Творческое видение в дзэн-буддизме

0
6
Запись 2 из 6 в теме Дзэн-буддизм

Особенности видения в дзэн-буддизме

Творческое видение в дзэне предстает как очищение, пробуждение и рождение истинных феноменов и сущностей в процессе прямого и непосредственного восприятия  реальности во всей ее таковости, как ее интуитивное схватывание такой, как она есть на самом деле. «Сущность дзэн-буддизма, — писал Д.Т.Судзуки, — состоит в том, чтобы научиться по-новому смотреть на жизнь».
Видение может быть представлено как динамичный поток сознания, которое изначально конституировано целостной матрицей первосущностей: Бытие (целое – взаимодействие), Абсолют, Ничто (возможность – свобода) и таким образом направляет и

организует процесс восприятия мира. Также как и в школе Хуаянь совершенное состояние единого сознания представляет собой совокупность, содержащихся друг в друге «принципов», которые пребывают в таком же взаимовключено в единстве со всеми вещами эмпирического мира, а «все сущее едино в едином сознании».
В то же время это абсолютное, порождающее видение, освобождающее и пробуждающее подлинные сущности и истинную природу вещей. Так Р.Х. Блис утверждает: «Дзэн означает смотреть на вещи глазами Бога, то есть стать глазами вещи, чтобы она смотрела на себя нашим взглядом».
Творческое видение, которое в креатологии понимается как способ существования Абсолюта, в дзэн-буддизме проявляет себя как искусство видеть Будду во всех живых и неодушевлённых объектах и явлениях, созерцать пустоту и таковость, а также непрерывные переходы между ними, воспринимать мир как единое взаимосвязанное целое, пробуждать взглядом возможности и свободу, и главное, видеть самого себя во всех вещах и явлениях непрерывного потока открывающейся навстречу реальности. При необходимом настрое и понимании, что мир пронизан изначальной буддовостью, в каждом неожиданном событии, проблеске красоты, в выглянувшем из-за тучи солнце, ударе колокола или глотке чая, проглядывается улыбка Будды, способная вызвать просветление и пробудить новый мир.
Хакуин считал, что непосредственное созерцание абсолютной реальности осуществляется с помощью внутреннего просветленного видения, мгновенного чувственного восприятия, которое он называл «видением Чистой земли внутри себя». Творческое видение это не просто смотрение или наблюдение, а скорее обретение контакта со своей подлинной природой и интуитивное схватывание внешнего мира, который, по сути, един с внутренним. При этом опыт постижения своей внутренней природы сливается и свободно интегрируется в восприятие внешнего мира. Прямое видение себя и мира такими, как они есть, происходит изнутри динамического пространства единства субъекта и объекта, в состоянии полноты присутствия, самоуглубления, сосредоточения и осознанности.
«Цель в том, — писал Д.Т.Судзуки, чтобы видеть вещи такими, какие они есть, постигать их так, как они есть, и предоставлять всему идти своим чередом».
Видение в дзэне проявляется как предельное расширение сознания, и беспристрастное осознание всех предметов которые присутствуют здесь и сейчас, опустошение и успокоение ума, позволение ему свободно плыть вместе с потоком реальности, не останавливаясь и ни за что не цепляясь.
В дзэнском искусстве существует, уходящее корнями в японскую мифологию понятие куними (творение видением), представляющее собой внутреннее созерцание, видение всем своим существом, интенсивное понимание, проникновение в глубь вещей. Л. М. Ермакова писала, что данный тип преобразующего видения открывает возможность увидеть один объект как другой, представить объект А как объект В», что в литературных примерах проявляется как: «глядя, делать светящее солнце темнотой», «белый снег, который, верно, увижу как цветы» «слезы, которые видятся как море».
Творчество в японском искусстве основывалось на творческом видении, на единстве всех конституирующих его процессов чистом непосредственном восприятии, глубоком переживании, осмыслении и передаче увиденного. Как писал Басе: «Всё, что видишь и слышишь, всё, что чувствуешь, есть хайкай. В этом истина искусства».
Так, выражая сущность дзэнского искусства, Д.Т.Судзуки писал: «Как японцы видели мир, -так и творили свое искусство, и даже не столько творили, сколько угадывали волю Космоса, веление Неба или небесных богов». При этом видение и непосредственное переживание абсолютной реальности, гранями которой выступает татхагатабартха и шуньята, ведет к самопробуждению бесчисленного количества благих качеств, атрибутов, свойств и чистых творческих сущностей.
Творческое видение в реальной жизни проявляется как открытие и созерцание красоты, которая проявляется как чувственное воплощение абсолютной реальности, вселенской сути и истинного духа природы. В.Овчинников писал, что общим девизом японского искусства является «Не сотвори, а найди и открой». «Выявить скрытую в природе красоту и порадоваться ей, — говорил автор, — важнее, чем самому пытаться создать что-то прекрасное». При этом высшее проявление творчества заключалось в умении увидеть красоту в обыденном, малом, незаметном, быстротечном и недолговечном.
Открыть или скорее помочь родиться красоте, возможно только в процессе осознания своего единства и глубокого родства с природой, в момент слияния с ней и вхождения в единый ритм. «Чувствовать прекрасное – значит следовать природе, быть другом четырёх времён года. Всё, что видишь, — цветок, всё, о чём думаешь, — луна. «,- писал Басё. «Из всего, что нас окружает, -продолжал поэт, -можно извлечь поэзию, её только нужно заметить, она существует в простых вещах; поэзия, о которой говорили издревле, она – всюду». В одно мгновенье художник, весь мир, все вещи и явления достигают просветления и вдруг расцветают тысячами цветов. Красота спонтанно рождается в потоке творческого видения.
В креатологии творческое видение реализуется посредством развертывающейся структуры, базовыми компонентами которой являются позиция, состояние и метод. В дзэн-буддизме они могут быть условно представлены и наполнены содержанием следующим образом:

