Теории транснормальности

0
48
Запись 6 из 19 в теме Теории гениальности

Основные теории транснормальности

3.3. Теории  транснормальности (от лат. trans –пере, за, norma –норма, правило) видящие причины гениальности в разнообразных отклонениях от актуальной психической, личностной и социальной нормы,  в аномалиях физического, душевного и духовного здоровья, в неординарности жизненных обстоятельств, поведения и творчества гениев.
Данные теории  видят в отклонении от нормы сущностный критерий и фактор гениальности и включают в себя представления как о позитивной  «нормальной  ненормальности»,  так и идеи о имманентной патологичности гения.
В то же время аномальность или скорее транснормальность творческих проявлений гения, непосредственно упираются в актуальное и своеобразное для каждой эпохи представление о норме. Любые отклонения, которые, на первый взгляд,  могут казаться болезненными, предстают как возможность прорыва в новые измерения, как условие и мощный стимул творчества, непрерывная манифестация и утверждение которого и являются самой фундаментальной и глубинной человеческой нормой.
Теории транснормальности могут быть организованы в виде исходного пентабазиса феноменальных миров, каждый из которых служит формообразующим контекстом определенной группы теорий  гениальности, сущностным измерением и фундаментальным фактором,  определяющим их содержание и качественное своеобразие.

                        Таблица 5. Теории транснормальности

Символический мир
Психоаналитическая теория
  Социальный мир
Конфликтогенная теория
Культура
Теория божественного безумия и безумной мудрости
Предметный мир
Теория гиперкомпенсации
Внутренний мир
Патологическая теория

 

Патологическая теория гениальности

3.2.1. Патологическая теория гениальности утверждает, что в основе гениальности лежат всевозможные отклонения от нормы, разнообразные нарушения физического и психического здоровья, которые проявляются в эксцентричности поведения, в неврозах и даже  душевных болезнях и безумии. Эта концепция была подробно изложена и продемонстрирована многочисленными примерами в книгах Ч.Ламброзо (1863), М.Нордау (1902), В. Ланге-Эйхбаум (1928), Э. Кречмера (1931), D. Kenmare (1960), V. Grant (1968). Авторы данной теории, на основании многочисленных, часто тенденциозно подобранных и субъективно истолкованных фактов утверждают, что гениальность напрямую связана с физическими, психическими или душевными болезнями. Первый психиатр, подвергший анализу проблему гениальности, Моро де Тур говорил, что гений –это невроз и душевный склад гения и безумца одинаков, Ч. Ламброзо  считал, что между физиологией гения и патологией помешаного имеется много общего,  В. Ланге-Эйхбаум , говорил, что практически все гении — психопаты,  по мнению Э. Кречмера «психопатологические элементы», являются обязательной составной частью гения, а  М. Нордау прямо утверждал,  что не всякий безумец — гений, но всякий гений — безумец.

Физические болезни

1. Физические болезни. Болезнь – это общее состояние личности и страдание целостного организма, характерезующееся одновременным нарушением физического, психического, социального  и духовного здоровья и тесно связанное с внутренними, межличностными и  смысловыми  конфликтами. Многие гении имели разнообразнвые физические отклонения, обладали хрупким телосложением и пониженной физической активностью: Аристотель, Джотто, Демосфен, Эразм Роттердамский, Кант, Кафка, Пруст.
По мнению В. П. Эфроимсона (1991), у гениальных людей значительно чаще встречаются наследственные болезни, которые определенным  образом стимулируют творческую активность. При этом ученый выделяет 5 факторов или  «стигм» гениальности.

1. Склонность к падагре. Наследственно закрепленный уровень мочевой кислоты в крови, которая выступает биологическим стимулятором, внутренним допингом  творческой активности, так как  она  по  своей структуре и природе близка к кофеину и теобромину. В то же время накопление в тканях кристаллов мочевой кислоты приводит к подагре, которой страдали А. МакедонскийКолумб, Петр I, Микеланджело, Рубенс, Рембрандт, Бетховен, Тургенев, Стендаль, Мопассан, Бэкон, Монтень, Галилей, Ньютон, Дарвин и многие другие.
2. Синдром Морфана или диспропорциональный гигантизм, который характеризуется длинными тонкими конечностями и крупными кистями и ступнями. Он сопровождается усиленным выбросом адреналина, стимулирующим высокую интеллектуальную и физическую активность. Этот синдром наблюдался у А. Линкольна, Г. Х. Андерсена, К. Чуковского, Шарля де Голля, Н. Тесла.
3. Синдром Морриса, который сопровождается повышенным содержанием половых гормонов — андрогенов. Представители этого типа отличаются энергичностью, силой воли, умом, целенаправленностью, высокой интеллектуальной, физической и сексуальной активностью. Среди наиболее известных носителей этих качеств — Цезарь, Петр I, Байрон, Пушкин, Бальзак, Мопассан, Гейне, Гете, а также Жанна Д’Арк и Жорж Санд.
4. Маниакально-депрессивный психоз или циклотимия, проявляющаяся чередованием необычайно производительных этапов и периодами глубокой депрессии, наблюдалась, по-мнению ученого, у  З. Фрейда, Ван Гога, Гете, Л. Толстого, Ч. Дикккенса, Шумана, Є. Хемингуэя и Н. Гоголя.
5. Высоколобие. Гигантский, высокий лоб является внешним проявлением необычайно развитых лобных долей головного  мозга, которые играют ведущую роль в интеллектуальных процессах. К высоколобым относятся Бетховен, Лист, Наполеон, Шекспир, Вольтер, Гете, Монтень и  многие другие.

Психические болезни

2. Психические болезни. В научной и популярной литературе существует огромное количество, как правило некритически переписанных, а иногда и сознательно искаженных примеров и описаний душевных болезней гениев и знаменитостей. Все эти свидетельства должны рассматриваться через призму следующих важных замечаний, характеризующих основные факторы и  особенности становления патологической теории гениальности:
1. Непонимание сложности, смысловой глубины и «наполненности будущим» внутреннего мира гениев, многомерности их жизнедеятельности и творчества, рассмотрение их  с точки зрения «здравого смысла», обыденного сознания и современного состояния знаний. Так к сумасшедшим причисляли и причисляют гениев, отличающихся необыкновенными прозрениями:  Роджера Бэкона, за его описания судов без гребцов, колесниц без лошадей, подводных лодок и летательных аппаратов, Дж. Бруно, за его идеи  о том, что Земля всего лишь небольшая планета среди многих других  планет, о существовании неизвестных планет, о том, что  звёзды, это далёкие солнца, а также О. Конта  за  его предположения о том, что настанет время, когда оплодотворение женщины будет происходить без участия мужчины.
2. Отсутствие общепринятого определения и понимания психической и личностной нормы.
Так Ч. Ламброзо  усматривал патологию в любом отклонении от актуальной, принятой группой специалистов, а иногда и им самим  нормы. Он видел признаки душевной болезни гения в раннем и позднем развитии, в любви к путешествиям (Тассо, Челлини, По), в непохожести на родителей, в обладании особенного страстного, трепещущего, колоритного стиля,  в придании особого значения своим сновидениям, в седине и облысении, в худобе тела и даже в леворукости, хотя левшами были А. Македонский,Цезарь, Наполеон, Микеланджело,  Рафаель, частично Леонардо, Эйнштейн, Пикассо,Мэрилин Монро, Чаплин, Пол Маккартни, а также многие американские президенты — Форд, Рейган, Клинтон, Буш, Обама. Ламброзо называл Сократа сумасшедшим только за то, что тот руководствовался в своих поступках своим внутренним голосом ( воображаемым даймоном) и относил к психическим расстройствам меланхолию, которой по его мнению “страдали”  Аристотель, Мендельсон и Мольер.
Некоторые исследователи к патологии причисляли также вегетарианство, занятие медитацией, применение гениями самых разнообразных методов стимуляции творчества: Золя писал романы, привязывая себя к столу, Мильтон, Россини, Лейбниц, Кант  и Декарт творили лежа в постели, Баумгартен во время верховой езды, а Гемгольц во время восхождения в горы,  Шиллера  вдохновлял запах лежащих в столе гнилых яблок, а  Пруста запах крепких духов,  Бетховен лил на голову ледяную воду,  а Шелли и Руссо подставляли свои головы солнечным лучам, Пруст писал в комнате с пробковыми стенами,  Гоголь в шумных трактирах,  Бернард Шоу на рынках и в пригородных поездах, Рени и Мюссе творили только одетыми в изысканные одежды, а Габриэль Маркес надев рабочий комбинезон.
3. Тенденциозное приписывание чертам и проявлениям гения патологического характера, натянутость интерпретаций, подстраивание и  привязывание фактов, рассмотрение их с точки зрения заранее выбранной теории, проявление, так называемого, «эффекта Мидаса», проявляющегося в  превращении в патологию всего необычного, всего, к чему бы не прикасалось внимание исследователя.
Так Ломброзо диагностирует у Данте эпилепсию только на основании его стихов: «И вихрь поднялся ужасный. И молния сверкнула, когда упал я, лишенный сознания и в сон погрузился тогда» (Песнь 3, 129–136). В. Гирш иронизирует над авторами патологической теории: «Все произведения Вагнера не нравятся Нордау, стало быть –  Вагнер помешанный».
4. Бедность и ограниченность терминологического аппарата исследователей гениальности, которые при отсутствии понятий, адекватно отражающих сложность и многомерность внутреннего мира гениев, с готовностью используют психиатрическую терминологию. Так абсолютно всех людей астенического телосложения Э. Кречмер легко  зачисляет в  шизотимики.
5. Стремление некоторых авторов и  обывателей к принижению истории и гениев, их стремление  самоутвердится за счет поиска у знаменитостей и гениев слабостей, недостатков, болезней и низких страстей. А.С. Пушкин писал в одном из своих писем: «Про меня будут рассказывать сплетни — он так же низок, как мы, так же подл и мерзок. Врете, канальи! Да, подл и низок, но не так, как вы, а по-другому».

