Творчество в структуре современной научной картины мира

182

Творчество в структуре современной научной картины мира

С. Л. Марков (г. Черновцы)
Творчество выражает собой истинную сущность и идеальную цель бытия человека, источник развития и прогресса разноуровневых вселенских процессов. В наиболее широком смысле оно понимается как создание нового, порождение идеальных и реальных объектов, перевод их из небытия в существование.
Творчество пронизывает и наполняет все проявления жизни, приобретая свою высшую качественную определенность в творческой деятельности человека.
Сущность и универсальность творческих процессов стали причиной того, что практически все философские, религиозно-этические системы, а также психологические направления не обходили своим вниманием проблему творчества. При этом одни и те же процессы раскрывались и описывались с помощью присущих разным школам специфических методов и особого терминологического аппарата. Творчество изучается также в различных науках, дробящих единую, живую действительность на отдельные, часто мало связанные фрагменты.
Наконец, творчество рассматривается как высший уровень различных видов активности личности.
Так, в настоящее время существуют три, практически автономные теории творчества: теория познания и научное творчество, теория искусства и художественного творчества, теория изобретательского творчества и инновационного бизнеса.
Современная теория творчества представляет собой громоздкую, мозаичную, пресыщенную многозначными терминами и противоречивыми концепциями картину.
Сегодня как никогда остро назрела необходимость создания общей теории творчества, которая бы имела собственный предмет, метод и задачи, а также объединяла феноменологическое богатство фактов в единую, непротиворечивую систему.
Необходимо отметить, что уже в начале столетия была осознана необходимость создания самостоятельной теории творчества, которая бы черпала свои основания в четких и надежных гносеологических предпосылках (С. О. Грузенберг, 1923).
Эта идея сохраняет свою актуальность и сегодня. При этом ряд современных исследователей разрабатывает общую теорию творчества
креатологию (И. Магиари-Бек, 1985; S.I saksen, M. Murdock,1993).
В основу организующего концепта должны быть положены предельно простые и несомненные и, в то же время, максимально обобщенные принципы. При этом творчество находится в привилегированном положении. Оно представляет собой сущность бытия человека и в сжатой, свернутой форме отражает наиболее универсальные и “сквозные“ законы строения и развития мира.
Именно эти законы и должны стать основой определения методологических и гносеологических предпосылок построения общей теории творчества.
В качестве предельно обобщенного конструкта, который представляет собой основу и фундамент теории творчества, может быть положена философская категория развития, которая в современной научной картине мира реализуется с помощью таких взаимосвязанных, но качественно своеобразных понятий, как самоорганизация и эволюция.
Осознание творческой природы эволюции, а также самого себя как звена и участника этого мощного потока жизни и сознания, приводит человека к пониманию изначальной  необходимости и естественности творческого процесса. “Мы чувствуем, – писал Тейяр де Шарден, – что сквозь нас проходит волна, образовавшаяся не в нас самих. Она пришла к нам издалека, одновременно со светом первых звезд. Она добралась до нас, сотворив все на своем пути. Дух поисков и завоеваний – это постоянная душа эволюции” (4, с. 179).
В то же время, в основе самой эволюции и творчества лежат более фундаментальные и обобщенные философские категории. Одной из них является такое универсальное понятие как взаимодействие.
Взаимодействие. В обобщенном смысле творчество может быть представлено как взаимоотображение и взаимообогащение систем, в результате которого рождаются новые сущности и формы.
На уровне творческого субъекта оно проявляется как творческое взаимодействие личности с миром, другими людьми и с самим собой. По мере развития личности и мира это взаимодействие превращается в диалог равных, независимых и активных субъектов, а в своей высшей качественной определенности приобретает форму свободной игры.
Особенно важную роль здесь играет творческий диалог личности с природой, культурой, Высшими ценностями, Абсолютом, Тайной (виртуальным будущим). Эта инвариантная структура пронизывает все уровни сложности и проявляется в полициклическом взаимодействии полушарий мозга,, во взаимопроникновении сознательного и бессознательного, логического и интуитивного, абстрактного и образного, в спонтанном комбинировании идей и моделей.
В материалистической диалектике взаимная связь, а значит, взаимодействие всех систем материального мира, выступает как первооснова существования и развития материи. “Взаимодействие – вот первое, что предстает перед нами, когда мы рассматриваем движущуюся в целом материю…”- пишет Ф. Энгельс. “… Взаимодействие является истинной causa finalis вещей. Мы не можем пойти дальше познания этого взаимодействия именно потому, что позади него нечего больше познавать” (5, З. 546).
Понятие взаимодействия лежит в основе и современной квантовой физической картины мира. При этом данная идея была выдвинута еще Демокритом, который считал, что разнообразие мира исчерпывается разнообразными комбинациями неделимых атомов.