1. Позиция
Говорить о творческой позиции личности в дзэне абсурдно, так как в нем отсутствует само понятие личности, и даже просто представление об постоянной самости и индивидуальном «я», как об обособленной уникальной конструкции. Любая изначальная позиция, даже направленная на опустошение и освобождение, подразумевает определенное ограничение, необходимость ее реализации и защиты, а также жесткую привязанность к узкому, эгоистичному я.
В то же время само «я» в дзэне предстает как процесс, как неразрывно единое с бытием видение, как поток непрерывно сменяющих друг друга ощущений, переживаний, мыслей и действий. При этом оно базируется на некоторых предельно широких доктриальных мировоззренческих положениях буддизма, на фундаментальных, ценностно-праксеологических принципах и глубинных жизнетворческих установках дзэна. Они включают в себя представления об абсолютной реальности и изначальной природе Будды, которая наполняет все живые и неодушевленные объекты, о безграничном богатстве, пустотности и порождающей силе этой реальности, о творческом состоянии сатори, в котором достигается единство с духом природы, рождается новый мир полный гармонии и красоты.
Данные мировоззренческие принципы и ценностные установки формируют особый способ видения, стиль мышления и форму поведения.
При этом внутри потока видения обретается позиция трансцендентного неподвижного центра, чувство ясного покоя и непоколебимой уверенности, состояние внутренней тишины и прозрачности, позволяющее все осознавать ни на что не реагируя. «Пусть твое сознание, возвысится, ни на чем не останавливаясь», — писалось в «Алмазной сутре». Позиция отстраненного и погруженного внутрь потока свидетеля, представляет собой определенное отношение к миру, позволяющее уделять внимание самому вниманию, присутствовать в каждом мгновении
и переживать прозрачность настоящего как высшую степень единства динамичности и покоя, уникальности момента и предельной полноты вечности.
Достижение динамического, пульсирующего, самого себя преодолевающего центра, особая настроенность на внутреннюю природу, собранность и сосредоточенность порождает безграничную свободу, способность мужественно встречать каждую ситуацию и смотреть прямо в глаза реальности. Позиция полноты присутствия, включающая тонкие связи с миром, освобождает от своего узкого я, вводит в особое состояние предельной проницательности, умиротворенности и готовности воспринимать новые связи и феномены, во всей их новизне и свежести.