Все разнообразие психических отклонений, влияющих на формальные характеристики, а также индивидуальное своеобразие формирования и проявление гениальности,  можно представить в следующем виде:    

Таблица 6.  Виды психических отклонений

Компонент личности Конституция и тип
темперамента
(Э. Кречмер)
Акцентуация
(К. Леонгард)
Псхопатия
(П. Ганушкин)
Невроз Психоз
Аксиологический

 

Диспластик Застревающая Параноидная Депрессия Паранойя
Когнитивный Лептосоматик
(Астеник)
Шизотимик
Педантичная Шизоидная
Психастеническая
Навязчивых
состояний
Фобии
Ипохонрия
Шизофрения
Аффективный Пикник
Циклотимик
Демонстративная Истерическая
Аффективная
Истерия
(диссоциативный
невроз)
Маниакально-
депрессивный
(Биполярное
аффективное
расстройство,
БАР)
Поведенческий Атлетик
Иксотимик
(вязкий)
Возбудимая Возбудимая Неврастения Эпилепсия

 

Акцентуации или психопатии

2.1. Акцентуации или психопатии, понимаемые как доминирование отдельных структурных компонентов характера, как своеобразный узор наиболее выраженных черт личности, характеризуют гения преимущественно с точки зрения своеобразия, неповторимости и уникальности его творческой индивидуальности.
Одно из первых исследований зависимости между индивидуально-психологическими свойствами личности и особенностями их патологических и творческих проявлений провел Э.  Кречмер  своей работе «Строение тела и характер» (1921). На основании анализа связей между конституциональными особенностями поэтов, художников, ученых, вождей, героев и  их литературными портретами,  биографическими заметками и произведениями, он выявил две большие группы темпераментов: шизотимиков и циклотимиков, каждый из которых отличался специфическими психическими отклонениями и соответствующими особенностями творчества.

1.  Шизотимики (астеники). Основную группу шизотимических поэтических темпераментов представляют  Шиллер, Кернер, Уланд, Тассо, Хольдерлин, Новалис, Платен. Все они стройны, тонки, худы и обладают красивыми угловыми профилями. «Это главным образом, — пишет Э.Кречмер, — группы патетиков, романтиков, художников формы и стиля с общей тенденцией к идеалистическому по форме и содержанию… Героическое и идиллическое являются шизотимическими настроениями, дополняющими друг друга». Шизотимиков отличает непрактичность и кабинетная ученость, склонность  к теоретизированию и систематике (Кант, Гегель, Ньютон, Коперник, Кеплер, Лейбниц, Ньютон, Фарадей), тенденция к классическим красивым формам (Фейербах), крайний пафос (МикеланджелоГрюневальд), героически-фанатические черты (Фихте, Шеллинг, Шиллер) и  высоконапряженный нравственный идеализм, деспотизм, фанатизм и холодный расчёт (Савонарола, Кальвин, Робеспьер). При этом, по мнению Э Кречмера, некоторые представители шизотимического типа имели разные степени выраженности психических отклонений от шизоидной психопатии до шизофренических психозов.

2. Циклотимики (пикники). Эту группу выдающихся людей  представляют М. Лютер, В. Гумбольдт, Гете, Г. Келлер, Ф. Рейтер, Г. Курц, Г. Зейдель, Л. Блюхер. Все они имели типичное пикническое строение тела, а  в психиатрическом отношении, некоторые из них, были склонны  к  типичными маниакальными приступам,  периодическим расстройствам настроения с дипсоманической  и маниакально-депрессивной окраской. В то же время их отличала  уступчивость, живость, подвижность, умение жить полной жизнью. Поэты-циклотимики были реалистами и юмористами, учёные отличались склонностью к эмпирическим исследованиям,   а вожди  были смелыми борцами и умелыми организаторами.
Что касается третьего – иксотимического (атлетик) типа темперамента, то отмечалось, что он во многом похож на шизотимический тип. Их объединяет настойчивость, упрямство и ригидность. Однако иксотимики более спокойны, практичны, мало впечатлительны и при развитии психических расстройств склонны к эпилепсии.

Теория акцентуаций характера и их связь с творческими проявлениями личности, была разработана К. Леонгардом, который утверждал, что  в акцентуированных личностях потенциально заложены как возможности социально положительных достижений, так и социально отрицательный заряд.  В зависимости от индивидуально-психологических особенностей творческой личности, разнообразные психические отклонения могут акцентировать и усилить какие-либо черты, свойства и способности, тем самым активизировать творческое самовыражение и придавать ему уникальное  своеобразие:

1. Застревающая (параноидная) акцентуация (Микеланджело, Дж. Савонарола, А. Шопенгауэр ) усиляет такие качества личности гения как одержимость, страстность, настойчивость, честолюбие, гордость самонадеянность, склонность к доминированию, неуклонное следование сверхценным идеям.

2. Педантическая (психастеническая) акцентуация (Ж. Кальвин, св. Августин, Фома Аквинский,  И. Кант, М. Пруст, Ж.Ж.Руссо, Ф. Шатобриан, Ф. Шопен, Р. Декарт, Д. Вико,  А. Бергсон, Н. Бердяев, А. Тойнби, Т. Манн, Ч. Дарвин, Ф. Кафка, А. Чехов) обостряет восприимчивость, ранимость, чувствительность к различным влияниям социокультурной среды, ведет к самоуглубленной рефлексии и обогащению внутреннего мира, сверхдобросовестности, стремлению к основательности, четкости, законченности, а также порождает чрезмерное стремление к теоретизированию, упорядочиванию и анализу.

3. Демонстративная (аффективная) акцентуация (Ж. Санд, И. Северянин, К.  Бальмонт, С. Дали) ведет к активизации воображения и фантазии, порождает артистизм, эксцентричность и экстравагантность,  жажду признания и славы.

4. Возбудимая (эпилептоидная) акцентуация (Наполеон, Ж.Б. Мольер, Ф. Достоевский, Агата Кристи) – может увеличивать накал страстей, напряжение, концентрацию и яркость переживаний, вызывать склонность к экзальтации, галюционаторным видениям, к особым состояниям сознания и сомнабулизма, когда личность творит, подчиняясь могучей внешней силе, находясь на тонкой грани между сознанием и бессознательным.

Неврозы

2.2. Неврозы представляют собой функциональные, вызывающие  нарушения эмоциональной сферы, психогенные расстройства, при которых сохраняется полная ясность сознания и критическая оценка своего состояния.
Основными психогенными факторами, которые приводят к возникновению неврозов  у гениев, являются разнообразные внешние или внутренние конфликты, связанные с их специфическим образом жизни и деятеяльности, психические травмы и длительное перенапряжение эмоциональной и интеллектуальной сфер психики, вызванное длительной и самозабвенной  работой над произведениями.

