Теория творческого видения

0
18
Запись 19 из 19 в теме Теории гениальности

Творческое видение гения

5.3.2. Теория творческого видения утверждает, что фундаментальным основанием гениальности, ее источником и телом является творческое видение, которое может быть легко и естественно обретено каждым человеком путем  занятия соотнесенной с Абсолютом Творческой позиции,  достижением высшего Творческого состояния и реализацией  универсального Творческого метода.

Творческое видение представляет собой динамическое креатологическое пространство, каждая точка которого, свободно вмещает в себя все существующие и возможные миры, является началом и завершением всех процессов и сценариев и содержит в своей глубине порождающую искру первосмысла.
Каждое событие и творческий акт этого пространства содержит в себе и  детерминируется всеми совершающимися, совершившимися, а также возможными в прошлом и будущем событиями, а каждая судьба, вмещает и подвергается влиянию внутренних миров всех известных  и возможных гениев.  Это особое, качественно совершенное пространство, в котором каждое творческое усилие мгновенно переносит творца в центр мира, в котором все взаимодействия и взаимопереходы совершаются мгновенно, в котором нет иерархий, уровней и этапов, нет верха и низа, начала и конца, а каждая точка содержит Вселенную и наполнена смыслом Абсолюта. В нем все выше, богаче и чище, а любая вещь, действие или личность, перенесенные  в него, мгновенно преобразуются и насыщаются творчеством. Наслаждение здесь одухотворенней и острее, понимание глубже, а действие эффективней и успешней.

При этом минимальное творческое усилие, небольшое изменения взгляда на вещи, едва различимое и точное движение внутри потока видения, приводит к максимальным, глобальным и качественным изменениям, к одновременным трансформациям  во всех феноменальных мирах: внутреннем, предметном, символическом и социальном.  Креатологическое пространство подчиняется своим собственным пространственно-временным  закономерностям, в нем возможно всегда и все начинать сначала, в нем человек, культура и мир являются впервые, в нем не надо ничего накапливать, в нем все достигается сразу, а каждая его точка является просветом и доступом ко всему, каналом в неисчерпаемые богатства Вселенной.

Видеть значит творить

Творческое видение предстает как самовысвечивающийся поток, как порождающее динамическое пространство и способ существования Абсолюта, который выявляет и обретает свою актуальную реальность в в творческом самоосуществлении гения.
Так еще Фридрих Вильгельм Шеллинг писал о внутреннем, духовном, высшем «я», проявляющемся в желании созерцания вечности. Это высшее созерцание, в отличие от чувственного, имеет своим источником свободу и направлено на обнаружение глубочайших, истинных и достоверных сущностей. В свою очередь Готхольд Эфраим Лессинг утверждал: «Гению суждено не знать тысячи вещей, известных каждому школьнику; его богатство составляет не приобретенный запас его памяти, а то, что он может извлечь из самого себя, из своего собственного чувства». К. Ясперс, также считал, что не все мыслительные и творческие процессы построены на ассоциациях, среди них есть и «свободновозникающие» формации. «Нужно учиться не писать, а видеть, говорил Сент- Экзюпери. Писать — это уже следствие».
«Высшая креативность, — считал Г.С. Батищев, — вовсе не сводится к деятельно претворимому творчеству, направленому лишь или преимущественно вовне, — высшая креативность есть предваряющее любую деятельность отношение — отношение к миру как к могущему быть существенно иным…».
Творческое видение проявляется как генерирование изначально чистой, самодостаточной и безусловной новизны, которая, спонтанно выявляется и самообнаруживается в потоке направленных творческих усилий. Оно самопорождается изнутри, а генерируемая новизна является самодостаточной и независимой от старого опыта и привычных репрезентаций мира. «Увидеть мир по-новому, не так, как его видели и объясняли раньше, — пишет Е.Н. Некрасова, — значит увидеть его вне готовых стереотипов видения и объяснения, которые постоянно оказывают давление на восприятие, «гасят» его… Но в оригинальном видении мир всегда нов, поскольку это живое, непосредственное восприятие, состояние непосредственной актуальности, здесь нет мертвого прошлого, с которым сравнивается настоящее . Здесь новое — не в сравнении со старым, не в тени старого и не на фоне старого».
Само творческое видение предстает уже не как отстраненное созерцание, а как целостный поток включающий восприятие, понимание, переживание и действие. «Все искусство, — писали братья Гонкур, — сводится к тому, чтобы видеть, чувствовать, высказывать». Карл-Густав Юнг особо подчеркивал действенный, продуктивный характер видения. «Очевидной целью, — писал он, — является концентрация, конкретизация и овеществление видения, тем самым создание фантазии обретают материальность, которая замещает физическую природу известного нам мира. Иная действительность созидается, из вещества души».
Творческое видение объединяет и сплавляет все виды творчества, ведет к их взаимопроникновению и взаимоусилению, проявляясь как качественно высшая манифестация самовыражения, творческого диалога, решения проблем и генерации новых идей и продуктов. Так творческое видение предстает как «вторичная спонтанность», свободное самовыражение усвоенных и пробужденных универсных смыслов, как идеальная форма процесса решения проблем, при которой результаты и решения не выводятся снизу, а даруются свыше. «Я не ищу, я нахожу» — говорил о своем творчестве Пикассо.
Творческое видение это особая реальность, некоторое порождающее поле, позволяющее объединить души человека и природы, созидающее самого видящего и его миры. «Если предмет и я существуем раздельно, истинной поэзии не получится» — писал Басё. Видение всегда больше, активнее, сложнее, чем субъект видения, так как оно непрерывно открывает ему вечно новый мир. Как отмечал Г. Гессе: « …ни один великий ясновидец или поэт никогда не мог до конца истолковать собственные видения!». В то же время видение всегда больше, чем мир, так как оно высвечивает его, включает в себя, намеренно пробуждает и умножает его свойства и атрибуты. В своей предельности и способности создавать новое, видение соотносится с Универсумом, проявляясь как его динамический и персонифицированный способ существования.