2. Состояние Сатори
Дзэн, сатори, просветление, творческое озарение, истинная природа, буддовость, абсолютная реальность, разворачивающаяся как единство мудрости, таковости и пустоты, вселенское сознание и видение – это различные названия и проявления единого, подлинно сущего. Творческое Видение происходит и в полной мере реализуется в состоянии сатори, в котором полное присутствие в настоящем мгновенье совпадает с предельной широтой восприятия и распахнутостью миру, а сама абсолютная реальность созерцает сама себя.
Сатори, просветление или творческое озарение является душой, сердцем, тонкой творческой энергией и озаряющим внутренним светом творческого видения. Само просветление и неожиданное прозрение возникает изнутри, из глубин видения, которое обретает свою истинную определенность в момент преодоления зависимости от своих полюсов: обособленного я и внешнего мира. Просветление проявляет абсолютную реальность, которая предстает как поток порождающего видения, неотъемлемыми компонентами которого является Высшее Я и пробужденная природа Будды во всех проявлениях внешнего мира.
Просветление отнологично, оно по сути является выражением абсолютной реальности на языке высших переживаний. Сама эта реальность
вдруг рождается и высвечивается в экстатическом состоянии мистического
блаженства и восторга перед открывшейся новизной мира и в то же время в момент переживания глубокого высшего наслаждения вызванного всепроникающей мудростью.
В сутрах «Праджняпарамита», из которых дзэн свободно вычерпывал мистический опыт пробуждения, говорилось: «Таковость — это бесподобное совершенное просветление. Эта таковость не возрастает, не убывает». По мнению Г. Домулена: «Отождествление окончатель¬ного и абсолютного мистического состояния нирваны с Буддой является краеугольным камнем буддологии Маха¬яны.» Таким образом, сущность и природа просветления может быть вычерпана и выявлена через раскрытие целостной системы измерений абсолютной реальности:
Абсолют проявляется в просветлении как переживание предельного состояния блажества, великолепия мира, предельно совершенства мудрости, внутреннего света и чистого блеска вещей. Так, Г. Домулен, раскрывая единство просветления и абсолютной реальности, писал: «Пустота, таковость и мудрость совершенного знания принадлежат одному уровню, возвышаясь над колебаниями перемен и соответствуя абсолютному состоянию, достигаемому в процессе мистического опыта». По сути истинная реальность открывается человеку, его сознанию и видению только в состоянии просветления, которые не могут существовать раздельно. чудесный смысл вселенной силу, возвышение и величие во вселенной.
Ничто. В состоянии просветления перестает существовать пространство и время, сами вещи, мир и собственное «Я».
Возможность. В состоянии просветления каждое мгновенье, каждый феномен вдруг распускается бесчисленными возможностями.
Свобода. В просветлении человек внезапно переживает безграничную свободу, живую спонтанность и полную внутренняя реализацию.
Целое. Сознание в просветлении расширяется до пределов вселенной и ощущает себя единым со всем сущим.
Взаимодействие. В состоянии сатори неожиданно осознается и ощущается взаимосвязанность всех вещей и явлений окружающего мира, приходит понимание глубинной внутренней причастности ко всему сущему, осознание возможности собственного влияния на все объекты и события. В это момент происходит уничтожение всех жестких, навязанных и ложных связей и происходит свободное общение всего со всем.
Сатори одновременно проявляется как высшее экстатическое переживание и как чистая, ясная, предельно трезвая непрерывная осознанность, позволяющая видеть истинную реальность и потаенную суть вещей, интуитивно схватывать вещи прямо во всей их таковости, такими какие они есть на самом деле. Достижение состояния сатори разрушает иллюзорный образ мира, уничтожая стереотипы, фантомы и ложные, поверхностные видимости. Сатори происходит как внезапный прыжок в подлинный первоисточник и первооснову всего сущего, как открытие космического порядка и истинной природы вещей.
«Переживший озарение, — пишет Т.П.Григорьева, уже иначе смотрит на мир, ему все становится близким, он способен видеть вещи как есть, в их первозданности. И в этом конечная цель искусства: войти в состояние сопереживания, соучастия, очистить сознание от наносного, чтобы увидеть мир и каждую его малость в ее «таковости», уникальности, неслучайности».
Д.Т.Судзуки описывал сатори как «интуитивное проникновение в природу вещей в противоположность аналитическому или логическому пониманию этой природы». Преодоление мысленных барьеров, происходит путем освобождения от самой мысли, от личностной ригидности и стереотипов избавлением от всего «я» сразу. Во внезапно охватывающем все существо состоянии сатори, посредством скачка смысла, высвечивания парадоксальных связей и происходит открытие истинных сущностей.
Кроме этого в состоянии сатори происходит открытие не только предельной истины, но и первозданной красоты, которые по своей сути есть одно. Достижение просветления позволяет видеть окружающий мир в его изначальной красоте, непосредственно созерцать его сокровенный порядок и таинственную гармонию. В состоянии сатори в человеке пробуждается изначальная природа Будды и он обретает чудесную способность открывать красоту и пробуждать дух во всем, чего не коснется его взгляд.
Обретя состояние сатори художник начинает ощущать в себе тихую, но всемогущую творческую силу, его переполняет чувство чудесности, таинственности и красоты, которым он непреодолимо стремится поделиться.
Он открывает и вычерпывают красоту во всех окружающих вещах и явлениях, начинает дышать с ними в единый ритме и спонтанно выплескивает и запечатлевает их дух в произведениях искусства, делясь своим просветлением и передавая его другим. Живое творчество и открытие красоты мира в состоянии сатори, с необходимостью дополняется вызыванием просветления и пробуждением творческого видения во всех живых и неодушевленных объектах окружающего мира.
Таким образом, сатори представляет собой внезапное творческое озарение, результатом которого является одновременное освобождение от своего «я», глубинная трансформации личности, обретение нового видения и рождение нового мира.
При этом, как отмечает Д.Т.Судзуки «открываются новые перспективы, безграничные и бесконечные. В связи с тем, что жизнь, таким образом, становится свободной в своих творческих проявлениях…она наполняется безграничной радостью, достижение которой является целью дзэн-буддизма».
В это мгновенье совершается единение внутренней и внешней абсолютной реальности, которая по сути есть одно, которая спонтанно существует нераздельно и неслиянно. При этом происходит одновременная глубинная творческого трансформация как внутреннего так и внешнего мира. Однако после просветления «горы становятся опять горами, а реки реками», но уже в свете нового, насыщенного свежими и глубокими смыслами, видения мира. Так призыв Басё выражает саму сущность дзэнского творчества: «Возвысь сердце! Пережив сатори, вернись в мир обыденный».
Сохранение в себе состояния сатори, позволяет испытывать чувство непрерывного блаженства и переживать всеохватывающее чувство любви и сострадания к окружающим и ко всему живому.
Достижение сатори, высшего творческого состояния просветления, при котором вдруг, внутри и вокруг пробуждается абсолютная реальность и, с несокрушимой очевидностью, подтверждаются все фундаментальные доктрины учения, является сущностью, сердцем и подлинной целью дзэн-буддизма. При этом условием возникновения данного состояния является не только очищение ума, но и определенная готовность к просветлению, основанная на глубинном бессознательном понимании основных доктриальных положений буддизма.