1. Депрессия сопровождается переживанием чувства отчаяния и безысходности и часто возникает у гениальных личностей, которым  присущи такие качества, как застреваемость, бескомпромиссность, заостренное чувство долга и справедливости. Творческую депрессию переживали многие гении, среди которых выделяются  Гете, Н. Гоголь, А. Матисс, Э. Хемингуэй,  М. Эминеску,  Акутагава Рюноске.

2. Невроз навязчивых состояний (Обсессивно-компульсивное расстройство) представляет собой, вызванное психической травмой и перенапряжением  заболевание, при котором непроизвольно возникают навязчивые мысли, немотивированные страхи и движения, воспринимаемые больными как болезненные, с которыми они борются, но избавиться от которых не могут.
а) Ритуалы. Данный невроз сопровождается выполнением повторяющихся бессмысленных мыслительных актов или действий, которые человек вынужден совершать,  чтобы уменьшить чувство тревоги и по его мнению, предотвратить, какое-либо нежелательное событие. Николо Тесла всегда трижды обходил вокруг здания лаборатории, перед тем как зайти в нее и  поселяясь в отеле , он требовал себе комнату, номер которой был кратен трем.  Различного рода навязчивости были присущи Г. Гегелю,  Г. Малеру и М. Равелю.
б) Фобии проявляются как сильно выраженные, навязчивые страхи, не поддающийся контролю и логическому объяснению. Блеза  Паскаля, после того как его карета чуть не сорвалась с моста,  мучил страх бездны, которая, по его ощущениям, постоянно была готова разверзнуться за его левым плечом. Луи Пастер, открывший микробы, прикасался к дверной ручке только через платок. После пережитой эпидемии холеры, Николо Тесла  боялся прикоснуться к любому пыльному предмету он постоянно мыл руки, а в номер требовал ежедневно 18 полотенец. Мизофобией (гермофобия), боязнью микробов, страдали так же Говард Хьюз, Майкл Джексон,  Дональд Трамп и Камерон Диас.  Николо Тесла также избегал всего круглого, а Альфред Хичкок боялся овальных предметов.  Сальвадор Дали панически боялся кузнечиков, аВуди Алленвсех насекомых.  Анна Ахматова боялась открытых, Мишель Пфайфер замкнутых пространств, а  Джонни Деппа преследовала коулрофобия – боязнь клоунов.
в) Ипохондрия. Типичным ипохондриком был Ганс Христиан Андерсен, который не переставал жаловаться на плохое здоровье. Ж.Ж. Руссо, прочитав о какой-то болезни, тут же  обнаруживал ее у себя, а В. Маяковский  всю свою жизнь панически боялся заболеть, заразиться и порезаться. Он носил с собой мыльницу и йод, а когда заболевал, без конца мерил температуру. Ипохондрические симптомы наблюдались у А. Пушкина, С. Рахманинова, А. Дюрера, И. Бунина и О. Бальзака.

3. Истерический (современное название – диссоциативный)  невроз,  проявляется демонстративными, яркими, театральными  и чрезмерно выразительными эмоциональными реакциями, а также  тягостными переживаниями, которые трансформируются в  функциональные соматические, неврологические и психические расстройства. Нарушения чувствительности,  яркие галлюцинации,  развитая способность к самовнушению и богатая фантазия могут приводить к созданию своих собственных, своеобразных и причудливых миров, построенным по ярко выраженным субъективным критериям и по  законам индивидуальной логики.
Чрезвычайная яркость представлений об окружающем мире, богатая эмоциональная окраска переживаний, склонность к самовнушению наблюдались у А. Скрябина, музыка которого отличалась  нервностью, импульсивностью. Г. Берлиоз писал о себе: «При звуках некоторых музыкальных произведений мне кажется, что душа моя расширяется; я испытываю неземное блаженство… а далее наступает болезненное сокращение мускулов, дрожь во всех членах, полное онемение рук и ног, я ничего не вижу, плохо слышу… Головокружение… отчасти потеря сознания». Различные симптомы данного невроза проявлялись у Оноре де Бальзака, Всеволода Мейерхольда и Мэрилин Монро.

4. Неврастения (дословно — «нервная слабость») представляет собой состояние, характеризующееся сочетанием повышенной возбудимости и раздражительной слабости и сопровождающееся  быстрой утомляемостью и истощаемостью. Неврастения у гениев вызывается переутомлением, непосильными нагрузками, возможными конфликтными отношениями с окружающими, не понимающими их одержимости и не признающими результаты их труда. При этом постоянные стрессовые воздействия, по мере накопления часто приводили их к нервному срыву. Данное состояние, в определенные периоды своей жизни, испытывали  Ганс Христиан Андерсон, Карл Маркс, В. Бехтерев и М. Зощенко.

Психозы

2.3. Психозы характеризуются частичной потерей связи с объективной реальностью, погружением в мир собственных фантазий и сопровождаются острыми переживаниями и страданиями. Винсенту Ван Гогу в общей сложности было поставлено свыше 150 психиатрических диагнозов, в том числе и приписано три вида психозов: шизофрению, маниакально-депрессивный психоз и  эпилепсию.  Это не помешало ему завоевать славу одного из самых выдающихся, самобытных  и великих художников в истории.

1. Паранойя проявляется у гениальных людей в виде создания  ими своих собственных причудливых миров, которые отличаются системностью, логичностью, сложностью содержания и  организуются вокруг сверхценных идей  совершения революционных научных открытий, создания шедевров в области искусства  и осознания своей особой миссии преобразования общества.  Для гениев параноидального типа  характерны не столько наличие болезненной подозрительности, сутяжничества и мании преследования, сколько трансформация этих симптомов в идеи величия и  убежденности в своем особом, высоком предназначении. Они представляют себя центром мира, ревностно отстаивают свою свободу и отличаются непоколебимой уверенностью в своей правоте и страстным, безудержным стремлением к своей цели. Как раз здесь и высвечивается тончайшая грань между гениальностью и болезнью и еще раз подтверждается сущностный критерий гения состоящий в высокой ценности результатов его труда, в  создании шедевров и совершении открытий на ход прогрессивного развития человечества. К данному типу великих людей относят Эмпедокла, Ю. Стриндберга, Э.Паунда, К. Малевича и П. Пикассо.