Творческое Я как Центр творческого осмысления, осознания, переживания и действия.

Творческое Я локализуется в потоке видения, как центр чистого и продуктивного осознания, который в обыденной жизни вспыхивает крайне редко и кратковременно. Данный центр обретается в момент нахождения точки баланса всей тотальности феноменологических миров и предельных сущностей и проявляется как резонанс с универсными структурами, как гармонизация с потоком творчества и «оседлание упругой и пенящейся волны жизни».
Творческая личность улавливает мощные восходящие, высвеченные предельными сущностями, потоки, идущие от внутренних и внешних феноменальных миров и удерживает состояние полета, пронизанное переживаниями всемогущества, всевластия, духовной бодрости и готовности к точным, сверхпродуктивным и преобразующим действиям.
Этот центр не существует изначально, а всегда заново создается, вдруг возникает и улавливается направленным усилием, как вспыхивающее и исчезающее световое пятно при фокусированном восприятии. Этот центр отличен от метафизического центра Универсума или акмеологической вершины проявленного мира, он отличен от самости и от высшего духовного я. Он представляет собой синтез олимпийского равновесия духа и необыкновенно живого, подвижного осознания, объединяющего центр и периферию, единство и многообразие, универсальное и предельно конкретное.
В момент улавливания точки баланса миров и универсалий, творческое Я переносится в неподвижный центр мира, наполняясь внимательностью, бодростью и готовностью, а все объекты, в том числе и собственное тело, обретают легкость, гибкость, живую подвижность и дружественность, сливаясь в едином танце и синергетическом, пульсирующем потоке.
Улавливание и обретение этого «неподвижного центpа в изменчивом потоке», порождает бифокальное видение, представляющее собой единство самозабвенного растворения в потоке и его предельно трезвого, чистого осознания. Гений творит в потоке видения, в пространстве осцилляции творческого центра, сливающегося с потоком и одновременно просвечивающего и владеющего им.
При этом идеализация и нигиляция объектов окружающего мира, их потенцирование и упрощение, вовлеченность, идентификация и освобождение от них, спонтанное самовыражение и динамизация действительности становятся единым взаимопроникающим процессом.
Самозабвенное погружение в глубину мгновенья, в сам центр видения, в единство осмысления, переживания и действия, делает все границы и полюса, самого субъекта видения и его миры, прозрачными и едиными.
В это мгновенье все творческие проявления личности сливаются с индивидуальной идеальной траекторией, являющейся одной из нитей пучка траекторий творческой эволюции, а любое усилие вдруг многократно умножается и стремительно продвигает к идеальному результату. «Великий муж», — писал Мэн-Цзы, занимает в Поднебесной самую правильную, «срединную» позицию и проходит великое поприще, а идеальный человек, — считал Чжуан-Цзы, — обретает центр, «ось Дао», что позволяет ему действовать «без трения», легко и непринужденно, спонтанно и эффективно.
Центр творческого видения, проявляется как многомерная свернутая точка, как синтез центров осмысления, осознания, переживания и действия. Поэтому достижение этого центра не только индуцирует состояние чистой осознанности и тотальной внимательности, но и сопровождается переживанием творческого просветления, продуктивного вдохновения, открывающего прямой доступ к абсолютному и позволяющему прорваться в креатологическое пространство, в некоторую пресыщенную возможностями, порождающую и стимулирующую питательную среду.
Именно центр осознания и баланса является точкой прикосновения обыденного, неразвернутого и высшего, творческого пространства, новым каналом, открывающим доступ в те пласты сверхсознания, где хранятся универсные структуры и смыслы. Порождение, достижение и закрепление этого центра создает переход из мира феноменального в мир чистого творчества, открывает двери в сокровищницу новых идей и смыслов, в пространство изобилия, состоящее из идеальных решений и сгустков неограниченных возможностей. Улавливание состояния творческого баланса, достижение центра осознания и действия, позволяет легко перемещаться в центр высшего пространства и далее, вплоть до центра центров, а также видеть и извлекать новые возможности и высокоорганизованную, творческую энергию из более открытых пространств.