3. Метод в дзэн-буддизме как предельная и совершенная безыскусность
Сущность дзэн-буддизма состоит в непосредственном и живом контакте с реальностью и поэтому любые посредники, орудия, слова и методы рассматриваются как вспомогательные, а чаще как мешающие и требующие своего решительного ничтожения. Так как в буддизме не существует разделения, а значит прямого трансформирующего воздействия субъекта на объект, то само понятие метода, как инструмента и орудия лишено смысла.
Метод в дзэне предстает как осознанная внутренняя практика, как путь достижения просветления. Так Доген выдвинул принцип единства практики и просветления, предпосылкой которого является врожденное просветление и изначальная «буддовость» природы человека. Так сам метод дзадзэн рассматривался не только как способ достижения изначального просветления, но и как его как свободное самопроявление.
Можно сказать, что методом дзэн буддизма является ряд приемов избавления от метода или овладение техникой не-техники или искусством «безыскусного искусства». Так А.Уотс называет технику в дзэнском искусстве дисциплинированной спонтанностью или спонтанной дисциплиной. «Даже в живописи принято считать, что произведение искусства – это не столько изображение природы, сколько явление природы, -пишет автор. — Сама техника требует от художника искусства безыскусности, которую Сабро Хасегава обозначил как “управляемая случайность”, и картины формируются так же естественно, как скалы и трава, которые они изображают».
В то же время известный мастер дзэна Хакуин Экацу (1683-1768), художник, поэт, автор сборника коанов, призывал к достижению просветления и постижению истины в едином потоке повседневной человеческой деятельности и искусства и свободно использовал любые полезные техники, которые способствовали раскрытию в себе «природы будды» и достижению сатори.
При этом он особое значение он придавал практике коанов, а также даоским методам «взращивания жизни», состоявшим в концентрации на центре жизненной энергии, находящемся ниже пупка и в направленном перемещении этой энергии по всему телу Он также практиковал особый, оздоравливающий «масляный метод», который состоял в создании и помещении в голову мысленного образа чистого, нежного и прекрасно пахнущего куска масла. Данная техника, по своей форме и сути напоминала метод визуализации, широко используемый в Ваджраяне.
Метод в дзэнских практиках, проявляющихся в повседневной деятельности, формируется путем оттачивания и доведения до совершенства наиболее эффективных приемов, их автоматизации свертывания и погружения в подсознание. Изящность, отшлифованность и красота действий придает методу эстетический характер, так как в данном случае его форма выражает саму сущность и внутреннюю закономерность процесса, его цель и предельную эффективность.
В момент контакта с действительностью практикующий сосредотачивается на духе и смысле действий, а проявление метода и приемов становится автоматичным, прозрачными и бессознательными. Как говорил китайский художник Ван Гай: «Можно ценить правила и можно ценить отсутствие правил. Поначалу нужно рисовать строго по правилам, но потом надо воспарить душой и слиться с превращениями. Предел правил — это отсутствие правил».
В то же время, хотя метод является в буддизме второстепенным, вспомогательным средством, однако «богатство ароматов реальности» и необходимость тонкого и индивидуального подхода к каждой ситуации, сущности и индивидуальности, порождает целый спектр различных инструментов и техник буддизма. Так Будда, адаптируя свое учение для каждого отдельного человека применял в своей практике 64 000 различных техник.
Метод в дзэн-буддизме может быть представлен как выражение и закрепление глубинных бессознательных механизмов, которые входят в резонанс с универсальными структурами и механизмами существования мира.

Навигация по теме<< Предыдущая записьСледующая запись >>