2. Шизофрения характеризуется расщеплением,  дезорганизацией, утратой  целостности и  гармоничности  внутреннего мира личности,  формированием внутри него отдельных автономных фрагментов, включающих вымышленных, но субъективно реальных,  самостоятельных субъектов и «голосов».  При этом личностью выстраивается,  отгороженная от объективного мира,  уникальная индивидуальная реальность,  со своими собственными законами и ценностями.
Нарушение критичности и доминирование своих собственных критериев оценок, ведет к размыванию границ между сознательным и бессознательным, к накладыванию и перемешиванию реальной жизни  и сновидений.  Данное психическое отклонение характеризуется углублением рефлексии, слуховыми галлюцинациями, необыкновенной творческой продуктивностью и изменением восприятия реальности. В этом смысле можно говорить о формировании уникального способа восприятия окружающей действительности, об особом видении мира,  состоящем в наделении вещей и событий своими необычными, часто трагичными, смыслами, в рассмотрении их со своей собственной, нестандартной точки зрения.
Необыкновенная, таинственная продуктивность творческих личностей, у которых проявляются симптомы шизофрении, дает основание рассматривать ее не как болезнь, а как  особую форму существования личности  (К. Ясперс) или как особый режим функционирования психики и мозга (Б. О’Брайен). В настоящее время предрасположенность к шизофрении и сама болезнь рассматриваются не с позиции ущербности, а в контексте приспособительной сущности всех реакций организма, что позволяет понимать ее  как следствие закономерных эволюционных изменений вида, ведущих к расширению его приспособительных возможностей (И.В.Давыдовский, Д.Ф.Хорробин,  И. Я. Лагун).
Полная погруженность в творческий процесс и мир своих героев, напряженные поиски истины, нужного слова и точных способов выражения, приводят творца в состояние, в котором действительность самораскрывается своими самыми причудливыми и неожиданными сторонами, в котором он может переживать голосовые галлюцинации, испытывать властное действие внешних сил,  Так шизофренический симптом влияния, сформировавшихся во внутреннем мире,  самостоятельных субъектов,   какой-то мере,  напоминает описанный К. Паустовским «бунт героев», которые, в процессе написания  художественного произведения, перестают подчиняться воле автора и начинают действовать по своей собственной логике.
Освобождение сил подсознания,  разрушение всех социальных барьеров и снятие профессиональных стереотипов, расщепление и перемешивание объектов реальности,  ведет к образованию свежих, причудливых связей, генерированию нестандартных ассоциаций и порождению новизны. То, что творческая личность делает сознательно, с помощью различных методов и приемов, человек с определенными шизофреническими симптомами, совершает свободно и естественно, под влиянием властно развертывающихся внутриличностных структур.
Так, в литературном творчестве, эта нестандартность обнаруживает себя в сопоставлении, несопоставимых понятий, в своеобразной трактовке событий, в неоправданной акцентуации на второстепенных деталях, в неожиданных пародоксальных выводах. В изобразительном творчестве — в тенденции  к отрыву от обыденной реальности, к нарушению привычных связей, распаду изображаемых предметов на их составные элементы, к автономизации объектов,  к изображению абстрактных понятий и сущностей  (В.М. Милявский).
В современной литературе, существуют описания целых созвездий выдающихся деятелей культуры, которые в своей жизнедеятельности и творчестве  проявляли различные шизофренические симптомы и синдромы:
Служители духа и философы: Георг Гегель, Фридрих Ницше, Шарль Фурье,  Рене Декарт, Людвиг Витгенштейн.
Ученые: Блез Паскаль, Исаак Ньютон, Майкл Фарадей, Герберт Спенсер, Джеймс Кардано, Джеймс Гаррингтон, Джон  Нэш.
Писатели и поэты: Николай Гоголь, Константин Батюшков, Ференц Кафка, Юхан Август Стриндберг, Иоганн  Гельдерлин, Райнер Рильке, Александр Дюма-сын, Вениамин  Хлебников, Всеволод Гаршин,  Михаил Булгаков, Эрнест Хемингуэй.
Музыканты: Роберт Шуман,  Александр Скрябин, Сергей Рахманинов.
Художники: Альбрехт Дюрер, Винсент Ван Гог, Поль Гоген, Василий Кандинский, Михаил Врубель, Павел Филонов, Микалоюс Чюрленис.
Танцоры: Вацлав Нижинский.
Многие, абсолютно здоровые творческие личности, в процессе своей жизнедеятельности и творчества, время от времени, могут испытывать сглаженные, управляемые шизофренические симптомы . Рассмотрение данного психического расстройства с эволюционной и культурно-исторической точки зрения позволяет заключить, что шизофрения может пониматься как болезнь с клинической,  пограничное состояние с социальной и как норма, с культурологической точки зрения.

3. Маникально-депрессивный психоз (современное политически корректное наименование «биполярное аффективное расстройство»  БАР) — психическое расстройство, проявляющееся в виде сменяющих друг друга маниакальных  и депрессивных аффективных состояний. Данное психическое отклонение считают болезнью гениев, так как ему была подвержена целая плеяда величайших творцов во всех сферах культуры.  У гениев, страдающих этим расстройством, состояния творческого подъема, эйфории и периоды чрезвычайно продуктивной деятельности сменялись состояниями застоя, пустоты, безделья, раздражительности или тоски и уныния. Маниакальная фаза характеризуется ускорением мыслительного потока, легкостью и оригинальностью  ассоциаций, активизацией генерации и даже «скачкой идей». В то же время наблюдается повышенная продуктивность, сниженная потребность во сне, переживание состояния восторга и нетерпения,  а также стремление к великим делам, свершениям и готовность к выполнению самых смелых задач. Следующая за этим состоянием депрессия проявляется переживанием немотивированной тоски, апатии и тотального  безразличия.
Такие сменяющие друг друга состояния,  даже не подозревая, что их называют болезнью,  время от времени, переживали гении всех областей культуры:
Служители духа и философы: Мартин Лютер, Вольтер (Франсуа-Мари Аруэ), Имануил Кант, Анри Сен-Симон, Огюст Конт.
Ученые: Людвиг Больцман,  Карл Линней, Никола Тесла, Рудольф Дизель, Зигунд Фрейд, Пауль Эренфест.
Писатели и поэты: Лопе де Вега,  Торквато Тассо, Иоганн Гете, Роберт Бернс, Шарль Бодлер, Гюстав Флобер, Эдгар Аллан По, Джордж Байрон,  Чарльз Диккенс,  Джон Рескин, Джек Лондон, Вирджиния Вулф, Эрнест Хемингуэй, Александр Дюма-отец, Сергей Есенин, Александр Пушкин, Николай Гоголь, Михаил Лермонтов, Федор Достоевский,  Ги де Мопассан.
Актеры: Вивьен Ли, Мэрилин Монро.
Музыканты: Вольфганг Моцарт
, Роберт Шуман, Эдит Пиаф.
Художники: Винсент Ван Гог, Исаак Левитан, Эдвард Мунк.
Государственные деятели: Наполеон Бонапарт, Гебхард Блюхер, Джордж Паттон, Теодор Рузвельт, Уинстон Черчилль.
Биполярное расстройство переживают и такие современные знаменитости, как Шинеад О’Коннор,  Рассел Брэнд,  Жан-Клод Ван Дамм, Мел Гибсон, Линда Хэмилтон, Эминем, Бритни Спирс, Стинг, Кетрин Зета Джонс, Курт Кобейн, Оззи Осборн, Аксель Роуз и Трент Резнор.
Психолог Кей Редфилд Джеймисон, которой в 28 лет был поставлен диагноз «биполярное расстройство», провела исчерпывающий анализ взаимодействия между болезнью и творчеством, в том числе и на основе  собственного опыта борьбы с болезнью. В своей работе «Божья искра» (1993), она отмечает, что творческих личностей с данным расстройством отличает повышенная энергичность, уникальность, повышенная сексуальность, склонность к риску, самоуверенность и высокая продуктивность — которые были связаны с растущими преуспеванием и достижениями.
Гении и знаменитости, переживающие данное расстройство, утверждают, что оно должно тщательно регулироваться  без угнетения творчества и, что следует избегать употребления лекарств, которые  сдерживают продуктивность и препятствуют свободной творческой самореализации.

