведения в уединении на природе. Иван Тургенев писал о  Лонгфелло «Очевидно, он немало путешествовал по ночам и встречал рассветы в полях и лугах».
       Английский натуралист  Чарльз Дарвин (1809–1882) для того, чтобы завершить свой знаменитый  трактат «Происхождение видов» (1859)  в  1842 году переехал из Лондона в провинцию. Он  поселился в Даун-Хаусе, бывшем доме пастора в изолированной от мира деревушке графства Кент, как он сам писал «на самом краю мира». Дарвин вел в Даун-Хаусе уединенный образ жизни наполненный напряженным трудом и прогулками.
Немецкий философ Фридрих Ницше (1844—1900)  творил в «безграничном одиночестве», часто скитаясь по отелям, в тесных, скудно обставленных и неуютных комнатках, в которых в беспорядке лежали книги и бутылочки от лекарств.
Творческое одиночество являлось для Фридриха Ницше метафизической сущностью и целью жизни. Все его произведения пронизаны радостью и горечью одиночества. «О ты, одиночество, отчизна моя, одиночество!» —взывал Заратустра.
Стефан Цвейг так писал о трагической творческой жизни Ницше: « замкнутость, одиночество, мрачное, бессловесное, безответное одиночество, непроницаемый стеклянный колпак, покрывающий, окружающий его мышление, одиночество без цветов, без красок и звуков, без зверей и людей, одиночество даже без божества, оцепенелое, опустошенное одиночество первобытного мира – мира довременного и пережившего все времена».
       Инженер и изобретатель сербского происхождения Никола Тесла (1856  —  1943) всю жизнь творил в одиночестве, в своем номере отеля:
«В беспрерывном одиночестве, – говорил он, – ум становится все острее. Для того чтобы думать и изобретать не нужна большая лаборатория. Идеи рождаются в условиях отсутствия влияния на разум внешних условий. Секрет изобретательности в одиночестве. В одиночестве рождаются идеи».
       Русский советский писатель Константин Паустовский (1892 — 1968) описывал, как его охватило вдохновение, когда он плыл зимой на совершенно пустом теплоходе. «Море было серое, холодное, тихое. Берега тонули в пепельной мгле….Тихо пели в железной утробе теплохода могучие машины. Пищали чайки. Писать было легко. Никто не мог оторвать меня от любимых мыслей. Ни о чем, совершенно ни о чем не надо было думать, кроме как о рассказе, который я писал. Я ощущал это как величайшее счастье. Открытое море защищало меня от всяких помех».
       Швейцарский психиатр и психолог Карл Юнг (1875 -1961)  в течение жизни  по нескольку месяцев в году жил и работал в своем доме  «Башне» в Боллингене, на берегу Цюрихского озера. Он достраивал этот дом по частям на протяжении всей своей жизни, говоря, что он переносил непосредственно свои сокровенные мысли  и веру в камень.
В доме царила самая аскетическая обстановка.  Электричества не было и комнаты освещались камином и керосиновыми лампами. «В моей комнате я был один… Здесь я предавался размышлениям, давал волю своему воображению, хотя это было довольно тяжело и не всегда приемлемо. Итак, это было место духовного сосредоточения».
«В моей Башне в Боллингене я чувствую себя так, словно живу одновременно во множестве столетий». «Порой я ощущаю, будто вбираю в себя пространство и окружающие меня предметы. Я живу в каждом дереве, в плеске волн, в облаках, в животных, которые приходят и уходят, — в каждом существе… Мысли увлекают меня далеко назад, вглубь веков, или наоборот — в столь же отдаленное будущее. Здесь муки созидания не тревожат меня, сам творческий процесс больше напоминает игру».
       Описывая один из своих предельно реальных снов, который он не мог отличить от действительности, Юнг попытался раскрыть механизм влияния одиночества и тишины на творчество: «Возможно, на меня подействовало длительное одиночество, пустота и тишина вокруг, а это видение множества людей принадлежит к тому же типу явлений, что и галлюцинации отшельников, и носит компенсаторный характер».
       Позже, он объяснял свои творческие сны явлением синхронии, состоящей в одновременной  взаимосвязи событий во времени и пространстве, на основании единства их смысла.
       Немецкий писатель Франц Кафка (1883-1924)  в своей творческой жизни, более всего жаждал беспредельного одиночества и  постоянно стремился «быть с глазу на глаз с самим собой». Одиночество давало ему творческие силы и возможность писать, свободно выражать свои уникальные мысли и чувства.  «Я много времени должен быть один. Всё что я создал, только плод одиночества», – писал Кафка.
        Немецкий философ Мартин Хайдеггер (1889–1976) любил в работать в своей «хижине», расположенной на высоте 1150 метров в еловом лесу в Шварцвальде.  В ней была аскетическая обстановка и даже воду, в первые годы он носил из горной речки.
 В этой хижине прошла большая часть творческой жизни Хайдеггера. «Уже глубокая ночь – ветер бушует над вершинами, в хижине скрипят балки, а жизнь распростерта перед душою чистая, простая и величавая. …Иногда я перестаю понимать, как можно играть столь странные роли там, внизу»,  – писал философ.
      Австрийско-британский философ Людвиг Витгенштейн (1889 —1951) стремясь к уединению, поселился фьордах в деревне Шолден на  фьорде Согне в Норвегии. Там он чувствовал себя самим собой и по настоящему свободным. На  долгих прогулках, которые приводили его в состояние эйфории, был продуман его знаменитый  «Логико-философский трактат». Он считал год, проведенный в Шольдене,  самым продуктивным в его жизни.   «Тогда мой разум вошел в раж!» – писал он.
       Британский писатель Роальд Даль (1916  — 1990) работал в уединении в небольшом сарайчике во дворе своего дома. В нем стояло изогнутое кресло, но не было стола. Он предпочитал писать карандашом в разлинованных желтых блокнотах прямо на коленях. Зимой он укутывался в спальный мешок.
       Когда Колумбийский писатель-прозаик Габриэль Гарсиа Маркес (1927 —  2014) начал писать «Сто лет одиночества», он продал машину и все  ценные вещи, а деньги отдал своей жене Мерседес, попросив только тишины и спокойствия. Он работал над романом с утра до вечера и после 18 месяцев упорного труда, когда  рукопись  была, наконец, готова к отправке в  издательство, Маркесу не хватило мелочи, чтобы послать её редактору.
       Американская поэтесса, писательница Майя Энджелоу (1928 -2014) работала в своем личном номере в отеле, в котором просила создать аскетическую обстановку и убрать из него картины, вазы, все, что отвлекало внимание. Она просила горничных не заходить и не убирать в номере, чтобы они не выбросили случайно упавший листок с текстом.
«Я держу номер в отеле в родном городе, и оплачиваю его каждый месяц. Я прихожу около 6:30 утра. Там есть спальня с кроватью, стол, ванна. У меня есть Тезарус Роже, словарь и Библия. Обычно набор карт и несколько кроссвордов.. Но я никогда там не сплю. Я обычно ухожу около 2. Прихожу домой, и читаю то, то написала утром, пытаюсь отредактировать. Начисто».
       Американская писательница Джоан Дидион (1931 -2021) придавала в творчестве большое значение уединению, дающему возможность вынашиванию и созреванию идей.
«Перед ужином я провожу час в полном одиночестве, -писала она. – Это время нужно мне для того, чтобы подвести итоги минувшего дня, обдумать планы на день грядущий и немного отвлечься от работы…Если у меня так и не возникло возможности побыть хотя бы какое-то время наедине с собой, следующий день вряд ли выдастся продуктивным, поскольку у меня не будет ни вдохновения, ни настроения. Еще, когда работа над очередной книгой близится к концу, я должна спать с ней в одной комнате. Именно поэтому, чтобы закончить тот или иной труд, я всегда уезжаю домой в Сакраменто. Там никому нет до меня дела — я просыпаюсь и начинаю печатать».
Таким образом, можно предположить, что одиночество, тишина и уединение, способствуют творчеству по следующим причинам:
1. Избавление от обыденных, забирающих время забот, от всех отвлекающих и раздражающих влияний, обретение возможности сосредоточить внимания на главном.
2. Возможность спокойно обдумать сюжеты и идеи  произведения, увидеть их внутренним взором, позволить им вызреть.
3. Проявление сенсорной депривации, ведущей к пробуждению подсознания, активизации воображения, порождению ярких визуальных образов, граничащих с реальностью.
4. Возможность обрести свободу, стать самим собой, открыть и пробудить свое истинное Творческое Я.

