Принципы реализации Бытия и Ничто

0
112

Ничто (Небытие)

В восточной философии Ничто или Небытие (кит. у;  яп. му), Абсолютное Ничто (яп. дзэттайму) понимается как изначальная и абсолютная пустота, которая вмещает в себя  все формы, феномены и возможности мира, очищенные и непривязанные к собственной самости и  постоянной природе, существующие  как живой, свободный и всепорождающий хаос. Пустота содержит в себе все возможности и порождает свободу, а  хаос, выражающий суть свободы создает новые  возможности. При этом пустота и хаос, возможности и свобода взаимопроникают и взаимопорождают друга, подчиняясь при этом изначальному скрытому первопорядку творящего Абсолюта, в который и превращаются в пределе своего взаиморазвития.
В даосской философии Пустота являлась подлинным началом и истинным условием существования всех вещей. Дао порождало пустоту, а первозданная  пустота являлась корнем Дао. В свою очередь иероглиф «хунь», который трактовался как хаос, выражал всесодержательность, полноту течения и роскошное обилие вселенского потока. Лао цзы придавал хаосу  значение глубины и таинственности, а Чжуан-цзы понимал его как воплощение полного единства, простоты и целостности.
Согласно буддистской традиции все вещи и формы пустотны, они являются частичками великой пустоты – шуньяты и существуют в ней индивидуально и  нераздельно с другими вещами. Как писал Нагарджуна в  «Махапраджнянарамита Сутре»: «Все явления существуют благодаря пустоте». Предельно ярко, сжато и коротко суть шуньяты была выражена в «Сутре сердца»: «Ведь пять скандх поистине видятся пустыми в их самобытии!» …форма – пустота, а пустота – форма».
 В то же время пустота не является абсолютной категорией, а служит только «плотом для переправки на другой берег», действенным способом избавления от всевозможных привязанностей, освобождению от всех сущностей, включающих собственное  «я» и саму пустоту, прямым и свободным путем к достижению просветления, освобождения и высшей мудрости.
В «Сутре сердца» говорится, что в пустоте нет формы,  эмоций, понятий, , тела, ума сознания, нет  видимого и  слышимого. Так как все вещи и феномены пусты, то нет страдания, источника, пути, познания, «нет достижения, нет недостижения». Поэтому бодхисатва, опираясь на запредельную мудрость « посредством недостижения, без препятствий в психике и благодаря отсутствию психических препятствий бесстрашно, отринув превратное, в конце концов достигает нирваны».
Ошо Раджниш  так раскрывал сложную диалектику свободы, полноты и целостности: «Чтобы освободиться от эго, мы концентрируемся на слове «пустота». Но чтобы указать на то, что пустота на самом деле не пуста, мы также должны сказать, что она наполнена целостностью. Когда вы являетесь целостным существованием, она входит в вас».
Данное состояние  может достигаться сознательно,  с помощью  практики  дзадзен, уникальная сущность которой  состоит в том, что в ее методом является последовательное отделение сознания от тела, его освобождение от  всех мыслей и достижение  состояния абсолютной пустотности.
В дзэн-буддизме понятие небытия, выражается термином Му (mu) (Ничто, Небытие), которому соответствует приставка отрицания «не» (санскр. an., кит. wu, яп. mu).  Соответственно,  базовые дзэнские термины, производные от ключевого понятия Небытия, принимают следующий вид:  Муи (кит. wúwèi)— недеяние, Мукэй — «не имеющее формы», невыявленное, Мукэйбуцу — «вещь, не имеющая формы», существующая в потенции, в Небытии, Муга (muga) (санскр. Анатман) — состояние «не-я», Мусин (mushin), «не-ум», «не-душа»,  Мудзё (mujo) —  непостоянство, Му-но би (mu-no-bi) «красота Небытия», Мусин-но би «красота Ничто» или «красота Пустоты».
Категория  Му конкретизируется и воплощается в искусстве посредством философско-эстетических принципов Ма (ma) и Ку (ku).
Принцип Ма (яп. ma — пробел в содержании, пространстве и времени) или Ку (пустота), выражает понятие активной порождающей пустоты, которая выступает не только как фон, паузы или свободное пространство, но и как центральная часть и ключевой момент произведения. При этом данный принцип динамизирует композицию, создавая активную пустоту, требующую своего заполнения.
Пустота содержит в себе всю полноту бытия,  предвосхищает  все формы и не-формы, а ее развитие и  самоопустошение проявляется как порождение и саморазвертывание реальности.
Художник и критик Ли Жихуа (16в.) писал,  что  «в работе кистью важно, чтобы каждое движение заключало в себе изобразительную реальность (ши) и в то же время пустоту (сюй), ибо в пустоте идея обретает духовную жизнь (лин), а в жизни духа нет никаких преград (чжи); когда нет преград, обретается целостность духа, а когда дух целостен, проявляется действие творческой силы Неба».
При этом восточные художники воспринимали и изображали пустоту, не только, как обрамляющее пространство, глубину и вместилище вещей, но и как самостоятельную сущность, которая существует между  предметами и внутри форм.   «Художники Востока и Запада, -писал  Дж. Роули, — подходили к проблеме расположения частей с разных сторон. Мы стремились к тому, чтобы как можно убедительнее соединить вещи, а китайцы подчеркивали разрывы между ними».
  Самодостаточность пустоты, подчеркивал и Д. Судзуки, который писал, что поразительной особенностью и смыслом картины сумие-э является наличие пустого, незаполненного пространства, причем сама « пустота… смотрится частью её, а не просто закрашенным фоном».  При этом пустота на востоке всегда рассматривалась неиссякаемая сокровищница  неисчерпаемых возможностей, скрытого содержания и сокровенных смыслов. «Пустые места на свитке исполнены большего смысла, нежели то, что начертала на нем кисть», — гласило крылатое выражение японских художников.
Гюнтер Нитшке (1976) раскрыл всю многозначность, эстетическую нагруженность и широту применения термина Ма в японском искусстве.  По мнению автора санскритское слово «шуньята» означает  «пустотность» (voidness), «пустоту» (emptiness) и  даже «ничтойность» (nothingness). В наиболее широком смысле японский термин Ма означает свободные пустоты, пробелы в пространстве и времени, а также атмосферу, энергию и общее настроение обстановки. Так нами –ма (nami-ma), переводится, как место, время настроение волн, а ива-ма  (iwa-ma), как настроение камней. В музыке Ма проявляется в виде пауз, выступающими как свойство голоса, как интервал и в то же как мост между звуком и тишиной.
В свою очередь термину  ку (ku) используется в самом щироком диапазоне значений от вакуума в физическом смысле до метафизической категории шуньяты в буддизме или «дыры в универсуме». Производным  термином является ку-кан (ku-kan), который переводится как пространство или пустое место. При этом Гюнтер Нитшке  отмечал, что термин ку, в большей мере связан с буддистским внутренним переживанием пустоты часто во время медитации или в состоянии просветления.
По мнению Х.И Дейви, Ма, понимаемое как «интервал» или «расстояние, пространство», представляет собой всеобщий внутренний технический принцип, присущий многим формам японских искусств. В то же время Ма проявляется как метод создания, содержащего пустое пространство, целого, незаполненные части которого привлекают зрителя, активизируют его воображение и побуждают к своему заполнению. Пустота создает свободный простор, живительную атмосферу, некоторое порождающее поле, которое пробуждает в душе новые, неожиданные переживания, дарит свежие идеи и смыслы.
Универсальный характер данного принципа отмечал также Гарр Рейнольдс, который писал, что Ма может проявляться в музыке в виде пауз, в живописи, путем создания белых пятен, а в садовом искусстве свободных пространств и временных пустот, в театральном искусстве посредством умолчаний и остановок в движении, а в икебане, с помощью конструирования ассиметричных пустот и чистых полей, позволяющих дышать каждому цветку.