4. Эпилепсия –это психическое расстройство, характеризующееся  повторяющимися приступообразными расстройствами сознания или настроения. Эпилептические приступы или эпизоды, бывают не только двигательными, но и психосенсорными, связанными с неглубокими помрачениями сознания,   с возникновением галлюцинаций, часто фантастического и мистического характера,  с ощущением дереализации,  с нарушениями восприятия формы, величины, количества предметов и собственных частей тела, а также  сопровождающиеся резкими сменами настроения, явлениями сомнамбулизма и трансами.  При этом явления деперсонализации, дереализации (с искажением представлений о пространстве и времени), ощущения увеличения или уменьшения размеров собственного тела или его частей, зрительные иллюзии, псевдогаллюцинации носят название  синдром «Алисы в стране чудес» (В.М.Блейхер),
проявления которого были описаны в одноименной книге Л. Кэрролла. По мнению Г.В. Сегалина постоянная напряженность и страх потерять свое «тело» или же тот же страх потерять сознание, постоянная изменчивость этого сознания, переживаемые как  «остановка  жизни», психические «провалы»,  экстатические  и ауральные переживания — все это вырабатывает у эпилептоида заостренное внимание и к реальному и, в равной мере, к нереальному, к физическому и к метафизическому.  При этом эпилептоид обладает способностью видеть предметы, явления природы, людей их психические процессы сквозь призму гипермнестического обострения, способностью «видеть»  все необыкновенно  ярко,  подчеркнуто  проникновенно.
Многие творческие личности отмечали сходство эпилептических приступов с состоянием вдохновения, проявляющегося в ощущении действия какой-то высшей, посторонней для личности силы, в появлении быстрых и непредвиденных ассоциаций и представлений, оригинальном воображении и  чувствительности, превосходящей нормальную (Моро де Тур, Михаил Арнаудов).
Эпилептическому приступу часто предшествует состояние ауры (от др.-греч. αὔρα, лат. aura — дуновение, ветерок, веяние), которое было гениально описано Федором Достоевским: «Ощущение жизни, самосознания почти удесятерялось в эти мгновенья, продолжавшиеся, как молния. Ум, сердце озарялись необыкновенным светом; все волнения, все сомнения его, все беспокойства как бы умиротворялись разом, разрешались в какое-то спокойствие, полное ясной гармоничной радости и надежды, полное разума и окончательной причины. Но эти моменты, эти проблески были еще только предчувствием той окончательной секунды (никогда не более секунды), с которой начинался самый припадок. Эта секунда была, конечно невыносима.
„Что же в том, что это болезнь, — говорит Федор Достоевский, устами своего героя ,- если самый результат, если минута ощущения, припоминаемая и рассматриваемая уже в здоровом состоянии, оказывается в высшей степени гармонией, красотой, дает неслыханное и негаданное дотоле чувство полноты, меры, примирения и встревоженного, молитвенного слития с самым высшим синтезом жизни?»
Жизнь знает, — писал П.И. Карпов, -что эпилептики часто являются реформаторами в той или иной области человеческих знаний. Эпилептики обогащают науку, искусство и технику новыми ценностями, обогащают жизнь новыми идеалами, новыми стремлениями
Согласно различным источникам к эпилептикам, а скорее к гениям, которые когда-либо проявляли определенные  эпилиптические симптомы или синдромы, относятся:
Служители духа и философы: Будда, Аристотель, св. Павел, Сократ, Мухаммед, Ностардамус.
Ученые: Блез Паскаль, Исаак Ньютон, Альфред Нобель.
Писатели и поэты: Данте Алигьери, Франческо Петрарка, Гюстав Флобер, Альфред Теннисон, Джордж Байрон, Чарльз Диккенс, Федор Достоевский, Жан Батист Мольер, Эдгар По, Стендаль (Анри Мари Бейль), Эдвард Лир, Александр Блок, Льюис Кэрролл, Агата Кристи.
Музыканты: Никколо Паганини, Георг Фридрих Гендель, Людвиг ван Бетховен, Петр Чайковский, Нил Янг.
Художники: Винсент Ван Гог.
Военоначальники:
Александр Великий, Юлий Цезарь, Иван Грозный, Наполеон Бонапарт,  Петр Великий, Ришелье, Карл V, Жанна Д’Арк.
Из книг Ламброзо, многократно переписываются  и некритически дополняются длинные списки гениев, «страдающих эпилепсией». В то же время сам принцип и метод отнесения гениев к эпилектикам был тенденциозным и весьма гипотетическим. Часто, вывод о наличии у гения эпилепсии делался Ламброзо на основании исповедей великих людей, которые с известной долей художественного вымысла и преувеличения описывали свои переживания в состоянии вдохновения. Так в качестве доказательства наличия у Гонкуров и  Буффона признаков эпилепсии, является их признание, что в состоянии вдохновения они ощущали действие  неведомой, могучей, властной силы, которая поражала их как удар тока и делала своими послушными исполнителями.
Специалисты отмечают удивительную точность описания припадков у своих героев Ф. Достоевским, Ч. Диккенсом, Л. Кэрроллом, которые, по-видимому, сами испытали эти пограничные переживания.
Вероятно в подавляющем большинстве случаев речь идет об отдельных симптомах  или проявлениях возбудимой акцентуации, служащей мощным источником витальной, насыщенной творчеством и высшими ценностями, энергии. Более глубокое и почтительное знакомство с патологической теорией гениальности позволяет заключить, что гении жили своей, напряженной, драматической и счастливой творческой жизнью, не подозревая, что она будет когда-то описываться с помощью медицинской терминологии. Их жизнь и творчество вызывают признательность, острое и теплое человеческое сочувствие, а также окрыляющее  восхищение их подвижничеством, силой и славой.
Кроме этого можно выделить ряд самостоятельных синдромов, наиболее тесно связанных с творческими проявления выдающихся личностей:

1. Нарциссизм представляет собой расстройство личности, характеризующееся чрезмерной самовлюбленностью, убеждённостью в собственной важности и уникальности, верой в свое превосходство над остальными людьми, завышенным мнением о своих талантах и достижениях; поглощённостью фантазиями о своих успехах.  Здоровый нарциссизм проявляется в наличии реалистических высоких целей, богатой внутренней жизни, в личностной зрелости, самодостаточности и ориентации на самого себя, независимость, самоутверждение, потребность в господстве и доминировании. Так безграничным самолюбием отличался Гюстав Курбэ, который любил изображать  самого себя на своих картинах, Игорь Северянин, поэзия которого отличалась самолюбованием и самовосхищением, а также Сальвадор Дали.

2. Аутизм — психическое расстройство, характеризующееся  уходом от контактов с действительностью, нарушением социального взаимодействий,  бедностью выражения эмоций,  феноменальной памятью и избирательностью видов активности сфер деятельности,  в которых возможно достижение выдающихся результатов. При этой форме заболевания интеллект не страдает, но наблюдается существенное снижение социальных способностей. Данный вид психического и социального отклонения испытывали такие  гениальные личности, как Моцарт, Кант, Ньютон, Дарвин, Эйнштейн, Менделеев, Карно, Больцман, Планк, Эренфест, Шредингер).

3. Синдром саванта (савантизм, от фр. savant — «учёный»)  является одной из крайних форм аутизма,  при которой лица с отклонениями в личностном и социальном развитии, проявляют феномен  «Острова гениальности», то есть наличия выдающихся способностей в одной или нескольких сферах деятельности. Данный феномен объясняется гипертрофированным развитием некоторых участков правого полушария мозга, ответственных за проявление интуиции, чувств и целостного восприятия. По мнению А. Снайдера и Д. Митчелла причиной савантизма является особый способ восприятия действительности, при котором отсутствуют процессы категоризации, обобщения и сжатия первичной информации.
Если у обычного человека происходит мгновенный, автоматический переход от множества деталей к однозначным абстрактным понятиям, то саванты погружаются в лавину первичной девственной информации,  они без излишней цензуры и редактирования воспринимает мир таким какой он есть, во всем богатстве и уникальности его важных деталей, замечательных подробностей и тонкостей. Они реагируют на непосредственно получаемую информацию совершенно ясно и неосознанно, инстинктивно, интуитивно и точно. Их отличает феноменальная память и экстраординарные способности к счету.
Саванты в совершенстве владеют десятками языков, в том числе и придуманными ими самими, помнят наизусть содержание нескольких тысяч книг, включая теолфонные справочники, спосбны перемножать в уме десятизначные числа , извлекать  корень 13-й степени из числа, содержавшего 500 цифр, выдавая результат так, как будто они знали его заранее. Феноменальными способностями к счету обладали математики Карл Гаусс, Андрэ Ампер, а к выдающимся савантам относились музыканты  Д. Паравичини , Л. Лемке, M. Сэвидж, Т. ДеБлойс, Т. Мендоза, а также художники и скульпторы Р. Воуро, А. Клемонс, Г. Сет Ф,  Д. Лерман, С. Вилтшир.

4. Социопатия — представляет собой разновидность расстройства личности, основанное  на неспособности или нежелании к социальной адаптации, на неумении формировать и поддерживать межличностные отношения, проявлять чувства привязанности, сопереживания и отзывчивости. Ч. Ломброзо характеризовал гениев как людей одиноких, холодных, равнодушных к семейным и общественным обязан¬ностям людей. Необходимо отметить, что творческие личности, подверженные этому отклонению ведут себя скорее как  латентные социопаты, которые не отрицают социальных норм и ценностей общества,  не проявляют агрессии или других асоциальных форм поведения, но сознательно дистанцируются от общества с целью получения возможностей и времени для реализации своих творческих планов. Сознательное дистанцирование от общества и  мира, ведет к преодолению ситуативности и обыденности, пленненности необхлодмостью и мирами. Так же как сенсорная депривация рождает галлюцинации, так и одиночество пробуждает и усиляет творческое воображение. Так Микеланджело– гениальный и суровый художник одиночка, который чувствовал себя в обществе чужим и неустроенным, всю свою жизнь мужественно боролся за свою независимость и право творить.  «Искусство ревниво, – говорил он, – и требует всего человека». «Я имею супругу, которой весь принадлежу, и мои дети – это мои произведения». Эту фразу впоследствии повторяли многие великие люди. Так потерпев неудачу в семейной жизни,  Карл Брюллов написал в одном из своих писем «Моя жена – художества».
К гениальным холостякам относятся, внесших огромный вклад развитие культуры, но не добившихся успехов в социальной и личной жизни, относятся:

— философы — Гераклит, Пифагор, Платон, Демосфен, Декарт, Лейбниц, Спиноза, Вольтер, Кант, Конт, Шопенгауэр, Ницше, Сковорода, Сартр;
— ученые — Галилей,  Коперник, А. Гумбольдт, Ньютон, Лейбниц;
— писатели — Геродот, Вергилий, Гораций, Петрарка, Тассо, Данте, Сервантес, Руссо, Гоголь, Лермонтов, Шевченко, Тургенев, (Антон Чехов и Бернард Шоу женились после сорока лет);
— художники — Леонардо,  Микеланджело, Рафаэль, Боттичелли,  Караваджо;
— музыканты — Бетховен, Шуберт, Брамс, Шопен.