5. Возникновение состояния, в котором облегчается резонанс со Вселенной, переживание сродненности и слияния  с миром.

«Всякая культура и искусство, украшающие человечество, самый прекрасный общественный строй, суть плоды необщительности…», – писал  Иммануил Кант.

Избавление от внешней стимуляции

        Итальянский композитор Джузеппе Сарти (1729—1802) сочинял свои произведения  в полумраке, в пустой комнате с занавешенными окнами.
       Немецкий философ Иммануил Кант (1724-1804) не выносил никакого шума или резких звуков, способных нарушить его покой во время работы. Поэтому он часто переезжал с квартиры на квартиру, спасаясь, сначала от криков лодочников, затем от горластого петуха соседа, а потом и от пения заключенных в соседней тюрьме.
Только купив собственный дом, Кант обрел тихое и спокойное место работы. В его кабинете было два простых стола, заваленных книгами и бумагами, а на стене висел портрет Руссо. Его небольшая библиотека, размещалась в спальне, в которой было одно окно, которое Кант никогда не открывал.
Когда философ работал, в доме воцарялась глубокая тишина. После сорока лет службы, у его верного слуги Лямке начал портиться характер. Он стал грубить, требовать прибавки жалованья и ругаться с кухаркой.  Кант, несмотря на сильную привязанность к слуге, тут же его уволил. Когда его начинали мучать сожаления по поводу своего решения, Кант приказал себе: «Не думать о Лямке» и неприятные мысли тут же, навсегда оставили его. Мысленные приказы или максимы действовали на Канта неукоснительно и он даже мог мысленно остановить начинающуюся простуду.
       Когда Иоганн Вольфганг Гёте  (1749 – 1832) работал, он  наглухо закрывал двери и окна, и писал только в герметически закрытом помещении, в абсолютной духоте, без малейшего доступа свежего воздуха.
Он  старался писать исключительно карандашом, так как считал, что  брызги чернил и скрип пера в зародыше уничтожают задуманное произведение.
       Английская писательница Джейн Остин (1775 —1817) специально поставила дверь на очень скрипящих петлях, чтобы к ней никто не мог внезапно зайти  и прервать процесс творчества или же увидеть, что она занимается чем-то другим, кроме рукоделия.
       Артур Шопенгауэр (1788-1860)  во время работы был крайне чувствителен к шуму и раздражающих его звукам.  Однажды он спустил с лестницы женщину, которая громко болтала с подругой возле дверей его квартиры. По решению суда он должен был до самой ее смерти выплачивать ей ежемесячное пособие.
       Британский писатель и философ  Томас Карлейль (1795—1881) творил в специально построенной звуконепроницаемой комнате, расположенной над всем верхним этажом,  защищенной от проникновения шума путем постройки второй стены и освещенной через застекленный люк в потолке.
       Итальянский композитор Джоаккино Россини (1792-1868),  часто  сочиняя свои музыкальные произведения, накрывался  с головой одеялом. Однажды зимой, он, закутавшись в одеяло, сочинял дуэт для новой оперы. Вдруг лист с нотами выскользнул и его рук и упал под кровать. Россини было лень вылазить из под одеяла и он просто сочинил новый дуэт.
 «А главное –говорил он, – всегда заботься о том, чтобы не потревожить свой покой, этот дар богов».
       Русский писатель Иван Гончаров (1812 —1891) писал: «В моей работе мне нужна простая комната, с голыми стенами, чтобы ничто даже глаз не развлекало, а главное — чтоб туда не проникал ни один внешний звук, чтобы вокруг была могильная тишина и чтобы я мог вглядываться и вслушиваться в то, что происходит во мне и записывать. Да, тишина безусловная, и только…»
       Русский писатель и мыслитель Лев Толстой (1828–1910) любил творить  в низкой комнате под каменными сводами, бывшей кладовой,  где через некоторое время после женитьбы устроил себе кабинет и где особенно хорошо ему работалось в полной тиши и спокойствии.
С утра до обеда он работал в полном одиночестве, никому не дозволялось входить в его кабинет и даже двери в соседние комнаты запирались, чтобы обезопасить писателя от вторжения.
       Американский писатель, юморист Марк Твен (1835 -1910)  писал «Приключения Тома Сойера» на ферме, где ему построили отдельную беседку-кабинет. Он работал при открытых окнах, прижав листы бумаги кирпичами.
       Русскому композитору Петру Чайковскому (1840 — 1893) чтобы творить, требовались покой и одиночество. Кроме того, он не терпел никакого шума и выбирал себе ту квартиру, в которой коридор и соседние комнаты совершенно изолировались от внешнего мира.
       Французский писатель Марсель Пруст (1871-1922) работал ночью, в постели при слабом свете настольной лампы, а спал днем, и чтобы ему не мешал свет и уличный шум.  Стены его комнаты были отделаны листами пробкового дерева, окна уплотнены, закрыты и завешены тяжелыми шторами.
      Норвежский писатель Кнут Гамсун (1859–1952), когда его благосостояние существенно выросло, селясь в отеле, снимал для себя три комнаты в башне, одну в качестве спальни, вторую исключительно для того, чтобы никто не жил рядом и таким образом не мог бы помешать ему в работе, а третью, с окнами на задний двор — непосредственно для работы.
      Шведский режиссёр Ингмар Бергман (1918 -2007) создавал сценарии и снимал фильмы на удаленном острове Фаро в Швеции. “Восемь часов напряженной работы каждый день, – писал он, чтобы получить три минуты фильма.  И за эти восемь часов выдадутся десять, двенадцать, если вам очень повезет, минут чистого творчества.”
       Американский писатель Джонатан Франзен (род. 1959) запирался в квартире со звуконепроницаемыми стенами, тщательно зашторивал окна, вставлял в уши беруши, надевал повязку на глаза, вооружался ноутбуком — и в тишине и темноте принимался ждать вдохновения.  Такой режим работы не только предоставлял возможность спокойной работы, но и вызывал нервное истощение и бессонницу, минуты энтузиазма сменялись неделями глубокого отчаяния.