Гений с помощью первичного усилия входит в поток творческого видения, в особое состояние, в пресыщенное возможностями креатологическое пространство, которое спонтанно начинает порождать чистую новизну. В. Нижинский говорил: «я есть только вначале, потом что-то берет верх, и меня уже нет… И кто танцует, я не знаю».
В это мгновенье сознание и видение, открываются, освобождаются, распахиваются навстречу Универсуму, становятся с ним единым целым. Человек обретает взгляд Абсолюта, а его видение становится со-видением, созерцанием Универсумом самого себя. В тот же миг происходит «чудесное одновременное совпадение» (divinus simultaneous coincidence) всего со всем, тотальное взаимовложение всех изоморфных разноуровневых структур вселенной и связывание их единым смыслом. Вселенские структуры, как универсальные структурные коды отворяют синапсы, выплескивающие внутренние чистые и укрепляющие наркотики творческого опьянения, все двери вдруг открываются, все лотосы распускаются, все объекты вибрируют и танцуют, каждая клеточка тела поет, а все вокруг выстраивается в мелодию жизнеутверждающих аккордов. Все искомые, необходимые вещи, идеи, решения, идеальные результаты и даже люди непостижимым образом самопроявляются, возникают в поле зрения и устремляются навстречу. Мир становится прозрачным, пластичным, дружелюбным и отзывчивым, все вокруг, да и сам Универсум вдруг становится верным и могущественным союзником.
Для достижения творческого центра видения нет необходимости в длительных аккумулирующих усилий или долговременных «восхождений на вершины». Центр занимается мгновенно, вследствие правильного творческого усилия, выводящего на идеальную траекторию развития. Таким усилием может быть занятие активной позиции, принятие верного решения, совершение мужественного выбора и даже простое изменение взгляда на мир. Его достижение не зависит от места, времени и опыта, он может быть обретен каждым человеком в любое мгновение. В данном случае гениальность связывается со способностями к закреплению этого центра, к сохранению генерируемого им состояния, а также с созидательной мощью и продуктивностью его воплощения.
Проникая через центр осознания и баланса в креатологическое пространство, творец оказывается внутри многомерной совокупности всех индивидуальных видений, всех творческих смыслов и гениальных свершений, внутри вневременной вселенной существования всех известных и будущих гениев человечества. При этом обретается возможность и способность к вживанию в их внутренний мир, в жизненные ситуации и обстоятельства творчества, к осмыслению и обретению видения каждого гения, к присвоению их дарований и переживанию их успехов и достижений как своих собственных.