Теория преображающего страдания

Данная теория, являющася самостоятельной обобщающей объяснительной моделью, утверждает, что страдание является мощным  источником и побудительным механизмом творчества гения.
Многих великих людей отличало необыкновенно пронзительное чувство трагизма существования. Страдания, выпавшие на их долю, не сламывали их, но, напротив, позволяли очиститься духовно, отречься от власти обыденности и одномерности, открыть  новые глубинные творческие смыслы. Гегель писал: «Страдание составляет привилегию высших натур… Великий человек имеет великие потребности и стремится удовлетворить их. Великие деяния проистекают только из глубокого страдания души».  Страдание – это условие деятельности гения,  – утверждал А. Шопенгауэр, страдания рождают красоту, считал Винсент Ван Гог, а А. Стриндберг писал, что в момент жизненных кризисов душа привлекает могучие, запредельные силы. Гений – это способность к страданию, к величавому страданию, — считал Ибсен. “…искусству скальда не учатся, — говорит он устами своего героя. — Я получил дар к страданию и стал певцом.”
При этом экзистенциальное страдание может сопровождаться муками творчества, вызванных принципиальными трудностями полного и точного самовыражения и невозможностью достижения вечно ускользающего совершенства. “Страдание, мука, пытка – вот что такое творчество. Замысел, создание – в этих двух словах заключен для писателя целый мир мучительных усилий, тоски, отчаяния», — писали братья Гонкур. «Я же и вообще то работаю  нервно, с мукой и заботой, – говорил Федор Достоевский,Когда я успешно работаю, то я болен даже физически…». “Боже мой, хоть бы кто-нибудь вместо меня завершил  “Анну Каренину!” Невыносимо противно”, — восклицал  Л.Н. Толстой
В то же время не сами страдания порождают творчество, но успокоенные, отрефлексированные и усмиренные страдания.  Гений творчески использует свои страдания, искусно трансформируя их отрицательную энергию в энергию создания. Бальзак от имени героя «Шагреневой кожи» говорил, что он свои муки и страдания превращает в мечты, высказывает, изображает и не позволяет им овладеть собою.  Величие духа гения, овладевшая им сверхзадача и категорический императив творчества позволяют сплавить в единый поток все виды и модальности переживаний, усмирить хаос внутреннего мира и символического мира.

Теория сублимации

3.2.2. Теория сублимации утверждает, что причиной гениальности является трансформация сверхсильных влечений к славе, власти, богатству в образы творческой фантазии, а также перелив сексуальной энергии в сферу науки и искусства, превращение ее в культурно-значимую и социально-одобряемую продуктивную деятельность.
По мнению сторонников данной теории, основоположником которой выступал З. Фрейд, причиною необыкновенной творческой активности гениев было переключение, перелив сексуальной энергии в символический мир искусства или науки, ее трансформация и возвышение в конструктивную и созидающую силу.
При этом, согласно  данной концепции, многие творцы испытывали те или иные отклонения в сексуальной сфере, а иногда и сознательно ограничивали и подавляли в себе побудительную силу libido.
«Сексуальное влечение, — писал З. Фрейд,- обеспечивает культурный труд огромной массой энергии; это происходит в силу присущей ему способности изменять свою цель, не ослабляя напора. Эта способность менять первоначальную сексуальную цель на иную, несексуальную, но психологически ей близкую, называется сублимацией».
В то же время  сам З. Фрейд  не ограничивал понятие сублимации исключительно сексуальными мотивами. Так он писал о Леонардо да Винчи «… он превратил свои страсти в одну страсть к исследованию; он предавался исследованию с той усидчивостью, постоянством, углубленностью, которые могут исходить только из страсти». Кроме этого  описывая механизмы творчества художника, З. Фрейд отмечал:  «В нем теснятся сверхсильные влечения, он хотел бы получать почести, власть, богатство, славу и любовь женщин; но у него нет средств, чтобы добиться их удовлетворения. А по­тому, как всякий неудовлетворенный человек, он отворачивается от действительности и переносит весь свой интерес, а также свое либидо на желанные образы своей фантазии…»
Сублимация, как объяснительный принцип гениальности, подчиняется одному обязательному условию – она проявляется не просто как фантазирование, а как объективизация желаний и замыслов с помощью различных символических систем, как создание выдающихся шедевров. «Большие художественные произведения возникают тогда, если художнику удается выдержать большое внутреннее напряжение и перевести его на символический язык творчества» — писал Г.Крафт.
Одновременно сублимация понимается, как преобразование в продуктивную и социально-значимую деятельность различных травмирующих и негативных переживаний. Искусство, в данном случае, понимается как символическое удвоение действительности, как спонтанный перенос патологических влечений в поэтическое произведение. Энтони Сторр писал «Только неудовлетворенный человек фантазирует, счастливый же — никогда».
Ц.Ламброзо, В.Ланге-Эйхбаум приводят целые списки великих людей, обладавших различными сексуальными отклонениями, которые напрямую связывались с их сублимированной повышенной творческой активностью.
В то время само существование большого количества гениев, чья повышенная сексуальная активность напрямую связывалась с их творческими достижениями,  ставит под сомнение  саму теорию сублимации. К таким творцам, которые проявляли высокую активность в творческой и сексуальной сферах,  относятся: Юлий Цезарь, Петр I, Байрон, Пушкин, Рафаэль, Альфред де Мюссе, Бальзак, Дюма-отец, Гейне, Лев Толстой, Гете, Пикассо, Эйнштейн.

Теория  сверхкомпенсации

3.2.3.Теория  сверхкомпенсации видит причины гениальности  в самых разнообразных отклонениях от нормы, в действительных или мнимых недостатках личности, преодоление которых и  является мощным стимулом и источником продуктивности и роста.  По мнению А. Адлера и сторонников его теории, осознание и переживание физических и психических дефектов, вызывает чувства неполноценности, а их последующая сверхкомпенсация ведет к активизации творческой деятельности и созданию социально значимых продуктов. При этом в основе этой активности лежит изначальное стремление личности к самоутверждению, превосходству, успеху, совершенству и чувству общности.
Примерами гениев, добившихся  значительных успехов в процессе гиперкомпенсации своих недостатков, являются: знаменитый оратор Демосфен, который был щуплого телосложения и  с детства страдал дефектами речи, композитор Бетховен, имеющий серьезные проблемы со слухом, поэт Байрон, хромота которого, полученная при родовой травме, оказывала «сильное  влияние на его чувствительную душу  и была стимулом для компенсации и достижения высот совершенства (Ж. Кларк).
Врожденное нарушение слуха было у композитора Сметаны, художник Гоген страдал дальтонизмом, Тулуз-Лотрек , после перелома в детстве обеих ног, превратился в карлика с короткими ножками,  Ф. Рузвельт, трижды избиравшийся на президентский пост в США, в 1921 году заболел полиомиелитом и уже не расставался с инвалидным креслом, а ряд знаменитых деятелей культуры — Джон Китс (155 см), Пабло Пикассо (162см), Эдит Пиаф (142см), а также военачальников и диктаторов,  отличались невысоким ростом: Наполеон (161см), Сталин (155см), Франко (157см).