Сознательная принудительная изоляция

       Древнегреческий оратор и политик Демосфен (384 г. до н. э. — 322 г. до н. э.) устроил себе в подземелье комнату для занятий и, уходя туда всякий день, учился актёрской игре и укреплял голос, а нередко уединялся на два-три месяца подряд, выбрив себе половину головы, чтобы от стыда невозможно было выйти наружу, даже если очень хотелось.
      Китайский художник и основатель китайской живописи  Гу Кайчжи (ок. 344—406)  построил себе для занятий живописью высокую башню. Всякий раз, приступая к работе над картиной, он забирался туда, а потом откидывал лестницу, так что домашние почти не видели его. Если день был ясным и солнечным, он окунал кисть в тушь, но если погода была ненастной, он не брался за работу.
       Немецкий философ Готфрид Лейбниц (1646 -1716) отличался  удивительной работоспособностью. Он сознательно на долгое время изолировал себя от окружающих и продолжал работать иногда по трое суток, засыпая в своём рабочем кресле от переутомления.
В более преклонном возрасте Лейбниц старался придерживаться следующего распорядка дня:  он ложился спать не раньше часу ночи и вставал не позднее семи часов утра.
      Французский писатель Виктор Гюго (1802 – 1885) иногда выстригал себе полголовы и половину бороды и выбрасывал ножницы в окно. Таким способом он заточал  себя на две недели дома, чтобы закончить роман. Иногда он приказывал слуге забрать всю его одежду, чтобы исключить любой соблазн выйти из дома и отвлечься от работы. Добровольное заключение прекращалось только после написания определенного количества страниц.
     Для успешной работы над романом французский писатель Эмиль Золя (1840 — 1902) привязывал себя к стулу, занавешивал окна и творил при искусственном освещении.

Посещение необычных и зловещих мест

       Итальянский скрипач и композитор Николо Паганини (1782 — 1840) оттачивал свое мастерство, играя на скрипке среди могил, чем вызывал самые зловещие слухи.
       Излюбленным местом для прогулок немецкий композитор Иоганнес  Брамс (1833—1897) выбирал кладбища. Там он спокойно сочинял свои симфонии и сонаты, при этом бессвязно бормоча себе что-то под нос, подпевая, размахивая руками и даже совершая незамысловатые «па».
       Один из основоположников музыкального романтизма  австрийский композитор Франц Шуберт (1797 – 1828) уверял, что может создавать истинную музыку только на крыше дома и работая по ночам. И это обстоятельство оказывало влияние на его музыку, полную душевных страданий и глубоких переживаний своего земного одиночества.
       К разного рода злачным местам питал странную привязанность английский писатель Чарльз Диккенс (1812 – 1870). В какой бы город он ни приезжал, первым делом обходил все ночлежки, притоны, тюрьмы, пабы, а также кладбища и морги. Причиной тому, по его словам, была необычайная “притягательность отвратительного”.

Временная изоляция, работа по ночам и ранним утром

Каждый творческий человек, выбирает работы именно то время, в которое его чаще посещает вдохновение и он творит наиболее легко и продуктивно.  Он делает работу в это время привычкой, создает для себя наиболее комфортный распорядок дня и строго следует ему.