В то же время «Я» гения не является субстанциональным демиургом, который по собственному намерению, титаническим усилием воли созидает свои шедевры. Гений существует и творит в потоке творческого видения, в динамическом пространстве, в органическом живом целом, конституируемом двумя встречными потоками энергии и смыслов, идущими от личности и мира.
При этом гения отличает способность видеть мир во всей его новизне, свежести, необычности, непосредственной актуальности и бездонной неисчерпаемости. Именно индивидуальное видение гения является источником и проявлением его чистой творческой самобытности и характеристикой уникального вклада в культуру. Так Гете писал: «Но, говоря по чести, что тут было собственно моим, кроме желания видеть и слышать, избирать и различать, вдыхая жизнь и услышанное и увиденное».
В связи с тем, что сам субъект видения и мир трудно поддаются изменению, необходимо совершенствовать более пластичное и «отзывчивое» образование — видение, развитие которого приводит к одновременным изменениям во всем целостном комплексе «Субъект– Видение – Мир». При этом сознательное и системное совершенствование предельно самобытного  и универсального творческого видения, ведет как к активизации творческих способностей личности, так и к пробуждению мира, который сам  высвечивается и саморазворачивается навстречу своими неограниченными возможностями.
Креатологическое пространство пронизано идеальными траекториями, которые вычерчиваются  простыми творческими усилиями, свободной реализацией творческих приемов,  красивыми и эффективными решениями, точными выборами и едва уловимыми изменениями взгляда на мир, в результате которых вдруг самопорождаются новые смыслы, контексты и  миры.
В этом первичном преодолении автоматизма и привычки, в пробуждении от сна  обыденности и заключается мужество творчества и подлинного существования.
В то же время на протяжении всей истории развития внутреннего мира человека, его личности, творчества и видения, всегда существовали и рефлексировались два пути, две самостоятельные группы учений и практик, в которых утверждалось, что:
а) творческое видение это особое динмическое, саопорождающее пространство, содержащее все тайны и возможности мира, которые вдруг самооткрываются в высшем состоянии сознания,
б) творческое видение конституируется творческим методом, которым можно овладеть, погрузить в подсзнание и сделать своим вторым, творческо-действенным Я.
1. Творчеству  и творческому видению не надо учить, его не надо формировать – оно уже есть внутри, в глубинах бессознательного, свернутое и непросветленное. «Искусство видеть, слушать и наблюдать, — говорил Кришнамурти, — это не то, что можно культивировать, не вопрос развития и постепенного роста». И. Ильин писал о особенностях видения созерцающего поэта: «И никакого «метода» мы указать не умеем. Нельзя же назвать «методом» — наше самозабвенное мечтание, наше созерцающее «погружение», наше сосредоточенное «отсутствие» и забвение окружающей жизни».
Истину не надо достигать, она  всегда близка и она в каждом мгновении, — говорил  мастер дзен-буддизма Доген. Достижение сатори –это не результат долгого пути, а осознание яркой реальности жизни в каждом месте и в каждое мгновение, полное действие «здесь и сейчас» и спонтанное продвижение от мгновения к мгновению. Первичное усилие и спасение –это одно, а «практика и просветление — единое целое».  Когда птица просто летит, она уже использует все небо и в каждом месте имеет совершенную свободу.  Фундаментальную ценность простого, мгновенного  изменения  взгляда, предельную продуктивность новой точки зрения на действительность, подчеркивал Уильям Джеймс: «Гениальность, — писал он — это всего-навсего непривычный взгляд на вещи».
Творческое видение проявляется как сознательное изменение точки зрения, как восприятие мира впервые, как спонтанное, искреннее  и свежее переживание вечно нового момента существования, каждого уникального и неповторимого события, включающего субъекта и мир как сродненные полюса своей целостности. Один акт, одно мгновенье творческого видения может вдруг заново открыть мир и неожиданно привести к глубинным качественным трансформациям личности.  Ф.М. Достоевский так описывал это преобразующее, творческое переживание: «Подойдя к Неве, я остановился на минутку и бросил пронзительный взгляд вдоль реки в дымную, морозно-мутную даль… Ночь ложилась над городом, и вся необъятная, вспухшая от замерзшего снега поляна Невы, с последним отблеском солнца, осыпалась бесконечными мириадами искр иглистого инея…Какая-то странная мысль вдруг зашевелилась во мне. Я вздрогнул, и сердце мое как будто бы облилось в это мгновение горячим ключом крови, вдруг вскипевшей от прилива могущественного, но доселе незнакомого мне ощущения. Я как будто что-то понял в эту минуту… как будто прозрел во что-то новое, совершенно в новый мир, мне незнакомый и известный только по каким-то темным слухам, по каким-то таинственным знакам. Я полагаю, что с той именно минуты началось мое существование…» .