Конфликтогенная теория гениальности

3.2.4. Конфликтогенная теория гениальности утверждает, что разноплановые внешние и внутриличностные конфликты, при определенных условиях, стимулируют творческую активность и ведут к становлению и развитию творческой личности.
Так, к  макросоциальным факторам пололжительно влияющим на развитие творческого потенциала, Д. Саймонтон относит социальные конфликты, гражданские волнения, то есть ситуации, требующие от личности постижения сути происходящих событий,  быстрого взросления и совершения соответствующего выбора.
Проблемы в детстве. В.Гоертцел и М.Гоертцел (1962) проанализировали биографии 400 выдающихся личностей и установили, что только 58 из них имели бесконфликтное детство. Многие гениальные люди испытывали в ранние годы всевозможные психические травмы, переживали состояние фрустрации и депривации, связанные с конфликтами в семье, школьными трудностями, одиночеством, отсутствием взаимопонимания и алкоголизмом родителей. При этом авторы отмечают, что  25 % гениев пережили потерю родителей до 10 лет, 33 % — до 15,  50 % до 21 года.
В свою очередь,  Дж. Айзенштадт (1978) проанализировал жизнь 573 выдающихся людей и пришел к выводу, ранняя потеря родителей ведет к раннему взрослению и дает толчок к развитию творческих способностей. В 10 лет 25% потеряли одного из родителей, а к  15 — 34,5%.
На основании данных исследований В.Гоертцел и М.Гоертцел делают вывод, что беззаботная, теплая и комфортная обстановка в семье не способствует формированию творческой личности. Однако М. Ранко (1992) предостерегает от сознательного использования конфликтов для стимуляции творческой активности. При этом он выделяет два типа конфликтных отношений, которые могут как активизировать творчество, так и подавлять его. К первым относятся культурная, национальная и профессиональная     маргинальность (от лат. margo — край), которая заключается во взаимодействии и столкновении правил, норм, традиций различных сфер реальности.  К деструктивным конфликтам автор относит межличностные столкновения, ведущие к устойчивым негативным переживаниям, эмоциональному напряжению и стрессам.
Д. Манфилд  Р. Алберт, М. Ранко считают, что положительное влияние на развитие творческой личности ребенка оказывают негармонические отношения между родителями и их несходство.  Вероятно  с самого раннего детства ребенок усваивает и впитывает сущностную дихотомичность мира, различие и полярность тенденций, которые персонифицируются в облике самых близких ему людей.  В то же время с ранних лет ему приходится находить компромиссы между различными требованиями и ожиданиями, примирять и синтезировать непохожие точки зрения, самостоятельно решать простые жизненные проблемы.
В то же время благоприятное влияние на развитие творческих способностей ребенка оказывают разнообразные различия между родителями: индивидуально-психологические, национальные, возрастные. Так в момент рождения Гете, его отцу было 39 лет, матери -17; отцу П.И.Чайковского -45, матери -27; отцу Бернарда Шоу — 45, матери -28; отцу Оноре де Бальзака -53, матери 21; отцу Джека Лондона -53, матери 29, отцу Ивана Гончарова 58, матери 27; отцу Генделя -63, матери -34.
Теория психической и физической травмы. Потрясения, травмы, обиды, как негативный «импрессинг» власно определяют характер и направленность активности будущего гения.
Чередой кризисов отличалость детство Айсидоры Дункан. Байрона, Бетховена, Пикассо. У А. Шопенгауэра была холодная, эгоистичная мать, которая высмеивала его первые литературные опыты, наверное, сформировала у него его мизантропию и нелюбовь к женщинам. У Наполеона было восемь братьев и сестер, но пятеро из них умерли в детском возрасте. На протяжении жизни, тяжелые психические травмы, послужившие катализаторами творческой энергии, пережили Тесла, Монтессори и Пикассо.
Гениальность является результатом не самих внутренних и внешних конфликтов, а следствием их успешного решения. Гений формируется в обстановке преодоления внешних или внутренних препятствий, борьбы, разрешения внутриличностных и социальных конфликтов.   В то же время,  как в первом, так и во втором случае ведущую роль в росте выдающейся творческой личности играет сильное Ego, высокая самооценка и уровень достижений.  Сущность конфликтогенной теории гениальности выражает разделенная многими авторами идея о первостепенном значении в конструктивном разрешении конфликтов самой индивидуальности, ее веры в себя и свои силы, ее творческой позиции и отношения к трудностям ( Ф. Баррон, М.Раттер,  М.Ранко).

Мистическая теория гениальности

3.2.5.  Мистическая теория утверждает, что гениальность  является результатом действия высших, неведомых сил, порождается контактом с неисчерпаемыми глубинами космоса,  путем переживания экстатических и гипнотических состояний, мистических видений и фантастических галлюцинаций. При этом гении рассматривались как счастливые избранники богов, как обладатели магического дара, как пророки, провидцы, медиумы, транслирующие послания высших сил.

1.  Божественное безумие. Древние философы считали гениальность даром богов, божественным безумием, вдохновением, одержимостью, а  творчество — «бредом, даруемым нам богами». Каждому человеку приписывался свой гений (демон), который обладал магическими силами и приносил вдохновение (Сократ), а сам поэт, находясь в сосостоянии неистовства, переводит послания богов людям (Платон).  При этом состояние божественного безумия, странность и нестандартность гениальных прозрений понимались как условия и источники  новых идей и носили позитивную окрашенность. «Я не сумасшедший, – говорил Диоген. — Только ум мой не такой, как у вас». Так Ф. Ницше писал о гениях : «…придаток полубезумия всегда хорошо помогал им», так как «безумные идеи часто имеют значение целебных ядов.»

2. Безумная мудрость. Само слово изумля́ться в словаре В.Даля имеет два значения: 1) сходить с ума, лишаться рассудка, выживать из ума,  2) удивляться, дивиться, приходить в крайнее удивленье, быть озадаченным нечаянностью (странностью, нежданностью, необычайностью).  Эпитет  «безумный» может употребляться в качестве положительной характеристики необычности, грандиозности, исключительной смелости идеи, замысла или проекта. Безумие в  данном случае имеет позитивные коннотации, выходящие из образного выражения Горация о вдохновении как «приятном безумии», как о «сладостном безумии» (Людвиг Уланд)  и как о «Безумной мудрости» (Вэс Никер).
Так, Вэс Никер считает, что безумная мудрость основывается на подавляющей наше сознание неизмеримости и неисчерпаемости  космоса, а также неизбежности непрерывных изменений и трансформаций.
При этом благодаря таким великим мыслителям как Лао-Цзы, Чжуан-цзы, Будда, Сократ, Догэн, Руми, Фридрих Ницше, Ральф Эмерсон, Людвиг Витгенштейн, Альбер Камю, Мишель Фуко, а также таким представителям искусства, как  Томас Мэртон, Басе, Исса, Уильям Блейк, Райнер Рильке, Анри Бертон, Сэмюэль Беккет безумная мудрость расширяет наши знания о реальности, совершает дерзкие прорывы в неведомое. Формой и воплощением безумной мудрости является тотальное сомнение, парадоксы, абсурд, ирония, метафоры, коаны, притчи и хайку.

3. Гений понимается как медиум, посредник, передатчик воли высших сил, которая персонифицируется  в виде осознанной личностной миссии или высшего предназначения. Еще у древних греков слово гений понималось как  «нашёптыватель», «божественный глас». Это фантастическое существо, стоящее между Богом и  человеком, или частица божественного в людях. Гений предстает, как исполнитель воли богов, как носитель и передатчик божественной силы, как передатчик посланий и посредник между высшими силами и человечеством.
Самоописания и автобиографии гениев свидетельствуют о том , что многие из них  в процессе творчества переживали возникновение новых образов и идей как результат действия внешних сил, как принуждение посторонней воли.  Они ощущали себя лишь зрителями, риципиентами и передатчиками неведомых посланий. Они испытывали состояние полного отсутствия воли, безсубъектности и, в то же время, одержимости,  спонтанности и неожиданности творческого порыва, , “Иногда даже сам великий человек, — писал  Г. Жоли, — взирая на горизонты, которые открывает перед ним его же собственная идея, повергается в изумление и восхищение перед нею и полагает, что она снизошла к нему свыше, от какой-то незримой, верховной силы”. Романтики описывали творчество гения как духовное опьянение, чудо,  слушание таинственных и инстинктивных языков.  Гете, записывал некоторые стихи непроизвольно, как лунатик, находящийся в сомнобулическом состоянии.  Моцарт описывал процесс своего творчества как непроизвольный поток и  игру образов и мыслей.  Это самый ценный дар Бога, считал он. «Откуда и как этого я не знаю, да тут я и ни при чем». Тургенев писал, что «романистом положительно владеет что-то вне его и вдруг толкает внезапно».