Работа ночью

       Римский полководец Юлий Цезарь (100 до н.э. – 44 до н.э.) спал около 3-х часов в сутки. При этом во время военных походов он спал вместе со своими солдатами, прямо на земле под открытым небом.
       Итальянский художник и учёный Леонардо да Винчи (1452 -1519) выработал свой особый режим творчества: он спал по 15–20 минут, а затем 4 часа работал и так постоянно. Его сны были кратковременными и в общем составляли  2 часа в сутки, остальные 22 часа Леонардо работал.
       Немецкий писатель-романтик, сказочник Эрнест Теодор Амадей Гофман (1766-1822) днем работал на государственной службе, а по ночам писал романы и сочинял музыку. Он часто проводил вечера, а иногда и часть ночи, в винном погребке. Расстроив себе вином и бессонницей нервы, он приходил домой и писал всю ночь. Иногда образы создаваемые его воображением, приводили в страх его самого. Иногда ему становилось так тревожно от придуманного, что он будил свою жену и просил ее посидеть рядом, пока он пишет.
      Французский император  Наполеон Бонапарт (1769 -1821) спал в общей сложности 4 часа в сутки. Он ложился в постель около полуночи, спал до 2 часов ночи. Затем вставал, работал и ближе к 5 утра снова ложился спать до 7 часов.
      Французская писательница  Жорж Санд (1804–1876) обычно писала по 20 страниц за ночь. Работа по ночам вошла у нее в привычку с детства, когда она ухаживала за больной бабушкой и только ночью могла заниматься любимым делом. По свидетельству братьев Гонкур она писала  по ночам, обычно с часу до четырех, потом ложилась, в одиннадцать вставала и еще часа два работала днем. Она сама уверяла, что в этой необычной работоспособности не было, собственно, никакой ее заслуги: ей же всегда работалось исключительно легко.
Иногда она бросала спящего любовника в постели и посреди ночи перебиралась за письменный стол. Наутро она не всегда помнила, что писала в сонном состоянии.
Позже она ежедневно писала строго до 11 часов вечера, и если заканчивала роман в 10.30, то тут же начинала новый, над которым работала полчаса.
       Польский композитор  Фридерик Шопен (1810 -1849) мог проснуться посреди ночи, чтобы записать приснившуюся ему мелодию.
Он говорил, что видел души умерших родственников и страдал ночными кошмарами, которые заставляли его творить по ночам.
На протяжении всей жизни Шопен предпочитал играть в темноте. Он утверждал, что именно в таких условиях на него снисходит так необходимое ему вдохновение. Играя в гостях или светских мероприятиях Фредерик просил приглушать или гасить свет во время его выступлений.
       Русский писатель украинского происхождения Николай Гоголь (1809 -1852) долго по ночам работал «пока две свечи не сгорят», как потом, когда «сочинит», отдавал переписывать писарю и посылал его в типографию.
       Оноре де Бальзак (1799 —1850) предпочитал работать по ночам, выпивая большое количество кофе.  Он ложился спать в 5 или 6 часов вечера и спал до часу ночи, после чего начинал упорно работать.  Иногда он работал двое суток подряд. «Я люблю работать ночью. К вечеру мозг обогащается полновесными мыслями, и начинается восхитительная и бешеная работа. Отсутствие зрительных впечатлений позволяет расти всем чудовищным образам, родившимся за день. К ночи они становятся самостоятельными существами». Братья Гонкур писали о Бальзаке: «Должно быть, работая, он превращался в какую-то удивительную сомнамбулу — сосредоточившись на чем-нибудь одном, он интуитивно представлял себе все остальное, даже то, чего он и не знал».
       Французский писатель Гюстав Флобер  (1821 — 1880)  просыпался в 10-12 часов утра и звонил, вызывая слугу, который приносил ему газеты, письма, стакан холодной воды и уже набитую трубку. Звонок служил также сигналом для родственников: с этого момента они переставали ходить на цыпочках
Не вставая с постели, он читал письма, газеты, курил трубку, беседовал с матушкой. Затем принимал ванну, завтракал и обедал одновременно и отправлялся на прогулку.
Один час он преподавал своей племяннице историю и географию, потом усаживался в кресло и читал до семи вечера. После обильного ужина он до девяти или десяти часов вечера беседовал с матушкой и, наконец, с наступлением ночи, когда все в доме ложились спать, он начинал писать..
«Встаю в полдень, а ложусь между тремя и четырьмя часами утра. Засыпаю около пяти. Зимой почти не вижу дневного света. Поэтому перестал различать дни недели, день и ночь. На мой взгляд, я не так уж плохо работаю».
Работал он с чрезвычайным трудом, мучительно подбирая каждую фразу и даже каждое слово. Братья Гонкур так описывают свою встречу с писателем: «Находим Флобера усталым, погибающим, почти одуревшим от работы. Ничего, кроме работы, в жизни этого человека, вопреки советам Лукиана — работать достаточно шесть часов, остальные часы пишут людям, букву за буквой: «Живите!»
В своем творчестве Флобер  следовал своему девизу: «Автор в своем произведении должен, подобно богу во вселенной, присутствовать везде, но нигде не быть видимым».
      Русский писатель Иван Тургенев (1818 -1883) признавался Г. Флоберу: «Я работаю по-настоящему только тогда, когда у меня бессонница».
Фридрих Ницше (1844—1900) просыпался на закате, умывался холодной водой, выпивал стакан теплого молока и работал до одиннадцати утра.
      Французский художник-постимпрессионист Анри де Тулуз-Лотрек (1864–1901) лучше всего работал по ночам, делая зарисовки из повседневной жизни молодых женщин в кабаре «Мулен Руж» или в борделе, обильно запивая каждый эскиз вином и абсентом.
       Русский писатель Федор Достоевский (1821 -1881)  с молодости привык работать по ночам. Обычно он начинал работу в 11-12 часов ночи и работал до 5-6-ти часов утра. Потом отдыхал, просыпался в первом часу дня, приходил в столовую и заваривал себе чай.  Ночью он часто делал наброски для будущих произведений, ложился на рассвете и спал до 11 утра. Когда он вставал он начинал надиктовывать текст своей жене и стенографистке Анне Сниткиной, которая записывала его с помощью специальных значков. Потом она переписывала текст и давала его писателю, который ночью дорабатывал его и делал новые наброски.
       Кнут Гамсун (1859–1952) свои лучшие произведения создал работая ночью. В 1884 году у него обнаружили открытую форму туберкулеза и врачи запретили ему работать. Он писал свои первые романы по ночам, так  как днем необходимо было добывать средства для существования.
«Я не в состоянии работать хорошо, работать с радостью, как бы мне хотелось. Я сижу в мансарде, где ветер дует сквозь стены, печки нет, сумеречно, свет проникает сквозь маленькое окошко. У меня почти нет возможности выходить из дома, так как холодно, а у меня совсем скверно с одеждой».
