Принципы реализации Бытия и Ничто

167
Share

Бытие

Бытие (ю) или Юкэй — «имеющее форму», выявленное.
Многие исследователи буддизма, не говоря уже о его восточных мастерах и учителях, избегали употребления западных философских терминов и, в частности, таких, как бытие и онтология. Так, А.М. Пятигорский, считал, что исходная концепция взаимозависимого возникновения, «исключает бытие чего бы то ни было». Отдельные дхармы, как неделимые единицы мира и сознания, получают свое бытие от того, от чего зависят, а следовательно, не обладают собственным бытием. Дхармы, как элементы бытия вспыхивают и исчезают, ежесекундно образуя новые комбинации, которые не являются материей и субстанцией, а только потоком, несовершенное восприятие которого и создает иллюзию стабильной реальности. В то же время ввиду всеобъемлемости и фундаментальности понятия бытия, оно принимает в буддизме свое самобытное выражение, более соответствующее такому термину западной философии как становление. «Бытие», — писал Сангхаракшита, — на самом деле, – слово, не очень соответствующее буддизму. Оно в некотором роде слишком статично. Слово, которое лучше использовать, – «становление».
В свою очередь С.С. Хоружий писал, что использование «онтологии» в буддийском контексте предполагает преимущественное рассмотрение бытия в его энергийном или динамическом, деятельностном и процессуальном измерении.
В то же время понятие Становление в большей мере отражает взаимопереходы между Бытием и Ничто, порядком и хаосом, а более точным представлением Бытия в буддизме являются понятия Дхармата и Татхата.
Истинное бытие проявляется в буддизме как Дхармата (санскр.), подлинная, присущая всему, природа проявленного существования, обнаженная необусловленная суть вещей, таковых, какими они являются.
Дхармата (природа) — изначальная природа всех феноменов и сознания, проявляется как то, что естественно, что не имеет составных частей, что вмещает в себя возникновение и проявление всех вещей.
Фундаментальное буддийское понятие Татхата означает мир, такой, какой он есть на самом деле, не расчлененный знаками, символами, каков он есть в действительности, воспринимаемый прямо, непосредственно, «так». Истинной реальностью и самоценностью обладает, с точки зрения дзэн – буддизма, просветленное сознание или сердце (кокоро). Феноменальный мир, который открывается и создается истинным сознанием, составляет единое целое с миром татхаты, что и определяет взаимообусловленность и имманентность абсолютного и феноменального мира.
Дзэн-буддийский монах и поэт Иккю (1394 – 1481) считал, что искусство должно следовать и выражать идею сономама — бытия такого «как оно есть».
Такое, как есть,
в этом мире родившись,
наше сознанье
безо всяких молений
стать должно буддой само.

Истинная реальность в дзэне не изучается, но непосредственно переживается и проживается. Текущая, реальность и безостановочный путь требует следование, как и мелодия предполагает не расчленяющий анализ, но погружения, растворения и исполнения. Бытие как становление вовлекает, пронизывает художника, который творит совместно с природой. Кавабата писал, что в процессе создания фарфоровых ваз ига мастер остро ощущал природные свойства материала и творил вместе с огнем и влагой: «Крупный, размашистый, яркий рисунок на старинных ига под действием влаги обретает чувственный блеск и начинает дышать в одном ритме с росой на цветке».
Видение всего как оно есть позволяет следовать истинным путем, реализовывать свою подлинную природу, чутко и точно реагировать на внешние воздействия, достигать просветления и творить вместе с природой.
Согласно «Ланкаватара сутре», Дхармата проявляется как спонтанность, естественность.

Принцип естественности (сидзэн-ри)
предполагает выявление изначальной, подлинной природы и самосущей естественности всего сущего, видение его таким «как оно есть» и следование естественному течению вещей. В жизни и искусстве выражает простодушие, ясность, отсутствие притворства, нарочитости или искусственности.
Сидзэн (Shizen) (букв. си – «сам», дзэн „быть таким») (яп. дзинэн; кит. цзыжань) означает естественность, натуральность, непроизвольность и может пониматься как татхата.
В художественном творчестве реализация данного принципа направлена на раскрытие первозданной красоты и подлинности всех вещей, на выражение их природной сущности, а не внешних форм и проявлений.
Сама естественность и органичность творчества требует от художника чутко прислушиваться как «вещают вещи» (моно-гатари) и повиноваться внутреннему зову вещей, которые сами рождаются в теплых руках художника.

Принцип спонтанности (Сидзэн)
является динамичным проявлением принципа естественности, связан с самостановлением и самовыявлением всего сущего и выражается в «следовании своей собственной природе», в умении „быть таким, как есть», утверждать свою подлинную внутреннюю природу и непринужденно воплощать уловленные сущности и сокровенную красоту вещей.

Шизентеки (Shizenteki)
  «непринужденность и естественность». Данный принцип, — отмечал Х.И. Дейви, — означает изначальную натуральность и глубокое уважение к природе. При этом творчество состоит не в копировании природы, а в усилении ее сущности. Так в бонсай, искусстве выращивания миниатюрных деревьев, дерево выглядит намного натурально выразительнее и убедительнее, чем в живой природе. «Что-либо замечательное возникает только тогда, когда жизненная сила и творческий потенциал художника – человеческого существа, выступающего в качестве части природы, – сливается с сущностью и ритмом самой природы».
Т.П.Григорьева писала: «От даосизма дзэн взял естественность (цзыжань) и метод недеяния (увэй). Можно сказать, без даосизма не было бы дзэн. Школа чань могла появиться только на даосской почве, и, так как даосское мировоззрение близко японцам по духу, дзэн оказался им сродни. В дзэнских воззрениях не мог возникнуть вопрос о «восьмеричном пути», о «правильном действии», «правильном намерении». Здесь все ненамеренно, все подчинено спонтанности: что возникает спонтанно, самоестественно (цзыжань), то и правильно».

Принцип Коко
(строгость) (яп.kоkо, кит.kugao) включает в себя чувство строгости, суровости и, в то же время, зрелости, надежности и проверенности временем.
Понятие Коко определяет предмет как базовый, необходимый и недежный. В то же время оно включает такие, исключительно положительные временные характеристики как выдержанность, зрелость, вызревшенность, состаренность и почтенность, а также спелость, пропитанность и сочность.
Литературовед Хисамацу Сэнъити (1894 – 1976) считал, что категория коко раскрывает такие характеристики как строгость, суровость, закаленность, аскетизм. Оно характеризует крепкий, неприкосновенный, наполненный достойной красотой объект, который после многих лет существования, растратил всю свою несерьезность и ребячество. По мнению автора понятие коко хорошо выражают вековые сосны, которые после многих лет страданий от ледяного ветра и снега, утратили свои зеленые и слабые побеги, продолжают стоять с жесткими иглами и засохшими ветвями, высокие и прочные, полные внушительности и достоинства.

 

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>
(Visited 171 times, 1 visits today)