4. Слышание голосов. По свидетельствам Сократа, Мухаммеда, Тассо, Тартини, Спинозы, Сведенборга, Эмерсона,  дух или гений сообщал им новые сведения, порождал необычные идеи или просто  давал советы. Сведенборг утверждал, что все дни напролёт проводил в общении с духами, а  Руссо, Фейербаху, А. Блоку, Д. Лондону, по их собственному признанию, -помогали писать  их двойники.  “Я написал эту поэму под непосредственную диктовку, записывая двенадцать, двадцать или тридцать строчек одновременно, без предварительного размышления и даже против моей воли”(У. Блэйк). При этом он считал автором своих произведений вечность, а себя лишь  ее секретарем.

5. Особое экстатическое состояние.  Многие гении испытывали в процессе своего творчества сумеречные, гипнотические состояния сознания. Они творили  на тонкой грани между сном и бодрствованием,  в состояния творческого сомнабулизма, во время которого выполняли огромный объем работы.
Альфиери описывал процесс своего творчества как состояние лихорадки и припадка:  «Весь день я думал и размышлял, как это всегда со мною бывает, когда мною овладевает лихорадка, при помощи которой я создаю сочинение, не знаю как». «Байрон писал о своей работе над «Чайльд Гарольдом»: «Когда я сочинял его, я был наполовину помешан, витал средь метафизики, гор, озер, ненасытной любви, невыразимых мыслей и находился под кошмаром своих собственных проступков; не раз мною овладевало желание пустить себе пулю в лоб». Родство состояния вдохновения с маниакальными состояниями проявляется в активности бессознательного, быстроте ассоциаций, богатстве воображения и внезапности возникновения идей и сверхчувствительности. Среди основных факторов, стимулирующих творческую активность гениев в особых состояниях сознания можно выделить:
а) отсутствие барьеров, шаблонов и  запретов, выход за пределы привычной обыденности.
б) высвобождение подсознания. Согласно Г. В. Сегалину именно психопатический компонент личности, освобождает из подсознательной сферы компонент одаренности и помогает ему проявить себя.

6. Нестандартность видения, обманы чувств, галлюцинации и иллюзии.
Отличительной чертой гения всегда было наличие особенного, уникального, самобытного видения реальности. Они видели мир иначе, по-другому, что позволяло заглянуть им за застывшие, плоские научные модели и привычные конструкции здравого смысла и увидеть то, чего не замечали обыкновенные люди. Так, мощь видения Ван Гога проявлялась в трансформации и реструктуризации привычных паттернов восприятия. Физик Хосе Арагона утверждал, что этот вид видения относится к пониманию глубинной сути реальности, проявляющейся в виде турбулентного процесса.  Так многие картины Ван Гога периода Сен-Реми  были наполнены всевозможными  вихрями и спиралями.
В. А. Гиляровский считал, что «Обострённая благодаря болезни способность восприятия и самая односторонность мышления, наклонность к болезненным преувеличениям могут позволить лучше видеть отдельные стороны явлений, действительно существующие, но при обычных условиях тонущие и ускользающие в массе других».  Р. Крафт-Эбинг писал: «У художников такая способность бывает либо просто репродуктивной, либо фантастически преобразующей. На ней, быть может, основано искусство некоторых выдающихся художников драмы, поразительно пластическое изображение таких поэтов, как  Гете, Оссиан, Гомер».
По мнению В. Розанова, Н.В. Гоголь ощущал, видел и знал много вещей, весьма странных с точки зрения аптекарского магазина и департамента железнодорожных дел, «но не очень уж странных для ясновидящих Платона, Паскаля, для каких-нибудь мудрецов Индии или сектантов Ирана».
Чрезвычайная сложность и неисчерпаемая глубина творческих откровений и состояний гениев не могли быть адекватно раскрыты с помощью имеющихся объяснительных принципов и познавательных методов и , по-этому, они с готовностью описывались с психиатрических позиций с привлечением медицинской терминологии.  Так, французский психиатр Луи-Франсуа Лелю ввел термин «перцептивного безумия», которому, по мнению автора, были подвержены Сократ, часто впадающий в состояние транса и испытывающий  искажения восприятия и галлюцинациям,  а также Паскаль, которого посещали видения религиозного содержания и галлюцинации.
Еще Жан-Этьен Эскироль различал два вида обманов чувств:
А) галлюцинации, то есть видения, возникающие без участия реального объекта;
Б)  иллюзии, когда предмет принимается не за то, что он в действительности есть, а воспринимается в измененной форме.
Список, гениев испытывавших галлюцинации, составленный еще Моро и Ломброзо, постоянно пополнялся. Среди них такие великие люди, как Сократ, Брут, Джироламо Савонарола, Рафаэль, Кромвель, Лютер, Бернадот, Наполеон, Бенвенуто Челлини, Байрон, Карданус, Паскаль, Жанна д’Арк, Гофман, Мопассан, Державин, Крамской.
В процессе творчества могут испытываться псевдо-галлюцинации, описанные В. Х. Кандинским  и Г.И. Россолимо как живые и до крайности чувственные  образы,  резко отличающиеся от  истинно-галлюцинаторных образов тем, что они не имеют характера объективной действительности, но, напротив, прямо сознаются как нечто субъективное, однако отличное от обыкновенных образов воспоминания и фантазии.   Они протекают как внутреннее слышание, внутреннее   видение, близкое к возникновению ярких, интенсивных и независимых представлений, оно доступно многим здоровым людям в состоянии промежуточном между сном и бодрствованием.
В свою очередь, в качестве примера иллюзии, которую описывали и применяли в своем творчестве  как художественный прием такие выдающиеся писатели, как Гете, Г. Мопассан, Ф.М. Достоевский, А. Блок, можно привести аутоскопию, которая проявляется в возникновении у индивида иллюзии, что он видит самого себя как бы со стороны.
Представители художественных направлений модернизма и сюрреализма сознательно искажали видение реальности, с помощью всевозможных методов и приемов. Так, один из основположника сюрреализма Сальвадор Дали утверждал: «От сумасшедшего меня отличает лишь то, что я совершенно нормален».

Инфантистическая теория гениальности

3.2.6. Инфантистическая (от лат. infantia –детство, наивность) теория утверждает, что гений — это ребенок, сохранивший такие особенности и достоинства детства, как свежий, чистый, невинный, незамутненный шаблонами и стереотипами взгляд на мир, как способность видеть вещи в их первозданной чистоте и воспринимать их такими, какими они есть на самом деле, как ненасытный интерес к миру и умение удивляться и восторгаться привычным и обыденным. Согласно данной теории гения отличают такие черты как наивность,   доверчивость, безыскусность,  естественность и непосредственность, богатая фантазия и страсть к игре. “Всякий ребенок в известной мере есть гений, — писал А. Шопенгауэр, — и всякий гений в известной мере ребенок.
Сродство обоих прежде всего обнаруживается в наивности и возвышенной простоте ”. Ф. Ницше считал творческую «детскость» основным свойством гения.  Ф. Шиллер, утверждал, что каждый истинный гений должен быть наивным и  разделял поэтов на наивных и сентиментальных. При этом наивный поэт творит беззаботно, являясь при этом частью природы, сентиментальный творит обдуманно, противопоставляя себя природе. «Наивный гений, — писал Ф. Шиллер, — должен все создавать из своей природы и может создать лишь очень немногое из своей свободы. Среди гениев с мироощущением ребенка можно выделить Лао-Цзы, Моцарта, Ж.Ж. Руссо, Д. Хармса, А. Эйнштейна.  Их отличала девственная наивность, спонтанность, искренность, игривость, склонность к розыгрышам и любознательность.  «Нормального взрослого никогда не станут беспокоить проблемы пространства и времени, — писал А. Эйнштейн. — Есть вещи, о которых задумываешься только в детстве. Но мое интеллектуальное развитие задержалось, в результате чего я начал размышлять о пространстве и времени, будучи далеко не юным».

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>