Качественной характеристикой квантовой картины мира является открытие особого типа реальности, основные закономерности которой, совпадают с наиболее общими характеристиками функционирования сознания, мышления и творчества. При этом сам отказ от механической детерминации, жесткой причинности и введение объяснительной концепции вероятности позволила сгладить проблему неожиданного возникновения нового.
Мир, в квантовой теории, начинает определяться не характеристиками объектов, а совокупностью отношений между ними. Взаимодействие и взаимоотношения между частями,- считает Ф. Капра (1988), – имеют большее значение чем сами частицы, а в мире существует движение, а не отдельные объекты; танец, а не танцоры.
В то же время Вселенная в квантовой картине мира не является вместилищем отдельных объектов, каждый из которых состоит из еще более мелких кирпичиков. Отношения между частью и целым приобретают качественно особый, новый характер. Так частица может состоять из других частиц, масса каждой из которых превышает массу целого. Вселенная, -пишет П. Дэвис, предстает уже не как совокупность объектов, а как “подвижная единственная живая ткань, состоящая из всплесков энергии, при чем ни одна из частей этой “ткани“ не существует независимо от целого, а это целое включает и наблюдателя” (3, с. 56).
Таким образом, уже в микромире понятие взаимодействия не может служить единственным объяснительным принципом.
Взаимодействия между частицами происходят не хаотично, но организуются некоторым первоначально заданным порядком, определенными константами, законами и симметриями целого.
Понятие взаимодействия лежит в основе определения основных закономерностей развития как неодушевленной, так и живой материи.  По мнению В. Г. Афанасьева (1986), сущность жизни заключается в постоянном обмене веществ, живой системы с окружающей средой.
Причем, вещественные процессы в живой природе неразрывно связаны с энергетическими и информационными. В связи с этим можно говорить о системе “организм-среда”, качественно отличной от каждой, отдельно взятой составляющей, которые неразрывно связаны друг с другом. При этом компонентами этой системы являются не все окружающие условия, а лишь те, что ассимилируются организмом.
Идея активного взаимодействия организма и среды служит методологической основой построения эволюционной теории Ч. Дарвина. Согласно данной концепции, основным механизмом эволюции является естественный отбор, сущностным критерием которого является приспособленность организмов.
При этом развитие идет путем экстремизации этого признака, то есть в направлении увеличения адаптированности к внешней среде. Однако теория Дарвина хорошо объясняет эволюцию органического мира, эволюционную “новизну”, но не эволюционный прогресс, который заключается в усложнении строения и качественном совершенствовании организмов.
Следовательно, объяснительный потенциал понятия взаимодействия оказывается недостаточным для сохранения непротиворечивости и стройности эволюционного учения. В связи с этим, в меру своего развития, оно все больше и больше прибегает к помощи другого, не менее фундаментального понятия целого.
Согласно материалистическому пониманию мира, многократные взаимодействия, комбинации частиц, атомов, молекул привели к появлению жизни и сознания. Вполне понятно, что эти бесчисленные комбинации не проходили беспорядочно, не в виде хаотичной перетряски атомов, но в точном соответствии с законами сохранения, симметрии, на основе самых фундаментальных физических констант.
Взаимодействия первоначально осуществлялись в многомерном пространстве которое уже обладало определенной симметрией и некоторым свернутым, скрытым порядком.
Вселенная всегда представляла собой целое, пронизанное веществом, энергией и информацией. Именно это первозданное целое, обладающее структурой, симметрией и порядком, рефлексировалось в основных философских и религиозно-этических учениях и отождествлялось с наполняющим, пронизывающим каждую частицу бытия Абсолютом, Высшим Разумом, Дао, Духом, Богом.
Целое. Идея первичного  одухотворения и разумности мира воплощалась в существовании качественно своеобразного понятия целого, которое всегда вызывало чувство восхищения и благоговения.
“Интересно, – пишет П. Дэвис, – что слово “целый” (whole) однокоренное со словом “святой” (holy), отражающим глубоко таинственные и метафизические связи…”(3,с.226). Именно поэтому его изучение вплоть до ХХ столетия оставалось в основном прерогативой религии.
В то же время идея тождества, взаимозаменяемости части и целого встречается уже в древнеиндийской философии, в ее модели человека, синтезирующего и вмещающего в себя Вселенную. Она присутствовала в учениях Пифагора, Демокрита и Эпикура и нашла свое законченное выражение в философии Дж. Бруно и Г. Лейбница.
Так, по мнению Бруно,” все вещи находятся во Вселенной и вселенная во всех вещах; мы в ней, она в нас”. Монады Лейбница являются “живыми зеркалами”, “сжатыми вселенными”, целостными субстанциями, которые вмещают в себя мир во всей его полноте и сложности.