От непомерных нагрузок его нервы совсем расшатались. Но когда его охватывала волна вдохновения, то он, задыхаясь от приступов кашля работал вплоть до того, что падал от изнеможения лицом на свои рукописи. «Я пишу так, что в чернильницу капает кровь моего сердца, а по моим жилам бежит кровь вместе с чернилами». Он писал своей жене: «Не спал до пяти утра и поэтому немного не в себе, но при этом, Господь тебя сохрани, Мария, я чувствую себя героем, ведь сегодня ночью я написал больше, чем за все эти последние месяцы. Работал в общей сложности десять часов. Меня буквально трясет».
«Многое из написанного мной явилось ночью, когда, поспав пару часов, я обретаю и ясность мыслей, и острую впечатлительность. Я всегда держу возле кровати бумагу и карандаш. Не зажигая света, я принимаюсь сразу же писать в темноте, если чувствую, как нечто струится сквозь меня. Это стало привычкой, и я не испытываю трудностей, когда поутру расшифровываю записи», – писал Гамсун.
       Марсель Пруст (1871 -1922)  работал, как правило, по ночам, а днем спал до трех или четырех часов. Он очень мало ел, ровно столько, чтобы хватило сил писать. В постели он спал, ел и творил. Писал он  без устали, быстро заполняя строчками десятки записных книжек и толстых школьных тетрадей.
       Английскому поэту Джорджу Байрону (1788 -1824) особое вдохновение приходило к ночью. Он работал до утра и  засыпал уже на рассвете. Поэт сам признавался, что ему лучше творить, когда он видит ее и слышит  голос своей возлюбленной  Терезы Гвиччиоли. Байрон продолжал  сочинять, несмотря на ее болтовню. Его перо двигалось по бумаге так быстро, что казалось он пишет под чью-то диктовку.
       Американский изобретатель и предприниматель Томас Эдисон (1847 – 1931) спал всего 4 -5 часов в сутки, так как считал сон пустой тратой времени. Он компенсировал свой короткий ночной сон днем, засыпая в самых неподходящих для этого местах: на маленьком диванчике в лаборатории,  в кресле у камина и  за обеденным столом.  Примерно через полчаса Эдисон просыпался сам, бодрым и готовым к работе. Интересно, что само изобретение лампочки привело к тому, что люде стали спать меньше, чем во времена, когда использовались свечи.
        Никола Тесла (1856  —  1943) работал с 9 утра до 6 вечера. Затем он ужинал ровно в 8.10 и продолжал работать до 3 часов ночи. Он говорил, что ему для сна хватает всего 2 часа в день. Иногда он работал ночами напролёт, даже в состоянии сильной усталости, нервного и физического истощения. «Я совершенно вымотан, но не могу прекратить работу. Мои эксперименты так важны, так прекрасны, так удивительны, что я с трудом могу оторваться от них, чтобы поесть. А когда пытаюсь уснуть, то всё время думаю о них. Полагаю, что буду продолжать, пока не упаду замертво». После таких напряженных периодов работы он надолго погружался в сон, чтобы восстановить силы.
       Русский писатель .Леонид Андреев  (1871 —  1919) писал свои рассказы с глубокой ночи до раннего утра, непрерывно ходил по комнате, пил крепкий черный чай и  вслух диктовал своей жене, которая сидела за печатной машинкой. «Теперь я работаю исключительно ночью”, – говорил писатель.
       Один из крупнейших поэтов в истории США, четырежды лауреат Пулитцеровской премии  Роберт Фрост (1874 — 1963) приступал к работе в два часа дня и продолжал работать до полуночи, иногда продолжая творить ночью.
       Британский премьер-министр, сэр  Уинстон Черчилль (1874 -1965) на протяжении всей своей жизни занимался литературным трудом.  В 1953 году ему была присуждена Нобелевская премия по литературе. Он также создал более 500 картин в стиле импрессионизма.  Ночью он обычно спал с 3 до 7 часов, а также один час днем. Он всегда завтракал и вёл деловую переписку прямо в постели.
Во время Второй мировой войны послеполуденный отдых премьер-министра переместился в здание парламента, где для этой цели поставили специальную кровать. «Вы должны спать в промежутке между обедом и ужином, – писал он, – и никаких полумер, никогда! Снимайте одежду и ложитесь в постель. Это то, что я всегда делаю. Не думайте, что вы будете выполнять меньше работы, потому что спите в течение дня. Это глупое мнение людей, у которых нет фантазии. Напротив, вы сможете сделать больше, ведь вы получаете два дня в одном — ну, по крайней мере полтора».
       В то же время немецкий физик-теоретик Альберт Эйнштейн (1879 -1955) всегда спал по 10-12 часов, так как считал, что  долгий и полноценный сон залогом ясного ума, креативности и гениальности.
      Американский писатель Джек Лондон (1876 -1916) работал без устали, до изнеможения. преимущественно по ночам, иногда приходило время завтракать, он все еще сидел в кухне за столом и писал. за работой проводил по 12-15 часов каждый день, а иногда и вовсе забывал про еду и сон. «Причина моей кажущейся плодовитости кроется в том, что я работал дни и ночи напролет, без передышки», – писал он.
      Русский и американский писатель Владимир Набоков (1899–1977) писал  «Лолиту» по ночами на заднем сиденье автомобиля, избавляясь, таким образом от шума и отвлекающих факторов.
      Французский писатель и летчик Антуан де Сент-Экзюпери (1900 -1944) любил работать над своими произведениями по ночам. После обеда он охотно общался, показывал карточные фокусы, но когда все в доме ложились спать, усаживался за письменный стол. Писал он всегда самозабвенно, искренне, прислушиваясь к глубинным ощущениям и к «мыслям тела».
 Андре Моруа, который гостил у него в доме, рассказывал, что в два часа ночи Антуан будил всех шумом на лестнице. Он кричал своей жене, поэтессе, которая отличалась живостью и мягкостью характера: «Консуэло! Консуэло! Я голоден. Приготовь мне яичницу!».
Все в доме просыпались и весело общались. «Насытившись, он опять садился за работу. Через два часа весь дом наполняли громкие крики: «Консуэло! Мне скучно. Давай сыграем в шахматы». Затем он читал нам только что написанные страницы, и Консуэло подсказывала искусно придуманные эпизоды».
      Бельгийский писатель Жорж Сименон (1903 -1989) был необыкновенно плодовитым писателем, написавшим 425 детективных романов. Когда был захвачен работой, спал всего по 3-4 часа в сутки. В то же время днем он мог спать в любых условиях и в любое время, на всем, что было поблизости. В действительности он часто засыпал на рабочем столе или даже в хозяйственной каморке.
      Американский писатель и поэт Джек Керуак (1922 —1969) часто работал по ночам.  «Всегда рабочий стол. Никогда кровать, – писал он, – Обязательно хорошее освещение. Начать в полночь, закончить на рассвете. Выпиваю, когда устаю. Желательно дома. Если нет дома, организовать его в номере отеля. Самое главное — полное спокойствие».