2. Творческое видение, порождающим ядром которого служит высокоструктурированный творческий метод, формируется, развивается путем специальных технологий, практик и творческих приемов. Последними словамиБудды были: «уважайте и следуйте пратимокше. Если вы поступаете таким образом, то будете как человек, которому дали свет в темноте, или как нищий, получающий великое сокровище». При этом «пратимокше» понимается как «освобождение посредством соблюдения правил». В свою очередь, Карлос Кастанеда утверждал: «Виденье — это техника, которую нужно изучать».

Творческое видение мира представляет собой высокое искусство, которому необходимо учиться, которое следует оттачивать и совершенствовать в процессе индивидуальной практики.  В.П. Зубов писал, что «Леонардо требовал от художника не простого видения, а “уменья видеть” (saper vedere). Это saper vedere было для Леонардо равнозначно девизу sapere aude — дерзай мыслить!». Леонардо всегда старался выяснить скрытую “логику глаза”, усматривающего в зрительном образе сложнейшие взаимоотношения предметов друг с другом, с окружающим пространством, средой, с глазом самого наблюдателя. «Поистине недостаточно просто видеть, нужно “уметь видеть”, нужно обладать тем, что Эразм Витело называл «intuitio diligens» (усердное зрение).
В «Духовных упражнениях»  Игнатия Лайолы,  представляющих собой одну из первых западных психотехнических систем,  четвертый и высший уровень упражнений заключался в систематическом ежедневном созерцании, целью которого было обретение высшего состояния любви (contemplatio ad amorem), которое даёт возможность всё возлюбить в Боге, а Бога — во всём.
И. Гете, в своем последнем письме к В. Гумбольдту,которое можно рассматривать как его творческое завещание,  писал:  «Чем раньше человек поймёт, что существуют навыки, что существует искусство, помогающее ему последовательно совершенствовать свои природные способности, тем он счастливее…Органы человека, благодаря упражнениям, учению, размышлениям, удаче и неудаче, побуждению и сопротивлению, и опять-таки размышлениям бессознательно в свободной деятельности свяжут приобретённое с прирождённым, так что целое повергнет мир в изумление».
По словам М. Мамардашвили: «чтобы видеть, надо уметь видеть, в нас должно родиться искусство видения».  «Более того, — писала Эвелин Андерхилл, — сама Природа не спешит открывать свои тайны тем, кто просто смотрит и слушает. Качество зрения и слуха на любом уровне сознания определяются не остротой чувственного восприятия, а изменением отношения со стороны всей личности. Это изменение подразумевает созерцание – то есть самозабвенную внимательность, глубокое сосредоточение, саморастворение Я, создающее подлинное взаимодействие между видящим и видимым».
И. Ильин считал, что все великое, гениальное  возникает только из сочетания  двух сил: созерцания, как способа наращивания  и обогащения содержания, а также таланта, легкости, яркости и меткости выражения. При этом философ утверждал, что: «Сколько бы человек ни старался, он не прибавит себе таланта…Но силу своего духовного созерцания художник может укрепить, углубить и очистить».
«Нужно научиться видеть», — утверждал К. Паустовский, который призывал видеть и наблюдать жизнь с позиции художника, желающего запечатлеть ее в рисунке. «Хороший глаз – дело наживное, — писал он. — Поработайте, не ленитесь, над зрением. Держите его, как говорится, в струне. Попробуйте месяц или два смотреть на все с мыслью, что вам это обязательно надо написать красками».  Подобной точки зрения придерживался и С.М. Даниэль, который в своей книге «Искусство видеть», писал:  «Одно дело — просто смотреть на предмет, но совсем другое — смотреть, рисуя предмет. Этот нехитрый эксперимент может проделать каждый. И вот рисунок выявляет в предмете то, что ускользало от рассеянного взгляда, а рисующий воочию убеждается в том, что он, собственно… и не видел предмета раньше».