По мнению английского физика Д. Бома (1970), Вселенная представляет собой гигантскую голограмму, каждая часть которой вмещает в себя целое, а каждый объект – Вселенную.  Наблюдатель является одним и тем же объектом наблюдения, а сознание лишь тонкой формой материи. Подобно этому нет смысла разделять живую и неодушевленную природу: любая частица материи уже содержит жизнь и сознание в свернутом или развернутом виде.
В психологии идею голографического строения мира, психики и мозга активно поддерживали К. Прибрам (1977), С. Гроф (1985).
Данная модель Вселенной и психики была положена в основу объяснений таких явлений как телепатия, предсказания, мистические переживания, архетипы, а также люсидные (от англ. lucid – ясные, понятные) сновидения, в которых спящий человек способен осознавать сновидения и изменять его ход.
В теории А. В. Анисимова (1988) Вселенная понимается как сложная рекурсивная (от лат. recursio – возвращение) система, порождающая в процессе своего функционирования огромное число своих копий, которые отражаются друг в друге, вмещают в себя друг друга и порождают свои новые видоизмененные копии. Материя предстает как бесконечная серия отражений в паре противоположных зеркал, а сознание и самосознание, рефлексия и саморефлексия как кольца одной сложной рекурсивной спирали.
Целостность мира проявляется в голографической строении, в общей связи всего со всем, в наличии удивительной имманентной симметрии, красоты и порядка. Она заключается в органическом единстве, частей и процессов, в их служении целому. Мир как гигантская система систем, имеет иерархическое строение: все его уровни взаимодействуют друг с другом, причем более низкие “включаются” в высшие и служат условием их существования, а высшие уровни подчиняют более низкие и заставляют их служить целому.
При этом мир предстает как единое, когерентное и временное целое, которому присущ особый вид корреляционных взаимодействий. Целое организует свои части с помощью качественно своеобразных логически-импликативных связей, которые являются несиловыми, мгновенными и не связанными с переносом энергии.
Целостность присуща уже ансамблям частиц неорганической природы, проявляющих  поразительную согласованность, свойственную живым организмам. Поведение частиц в когерентных, самосогласованных системах, изучаемых синергетикой, осуществляется по “единому плану”, и регулируется “единым целым”.
В основе когерентности и самосогласованости поведения частиц лежит качественно специфический механизм информационного управления.
Целостность, иерархичность строения, наличие особых интегративных, корреляционных связей отличительной особенностью и важнейшей характеристикой биологических систем. По мнению И. Т. Фролова (1961), в целостном организме осуществляется особый коррелятивный вид связи, возникающий в рамках целого и обусловленный им. Он проявляется в тесном сочетании всех частей организма и заключается в том, что под влиянием изменения одних органов и функций изменяются другие органы и функции.
Кроме взаимодействия целостного организма и среды можно выделить еще и особый, качественно своеобразный вид взаимодействия низшего целого с высшим, а именно с видом, биогеоценозом, универсумом. По мнению Н. А. Баширова (1984), целостный организм развивается не от части к целому, а от целостности одного уровня к целостности высшего уровня интегрированности.
Идеальное, нормативное целое является началом, источником и результатом развития, поэтому оно стало основой ряда самостоятельных эволюционных учений, противопоставлявших себя дарвинизму.
Так, согласно теории эмерджентной эволюции (С.Александер, 1920), развитие живой материи происходит путем спонтанных качественных скачков, некоторых логически непостижимых актов. При этом в качестве исходного начала выбирается связка “пространство-время”, из которой последовательно образуются материя-жизнь-психика-ценности-бог. Движущей силой эволюции здесь выступает некоторый идеальный импульс низус, который понимается как стремление к чему-то новому, высшему и совершенному.
Учение – холизм, или “философия целостности”, (Я. Х. Сметс,1926) рассматривает развитие мира как процесс творческой эволюции, которая направляется и управляется неким “фактором целостности”. Именно  “целое” понимается как “последняя реальность универсума”, как синтез объективного и субъективного, как некое чувственно не воспринимаемое поле, остающееся неизменным в процессе эволюции материального мира.
Космогенез Тейяра де Шардена (1956) можно отнести к ортогенетическим теориям, начало которым было положено идеями Ла-Марка о градации и направленном совершенствовании природы.
Сущность эволюции, по мнению Шардена, заключается в непрерывном синтезе материи, коагулировании сложности, что сопровождается ростом сознания, духовным совершенствованием и психической трансформацией.
Теория номогенеза (Л.С.Берг, 1922 г.) также утверждает, что развитие организмов происходит не на основе естественного отбора, а путем реализации определенных, нормативных внутренних и внешних закономерностей развития.