Работа ранним утром

       Джефф Сандерс,  автор программы «Чудо пяти утра», пишет, что раннее вставание позволяет обрести небывалую энергию и работоспособность благодаря:
1.Тишине и спокойствию и возможности выделить время только для себя
2. Обретению чувства контроля над собственной жизнью, открывающему  изобилие возможностей
3. Ясному мышлению,  свежести ума и чувств, позволяющих генерировать больше творческих идей.
Когда вы просыпаетесь утром, подумайте о том, что вы снова получили драгоценную привилегию быть живым — дышать, думать, чтобы наслаждаться и любить. (Марк Аврелий)
Леонардо да Винчи считал, что по утрам возрастает продуктивность в 6-10 раз. „Развивайте привычку рано вставать. Это неразумно — держать долго голову на одном уровне с ногами.“, – писал Генри Д. Торо.
       Рене Декарт (1596 – 1650)  считал утренние часы в постели самыми плодотворными для размышлений. Привычка размышлять и работать утром в постели возникла у него во время обучения в иезуитском коллеже Ла-Флеш, во главе которого были хорошие знакомые его семьи. Ввиду слабого здоровья Декарта, начальство  разрешало ему до позднего часа оставаться в постели и посещать только послеобеденные уроки.
Данную привычку работать по пробуждении в постели, он  сохранил на всю жизнь, сделав утро своим основным рабочим временем. Декарт всегда подчеркивал, что именно в эти утренние часы ему приходили наиболее ценные мысли.
В будущем он уделял большое внимание своей нервной системе, давая ей больше отдыха в виде сна и запрещая себя будить.
       Американский политический деятель, учёный и изобретатель Бенджамин  Франклин (1706 -1790), который сделал множество выдающихся открытий в области электричества и был соавтором Декларации независимости и Конституции США разработал систему и придерживался строгого распорядка дня, в котором сну отводилось не больше 4 часов. Он вставал в 5 часов утра для того, чтобы определить свои планы на день и выделить главное.
      Иммануил Кант (1724 -1804) больше 40 лет подряд как летом, так и зимою вставал в пять часов утра, выпивал чашку чая, выкуривал трубку и ровно три часа писал.
      Немецкий композитор Людвиг ван Бетховен (1770–1827) вставал на рассвете и сразу же  садился за рабочий стол. На завтрак он пил только кофе, который готовил сам. Композитор и писал до двух или трех часов, изредка прерываясь на короткую прогулку. По вечерам Бетховен редко занимался музыкой, и спать он ложился рано, самое позднее – в 21.00.
      Шотландский прозаик и поэт Вальтер Скотт  (1771 – 1832) поднимался на рассвете и работал до завтрака, пока все его домочадцы еще спали.
Франц Шуберт (1797 – 1828) говорил о себе «Я сочиняю каждое утро, когда я кончаю одну пьесу, я начинаю другую».
       Виктор Гюго (1802 — 1885) летом вставал в три часа утра, и работал до полудня в застеклённой комнате без штор, наполненной ярким солнцем. «Меня всегда зовёт утренняя работа. Я люблю в утренние часы ощущать новые мысли в освежённом и оживлённом мозгу…», -писал он. В одной из комнат дома на острове Гернси был написан девиз «Вставай в шесть, ложись в десять – проживешь сто лет».
      Николай Гоголь (1809 -1852) обычно писал по утрам, в это время он был молчалив и задумчив, закрывался в комнате и не отвечал ни на какой стук.
Писал он обычно стоя у конторки. В то же время он мог легко работать везде,  в любой обстановке.
      Английский писатель-сатирик Уильям Теккерей (1811—1863) писал о своей работе: «Да, сочиняю по утрам. Вечером я писать не могу. Слишком возбуждаюсь, а потом долго не засыпаю».
      Чарльз Диккенс  (1812 — 1870) был жаворонком, он начинал работать ранним утором и заканчивал писать в 2 часа пополудни.
       Английский писатель Энтони Троллоп (1815 —1882)  садился за письменный стол ранним утром. «У меня было заведено каждое утро усаживаться за стол в 5.30. Старый слуга, которому было поручено меня будить и приплачивалось пять фунтов в год за такую службу, не знал пощады. За все годы в Уолтем-Кроссе он ни разу не запоздал с чашкой кофе, которую должен был приносить мне спозаранку. Полагаю, ему, более чем кому-либо другому, я обязан своим нынешним успехом». Ежедневно он напряженно работал точно три часа до завтрака, вкладывая в них всю свою энергию, зная, что в этот день он уже не возьмет в руки перо. После этого одевался и шел на службу.
Такой режим позволял ему писать за год три романа – каждый из трех томов. В общей сложности Энтони Троллоп  написал около 60 книг.
      Французский писатель и классик приключенческой литературы Жюль Верн (1828—1905) начал писать, когда еще работал брокером. С тех пор он сохранил привычку вставать в 5 часов и творить несколько часов ранним утром.
       Лев Толстой (1828 -1910)  работал только по утрам. Он говорил, что в каждом писателе сидит и свой собственный критик. Злее всего этот критик бывает по утрам, а ночью он спит, и потому по ночам писатель всецело предоставлен самому себе, работает без острастки и пишет много дурного и лишнего.
Лев Толстой ссылался при этом на Руссо и Диккенса, работавших только по утрам, и считал, что Достоевский и Байрон, любившие работать ночью, грешили этим против своего таланта (К. Паустовский. «Золотая роза»).
       Русский художник Илья Репин (1844 -1930) каждое утро спешил в мастерскую и там трудился так упорно, что даже немного стыдился той страсти к работе. При этом особое вдохновение и творческий подъём он испытывал по утрам. «Часы утра – лучшие часы моей жизни».
      Голландский художник Винсент Ван Гог (1853–1890) вставал рано и уже в
семь утра сидел перед мольбертом. Он не отрывался от работы до самого вечера, часто забывая про еду и отдых. Входя в  экстатическое состояние, он за день упорного труда мог создать картину, на которую у другого художника ушли бы недели.
Закончив одну картину, он начинал следующую. Он мог полностью написать картину за несколько часов. За один год в Арле он создал 190 великих картин. Он рисовал безостановочно, «в слепом неистовстве». Когда у него заканчивались силы, он просто пораньше ложился спать.
       Австрийский композитор Густав Малер (1860–1911) просыпался в 6.00 или 6.30 и вызывал звонком кухарку, которая  приносила в каменную беседку в лесу свежемолотый кофе с молоком, диетический хлеб, масло и варенье.
В хижине Малер, обжигая по невнимательности пальцы, разогревал завтрак на спиртовом обогревателе, завтракал на скамейке, запирался  и приступал к работе. С этого момента в доме воцарялась тишина и до его беседки, в которой он работал до полудня,  не доносилось ни звука.