При этом сама реализация творческой позиции и применение творческих приемов, порождает творческое состояние, которое, в свою очередь, укрепляет позицию и освобождает, облегчает реализацию приемов, делая их более эффективными. Именно синтез творческой позиции, состояния и метода, осознания, вдохновения и усилия конституируют поток Творческого Видения, которое достигается:

1. Занятием творческой позиции, представляющей глубоко личностное осознание творчества, как сквозной, универсальной сущности мира, перживание своей подлинной сущности и высшего смысла жизнеосуществления, создание всепоглощающей интенции на непрерывное творчество, на раскрытие бесконечной, сакральной тайны мира и неисчерпаемого, еще непроявленного идеала.
2. Достижением состояния вдохновения, в котором вся полнота внутренних сил человека сливается в единый поток, в точку осознания, которая предстает как выход, живой контакт с неисчерпаемостью и богатством непроявленного Мира. При этом переживание мгновенного просветления и пробуждения творческих потенций, порождает новый способ видения, который автоматизируясь и закрепляясь, трансформирует саму личность и ее мир.
3. Реализацией творческого метода, совершением умственных усилий и последовательным применением системы творческих приемов, порождающих упругий поток действенного и продуктивного видения.  При этом происходит развитие и совершенствование самой сердцевины видения, некоторого универсального творческого метода, отражающего всеобщие закономерности творческой эволюции.
В то же время данные способы реализации видения свободно включают в себя друг друга, взаимообагащаясь и усиляясь внутри единого порождающего потока.
И если в первом случае, взаимодействие уровней проявляется в целостной позиции, сплавленной единым решением, во втором, в сознательном предоставлении сознанию предельной спонтанности и свободы, в погружении в безграничность бессознательного и  во вхождении в поток самой безудержной фантазии, а в третьем единством действия, применением сплетенных, резонансно проникающих в реальность, приемов.

Творческий метод как действенная сердцевина видения

Само творческое видение понимается не только как беспристрастное свидетельствование и парение над бытием и, даже не только как духовное, эйдетическое, умное и сердечное созерцание, но и как спонтанное, мощное, расплетающееся на множество разноуровневых тонких усилий, упругое движение,  как свободная игра и направленное манипулирование образами и моделями действительности.