Мушин, мусин  (mushin)
(букв. «пустой ум», «не-душа», «не-ум» ) – представляет собой внутреннюю Пустоту, открывающей возможность  неискаженного восприятие вещей, видения их такими как они есть, во всей их чистоте и полноте.
Чистота сознания и мыслей,  ясность ума и отсутствие сознательного контроля, способствует проявлению абсолютно спонтанных  реакций на воздействия внешнего мира. Отключение логического мышления открывает возможность проявления целостного, транссознательного способа восприятия, активизирует интуитивное восприятие мира. В этом случае выражение «ум как вода»  (mizu no kokoro) отражает не поток, но неподвижную поверхность пруда, мусин-но би (mushin-no bi) «красоту Пустоты», зеркально отражающую сущность и гармонию окружающих вещей.
Данное состояние выражает сущность дзэн буддизма и существенно оптимизирует и повышает качество художественного творчества, но и всех сфер жизнедеятельности.  Так в боевых искусствах мушин проявляется как ум чистого действия или заншин.

Шошин (вар.: сосин,  сёсин), (Shoshin)
 (букв. «сознание новичка», «нетронутое сердце», «мягкое серце»)  — состояние постоянно обновляющегося, свежего сознания и готовность смотреть на вещи как бы впервые.  Шошин включает как  полноту осознания момента, так и чистое, наивное, искренне,  способное к удивлению, восприятие мира. По мнению Х.И. Дейви  состояние Шошин, в котором художник всецело переживает уникальный настоящий момент,  открывает возможность полного постижения настоящей красоты, присущей всему существующему. «Красота, — писал автор, — потому и обладает той притягательной силой и свежестью, что она всегда новая, спонтанная, принадлежащая только этому неповторимому моменту».

Принцип прозрачности
– представляет собой видение сквозь внешние формы и плотные оболочки феноменальных миров, ясное прозрение самой сути-кокоро вещей и явлений. В то же время это преодоление границ субъекта и объекта, открытие новых возможностей вживания, сочувствия и  сопереживания. Кроме этого прозрачность лежит в основе легкости,  текучести, незаконченности и непостоянства всего сущего, природного и сотворенного.  Лама Анагарика Говинда предлагает, в качестве более точного термина для выражения пустотности, слово «прозрачность», потому что в нём нет той ловушки, когда в выражении присутствует отрицание.
Выдающийся дзэн-буддистский наставник Кэйдзан (1268-1325) цитирует одного из мастеров дзен: «Разве есть внешняя и внутренняя сторона в прозрачной воде? Разве есть внутреннее и внешнее в пустоте? Есть лишь ясность и свет, спонтанность и бестелесность. Нет различия форм и расцветок. Нет противоположности объекта и субъекта. Все есть единое и вечное, и нет слов, чтобы описать это».

Эда-сукаши-шитатэ
“стиль прозрачной ветки” -комбинация формировки, прореживания и ощипывания, подчеркивающая природные тенденции роста дерева.
Традиционная японская эстетика мимолётности основывалась на «прозрачном минимализме»  и использовании простых форм и прозрачных материалов. Во всем, -писала Т.П. Григорьева, — желание не отъединиться от природы, жить с нею одной жизнью, и потому вместо глухих стен – подвижные сёдзи, раздвижные перегородки из прозрачной рисовой бумаги, сохраняющие свет в его первозданности даже в пасмурные дни».
Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>