       Бельгийский писатель Морис Метерлинк (1862 -1949) в основном работал по утрам, иногда  оставаясь за письменным столом по три часа, даже если ни одна мысль не приходила в голову. «Великие идеи зарождаются в молчании, чтобы совершенными властвовать над жизнью», -считал он.  «Как только уста засыпают, души начинают действовать… И чтобы узнать то, что существует в действительности, надо воспитать в себе молчание, ибо только в нём распускаются на мгновение неожиданные и вечные цветы, меняющие форму и окраску…».
      Французский поэт и философ Поль Валери (1871 -1943), вставал в пять утра и посвящал самые свежие и вдохновенные часы полному одиночеству, размышлениям  и упорному творческому труду.
      Английский писатель Сомерсет Моэм (1874–1965) первые фразы романов придумывал, лежа в ванне. После этого записывал и развивал сюжеты за рабочим столом. Работал он три-четыре часа по утрам, выполняя назначенную самому себе норму в 1000-1500 слов. Свой письменный стол он ставил напротив глухой стены, чтобы ничто не отвлекало от работы.
      Немецкий писатель Томас Манн (1875–1955) неизменно просыпался к восьми утра, пил кофе и принимал ванну.  В 8.30 он завтракал с женой, а в девять часов закрывал за собой дверь кабинета, скрываясь от членов семьи, гостей и телефонных звонков. Детям строжайше запрещалось шуметь с девяти утра и до полудня, в основные часы работы писателя. В эти часы, пока его ум был свеж и бодр, Манн прилагал все усилия к тому, чтобы успеть полностью сделать работу. Все, что он не успевал перенести на бумагу до полудня, оставалось на следующий день.
      Американский писатель  Генри Миллер (1891–1980)  старался не принуждать себя работать, прислушивался к себе и всегда искал оптимальный режим творчества. «Обычно сажусь работать после завтрака. Сразу — к пишущей машинке, – писал он. –  Если понимаю, что ничего не выходит, встаю и ухожу. Работаю обычно утром, часа по два-три. Когда-то писал с полуночи до рассвета, но это было в самом начале.
В Париже меня осенило, что по утрам намного лучше работается. Писал по утрам, спал после обеда, вставал и снова писал, иногда даже до полуночи. В последние десять-пятнадцать лет понял, что нет необходимости так много работать. Это плохо. Животворящий источник иссякает».
      Американский писатель Уильям Фолкнер (1897—1962) на протяжении жизни несколько раз менял распорядок дня, приспосабливаясь к обстоятельствам. Но в конце концов он пришел к убеждению, что лучшее и самое плодотворное время писательской работы – это раннее утро.
      Американский писатель Эрнест Хемингуэй (1899-1961) вставал рано в 5.30 или в 6.00, и сразу же начинал писать, работая до полудня. «Начинаю как можно раньше, с первыми лучами солнца. Никто не мешает, прохладно, даже холодно, но начинаешь писать и понемногу согреваешься. Останавливаешься тогда, когда не все выжал из себя, и знаешь, что должно произойти дальше. Носишь в себе это продолжение, переживаешь его до следующего дня, пока снова не берешься за перо».
Хемингуэй считал, что главное писать до того момента, когда в тебе еще остаются соки, когда чувствуешь себя опустошенным, но не пустым. «Ничто тебя не заденет, ничто не случится, ничему не придаешь особого значения – ждешь следующего дня, когда сможешь вернуться к этому. Труднее всего справиться с ожиданием следующего дня. Это труднее всего».
       Жорж Сименон (1903—1989) Обычно работал он с шести до девяти утра. «Во мне укоренилась привычка запрещать домочадцам вставать раньше меня, когда я пишу роман. Чтобы никакая мелочь не отвлекала меня после сна. Я должен быть свеж, как чистый лист бумаги».
       Англо-американский поэт Уистен Хью Оден (1907–1973) вставал в  шесть  утра, варил кофе, решал кроссворд и садился за письменный стол. Лучше всего ему удавалось сосредоточиться с 7.00 до 11.30, и он старался извлечь как можно больше из этих утренних часов. Он работал и после обеда, в общей сложности до десяти часов в день. Оден ложился довольно рано, никак не позднее 23.00, а с годами еще раньше – около 21.30
       Итальянский режиссер Федерико Феллини (1920–1993) утверждал, будто не может спать больше трех часов подряд. «Я встаю в шесть часов утра, брожу по дому, открываю окна, выдвигаю ящики, переставляю книги с места на место. Годами я пытаюсь сварить себе чашку приличного кофе, но у меня к этому явно нет таланта. Как можно раньше я норовлю спуститься вниз, выйти наружу. К семи я уже на телефоне, мне хватает ума сообразить, кому можно звонить в это время, не рискуя разбудить. Некоторым я даже услугу оказываю вместо будильника: эти люди привыкли и полагаются на меня в том, что примерно в семь я подниму их звонком».
       «Писатель все делает сам, и ему нужна дисциплина, – говорил Феллини. – Он встает в семь утра, сидит наедине с белым листом бумаги. Я же – vitellone [шалопай], мне это не по душе, и я нашел наилучшее средство самовыражения. Съемки – идеальное сочетание работы и коллективной жизни».
       Польский писатель-фантаст и философ Станислав Лем (1921 -2006) просыпался в четыре утра и начинал писать исключительно на печатной машинке, так и не освоив  компьютер. Позже он просто надиктовывал свои романы.
       Американский писатель Курт Воннегут (1922-2007) начинал свой день в 5:30. Занимался творчеством до десяти утра, позволяя себе за это время сделать короткий перерыв  на завтрак. Затем он отправлялся на прогулку, проходя несколько кварталов по городу
      Американская писательница и лауреат Нобелевской премии Тони Моррисон ( 1931 —  2019)  также искала для себя оптимальный режим работы и когда она  перешла на утренние часы, то стала подниматься около пяти, заваривать кофе и «опережать рассвет».
«Все писатели придумывают способы, как попасть в ту точку, где произойдет контакт, где они станут проводниками или как там они именуют этот таинственный процесс, – говорила писательница. – Для меня сигналом перехода служит рассвет. Мне нужно не чтобы свет был, а поспеть туда до света. Почему-то это дает мне силы».
       Американский писатель Стивен Кинг (род.1947)  садится за стол около 8 часов утра и пишет примерно до 13:30, выполняя свою дневную норму в 10 страниц. День и вечер у него свободны. Он пишет каждый день, даже по праздникам и в свой день рождения.
      Японский писатель  Харуки Мураками (род. 1949) начинал писать в 4 утра и работал 6 часов подряд. Ровно девять вечера он ложился спать, считая, что повторяющийся режим помогает ему погрузиться в транс, полезный для творчества.
      Американский писатель  Николсон Бейкер (род.  1957) принял решение вставать в 4:30 утра, и ему нравилось, что это делало с его мозгом: «Разум недавно очистился, но он также сбит с толку… Я обнаружил, что тогда писал по-другому».