Творческое видение представляет собой обретение «вторичного единства восприятия и действия», возрождение некоторых древних, свернутых структур творческой эволюции, не разделенных сознанием живых целостностей и процессов, не расколотых  волевыми актами связок. Так, по мнению Кришнамурти: «Само видение есть действие, которое выражает это видение. Следует понять восприятие – видение и действие; они не отдельны, они не разделены». При этом видение представляет собой целостную, когерентную структуру, сплавливающую все психические процессы в единый порождающий поток. Как писал Карлос Кастанеда: «Видение призвано заместить «думание» — дискретный поток мыслей индивида, инициируемых по поводу всего, чего угодно… «Человек действия», по Дону Хуану, живет действием, а не мыслями о действиях».
В качестве действенного ядра видения, выступает активный, гибкий, изоморфный строению мира, метод. Он представляет собой прагматический компонент творческой позиции, разворачивающейся с помощью  целостной системы тонких, гибких усилий,  точных умственных действий и эффективных творческих приемов. Благодаря творческому методу видение предстает как сверхчувствительное и активное, глубоко структурированное, действенное, необыкновенно подвижное и управляемое творческим центром сверхсознание.
Творческое видение представляет собой поток выверенных, точных умственных усилий, включающих последовательную смену ракурсов видения, и свободных манипулятивных действий с объектом, видение его идеала и ключевых противоречий, его прошлого и будущего, надсистем и компонентов, активное вживание и отстранение от него. Творческое видение не творит мир, а создает условия самораскрытия и самосотворения его подлинной сущности. Оно мнет, «тормошит», «расшатывает», вращает мир, разворачивает его свежими гранями, создает пустоты и просветы, через которые просвечиваются новые смыслы, оно «разрыхляет» действительность, создавая почву для самопроизростания истины
Творческое видение позволяет увидеть все существующие и возможные краски, услышать все звуки и запахи, ощутить на вкус и прикосновение все проявленные и непроявленные объекты. Простым изменением взгляда оно вдруг обнаруживает в объекте новое, прекрасное, таинственное, чудесное, возможное и универсальное.
Оно предстает как умение одновременно схватывать все события и вещи, а также все возможные связи между ними, единым взглядом прозревать структуры, симметрии, противоречия, точки перехода и глубинные смыслы. Оно позволяет одновременно видеть все надсистемы и подсистемы объектов, все их причины и следствия, рассматривать их траектории развития, определять моменты рождения, расцвета и увядания.  Оно пробуждает, одушевляет застывшую картину мира, приводит все в движение,  заставляет вращаться, увеличиваться, уменьшиться, превращаться друг в друга,  самораскрываться, чтобы вдруг обнаружить самое нужное, ценное, абсолютное, неожиданно увидеть и сотворить новую, живую целостность, новый неожиданный мир.
Творческое видение позволяет вжиться во все живые и неодушевленные объекты Универсума, стать всем и всеми, заново пережить все исторические, настоящие, будущие и возможные жизни, актуализировать все содержания мира, возродить внутри, увидеть и пережить всю живую историю человечества и творческую эволюцию Универсума.
Новые переживания порождают мощную творческую доминанту,  непреодолимое желание быть услышанным, увиденным и понятым,  страстное стремление поделиться богатством видений и переживаний  с другими, придать им форму и воплотить в слове, красках, движениях и звуках. При этом гениальность проявляется  как пульсирующее динамичное пространство самопробуждающихся смыслов, как  пресыщенный возможностями могущественный поток порождения и воплощения гармоничных целостностей, как живой процесс  коэволюционных изменений, кристаллизирующихся в виде бесценных артефактов и вневременных шедевров.
Жизнь и творчество гения предстают как неудержимый и непрерывный поток преодолений, побед над косностью и заколдованностью мира, насыщенное свободой и борьбой самоосуществление, так точно описываемое словами И. Гете:
Вновь переплавить сплав творенья,
Ломая слаженные звенья, –
Заданье вечного труда.
Что было силой, станет делом,
Огнем, вращающимся телом,
Отдохновеньем – никогда.
Осуществление и развертывание творческого метода внутри видения – это единственная реальность, единственно возможный, подлинный,  универсально-аутентичный способ существования, достижение которого является привилегией и обязанностью человека. «Я вижу, слышу, счастлив. Всё во мне», со свойственной ему емкостью и точностью стиля, выражал смысл человеческого счастья  И. Бунин.
В современном динамичном и непредсказуемом Универсуме, обладание творческим видением является необходимым условием целостного самоосуществления, творческого самоутверждения, достижения успеха, а иногда и самого выживания.
Каждый человек обладает врожденным, самобытным и  универсальным творческим потенциалом, но если талантом и творческими способностями к определенным видам деятельности обладают некоторые, то гениальностью — все. Абсолютные структуры и механизмы, лежащие в основе возникновения и развития мира, жизни и сознания, в свернутом виде, в виде универсальных структур и механизмов,  заложены в каждом человеке от рождения. Каждому человеку вместе с жизнью достается в дар насыщенное творческими достижениями и возможностями социокультурное пространство. Каждому человеку предоставляется право и возможность вычерпывания накопленных человечеством культурных сокровищ, ценностей и смыслов. Поэтому мир культуры, да и весь Универсум находятся в непрерывном состоянии обновления и всегда заново возникают с духовно-творческим рождением каждого человека.
Любой человек способен активизировать свои глубинные, свернутые абсолютные структуры, пробудить свое истинное творческое Я, овладеть универсальным творческим методом, обрести творческое Видение и  свою имманентную гениальность.
При этом, подчиняясь диалектическому императиву, все предельно универсальное, таинственное и абсолютное, что составляет сущность гениальности, непостижимым образом  оказывается чрезвычайно близким, простым, доступным и имманентно присущим человеку. Гениальность тождественна видению и является неотъемлемым свойством каждого воспринимающего, переживающего и  осмысливающего мир человека.  Для того чтобы вернуться в свой  дом, для того, чтобы стать гением, необходимо только мужество быть собой,  воля  делать то, что приносит подлинную радость, а также решимость жить и творить в потоке своего пробужденного и созданного рядом собственных усилий  Творческого Видения.

Остается только в очередной раз перефразировать слова Архимеда:
«Дайте мне способ видения – и я переверну  Землю!»

С.Л. Марков

Навигация по теме<< Предыдущая запись