«Просоночное» состояние

Многие гении сознательно использовали особое просоночное состояние, которое возникает в преддверии сна, перед засыпанием, а также в момент  пробуждения.  Данное состояние называют состоянием «тета» или состоянием гипнотического сна, в котором преобладают Тета-волны головного мозга, одновременно связанные с состоянием внимания, с фазой быстрого сна со сновидениямии, и с изменёнными состояниями сознания.
В просоночном состоянии при общем расслаблении преобладают образы, ощущения, интуитивные схватывания  и открывается доступ к подсознанию. В то же время пробуждается центр  осознания и активизируется  процесс взаимодействия правого и левого полушарий, образного и логического мышления, возникает некоторый перемешивающий слой, промежуточное, насыщенное творческими решениями пространство.
Данные состояния особенно плодотворны, если следуют за периодами напряженных поисков и глубокого сосредоточения на избранной идее.
       Леонардо да Винчи практиковал «рваный» сон и именно в это время, в состоянии неполного засыпания и неполного пробуждения, давать себе самоприказы и настрои на творчество.
        Герман Гельмгольц (1821-1894) и Карл Гаусс (1777—1855) утверждали, что лучшие мысли часто приходили им  утром, при пробуждении.
       Йозефу Гайдну (1732 – 1809), Вольфгангу Моцарту (1756 -1791), Игорю Стравинскому (1882 -1971) многие мелодии являлись в полусонном состоянии.
Гениальные идеи и образы приходили на грани бодрствования и сна Францу Кафке (1883-1924), Эдгару По (1809-1849) и Владимиру Набокову (1899-1977).
«Те, кто видит сны днём, познают многое такое, что ускользает от тех, кто видит сны только по ночам», – писал Эдгар По.
       Американский писатель, фантаст Рэй Брэдбери (1920 -2012) говорил, что рано утром он любит находиться в состоянии полудремы. В этом состоянии у него рождаются прекрасные метафоры, и, если хватает сил, он вскакивает с кровати и записывает их.

Метод Томаса Эдисона и Сальвадора Дали

       Когда Томас Эдисон (1847 – 1931) заходил в тупик с новым решением проблемы он садился в кресло и брал в руки пару металлических шариков. Под шарики он помещал поднос из металла, расслаблялся и начинал дремать.
Когда он достаточно глубоко засыпал, шарики выпадали из его рук, громко ударялись в дно подноса и Эдисон сразу просыпался.
Именно в этом промежуточном состоянии между явью и сном, иногда длившемся всего несколько минут, у него в голове появлялось готовое решение проблемы.
        Испанский художник сюрреалист Сальвадор Дали (1904 -1989) также использовал данный метод. Он засыпал сидя на стуле с зажатым в руке тяжёлым ключом или ложкой, а возле стула  ставил металлический поднос. Как только он входил в глубокую фазу сна, ложка падала — от грохота художник просыпался. По его словам, промежуточное состояние между сном и бодрствованием щедро дарило ему новые идеи и образы.

Творили, лежа в постели

Выдающиеся философы Рене Декарт (1596 —1650) и Готфрид Лейбниц (1646 -1716), обдумывали свои произведения и  творили лежа в постели.
      Вольтер (1694 – 1778)   предпочитал работать в постели, особенно в свои поздние годы. Не вставая с кровати, он надиктовывал свои произведения секретарю.
Только в  полдень он поднимался, одевался, принимал гостей, отправлялся на прогулку.
     Александр Пушкин (1799 -1837)   любил писать преимущественно лежа на софе или кушетке.
      Франц Шуберт (1797 – 1828) иногда целыми днями не вставал с кровати и сочинял в ней свою музыку.
      Джоаккино  Россини (1792-1868) создавал свои знаменитые оперы не за роялем и не за столом, а, по преимуществу, в постели. «Я вообще считаю, что человек превосходно чувствует себя только в постели, и убежден, что подлинное, естественное положение человека – горизонтальное».
      Марсель Пруст (1871-1922)  писал свои произведения, почти не вставая с постели,  держа тетрадку на коленях и подложив подушки под голову. Всю свою жизнь от он страдал от астмы и различных аллергий, поэтому работа в постели помогала ему сохранять энергию.
       Английский поэт и мыслитель Джон Мильтон ( 1608 -1674) в 1652 году в свои  44 года потерял зрение, однако  продолжил творить, лёжа на низкой софе и опустив голову до пола и  диктуя текст личным секретарям. Свою знаменитую поэму в 12 томах «Потерянный рай», он сочинял с 1658 по 1664 год.
       Марк Твен (1835—1910)  даже не требовался письменный стол. Он предпочитал работать в свой любимой кровати, сделанной из прочного венецианского дуба, а на ее изголовье были нарисованы картины с ангелами и облаками. Во время работы он  любовался этими библейскими видами. Со свойственным ему юмором, он писал, что творить очень легко: «Просто попробуйте делать это в постели. Я сажусь в кровати с трубкой в зубах и доской на коленях и пишу себе. Думаю, это не такая уж и сложная работа, ведь достаточно лишь двигать пальцами, для того чтобы записывать слова».
      Американская писательница Эдит Уортон (1862–1937) все свои знаменитые романы написала лежа в кровати, заваленной письмами, газетами и книгами. Она
просыпалась рано утром и, не покидая постели, в которой она пребывала в состоянии расслабленности и комфорта, работала до 11 часов. Каждую законченную страницу писательница попросту роняла с кровати на пол, где их подбирала горничная и передавала секретарю.
       Ирландский писатель и поэт Джеймс Джойс (1882–1941) к тридцати годам почти потерял зрение. Он просыпался в десять утра и начинал писать, лежа поперек кровати на животе и пользуясь большими цветными карандашами.
      Британский писатель Джордж Оруэлл (1903 -1950) во время работы над романом «1984» чувствовал себя очень слабым, вследствие перенесенного в молодости туберкулеза. Он мог писать только лежа в постели, что не мешало ему работать очень продуктивно.
      Американский романист и драматург  Трумен Капоте (1924 -1984) называл себя «горизонтальным писателем». Он писал лежа в кровати в спальне или на софе в гостиной с сигаретой, чашечкой кофе, чай, иногда  херес и мартини. Все свои первые произведения он написал карандашом. Позже он печатал на пишущей машинке, лежа на диване. Для продуктивной работы ему были необходимы три вещи: диван, кофе и сигарета.

Работали стоя

Николай Гоголь многие из своих произведений написал стоя, опираясь на письменное бюро.
Виктор Гюго  писал стоя, за черными столиками слева и справа от окна, глядя на море из своей стеклянной комнаты на острове Гернси.
Вирджиния Вулф, предпочитала работать стоя. Племянник и биограф Вирджинии Вулф вспоминал: «У нее был письменный стол высотой около метра с покатой столешницей. Он был настолько высок, что ей приходилось писать стоя». Эта привычка сохранялась у нее до 1912 года.
Владимир Набоков любил творить стоя и записывал свои мысли на карточках.
Эрнст Хемингуэй  работал стоя возле полки. На полке стояла печатная машинка, на машинке лежала деревянная доска, выстеленная листами для печати. Исписав карандашом все листы, он снимал доску и перепечатывал написанное.
Альбер Камю также нашел  избавляющее от боли упражнение писать стоя.
Навигация по темеСледующая запись >>
(Visited 44 times, 1 visits today)