Взаимодействие – целое. Современная наука опирается на два наиболее фундаментальных объяснительных принципа. С одной стороны это – взаимодействие, causa finalis всех вещей (Ф. Энгельс), с другой, – целое, понимаемое, как “последняя реальность универсума“, (Я.Х. Сметс).
Именно диалектическая связка, творческий синтез двух предельных понятий “взаимодействие – целое”, имеет чрезвычайную эвристическую мощь и служит голографической частицей, структурной единицей и кирпичом мироздания.
Связка “взаимодействие – целое” является той универсальной, самодостаточной системой, которая способна порождать качественно новое.
Если взаимодействие противоположностей лежит в основе самодвижения материи и служит источником спонтанного разнообразия, то целое благодаря своей внутренней организации, делегирует на каждый уровень структуры специфические критерии отбора, сложные системы фильтров, упорядочивающие спонтанность и хаотичность материи. При этом взаимодействие является причиной и генератором флуктуаций, а целое производит их отбор.
Эволюция материи осуществляется в направлении достижения единства (unity), возникающего в результате интенсификации взаимодействия и целостности (totality), являющейся отражением и утверждением некоторого универсального целого в любой форме движения материи.
Каждый член универсальной связи ”взаимодействие-целое” самостоятельно стремится к своей целостности и одновременно к объединению и слиянию друг с другом.
При этом Великое объединение, являющееся высшей целью эволюции и познания, осуществляется в двух взаимосвязанных направлениях:
1. Путем слияния, отождествления субъекта и объекта, наблюдателя и объекта наблюдения, субъекта познания и объективного мира. Идея единства мира, высказанная древнеиндийской философией в формуле “Tat twam asi” – “Я – это ты”, утвердилась в современном миропонимании и неожиданно проявилась на противоположных концах спектра эволюции материи.
С одной стороны, данное единство раскрылось в граничной точке микромира, в маленьком квадратике абсолютного равенства, со стороной равной постоянной Планке, внутрь которого принципиально не может заглянуть ни один сверхсовременный прибор.
Именно один из основных принципов квантовой механики – принцип неопределенности, сформулированный в 1927 году Гейзенбергом, повлекший за собой революцию в естественнонаучных взглядах на природу отношений между субъектом и объектом.
Вселенная, – писал Э. Базен (1949), предстает перед нами как огромный театр, в котором самое зрелище создавало своих собственных зрителей.
В граничной точке микромира состоялась встреча сознания и материи, их слияние и объединение.
Гармония, красота, творчество перестали полностью принадлежать человеку или природе, но явились результатом их синтеза и взаимопроникновения.
В то же время, и на другом конце спектра, характеризующегося граничной концентрацией сознания, также происходит объединение и отождествление субъекта и объекта. Такими самостоятельными областями слияния внутреннего и внешнего выступают религия, эстетика, наука и творчество.
О тождестве объекта и субъекта, достигаемого в религиозном экстазе, говорил еще Фома Аквинский. Позже известный мистик Бёме писал о том, что глаза, которыми бог смотрит на нас, одновременно есть глаза, которыми мы смотрим на бога. “Объект и субъект – считал Тейяр де Шарден, – переплетаются и взаимопревращаются в акте познания” (4, с.38).
Порой ученый не может понять, что представляет собой структура, которая им познается – объективную сущность материи или отражение его собственного мнения. Он вдруг замечает, что сам попал в свою сетку, которую хотел набросить на вещи.
В эстетике тождество субъекта и объекта отражается в категории “эстетической видимости”, введенной Ф. Шиллером. В данном понятии сущность красоты раскрывается как субъективный срез объективной реальности, как взаимодействие и слияние свойств наблюдателя и объекта, эстетического наслаждения и его предмета.
Свое высшее проявление тождество субъекта и объекта находит в акте творчества, являющегося встречей, резонансом, взаимопониманием внутреннего и внешнего мира, их взаимопроникновением в результате которого рождается качественно новое.
2. Вторым направлением Великого объединения является достижение целостности путём синтеза, гармонизации разнообразных форм и уровней движения материи.
Голографический характер целого проявляется на любом уровне организации и реализуется в формировании цельных объектов, содержащих вещественный, энергетический и информационный компоненты. Известно, что развитие физики представляло собой движение по направлению к построению единой теории поля.
В 1974 году была создана теория Великого объединения, в которой удалось соединить все взаимодействия, кроме гравитационного, в единое непротиворечивое целое.
В литературе существует два противоположных подхода к формированию целостности. С одной стороны целое рассматривается как результат взаимосвязи частей, как совокупность всех взаимодействий, как продукт, результат, который имеет качественно новые свойства (Н.Т. Абрамова, 1974). При этом, по мнению В. И. Свидерского и Р. А. Зобова (1970), многочисленные взаимосвязи частей выступают как фон, внутри которого создается активный “центр целого”.
В то же время активное вертикальное взаимодействие вещественного, энергетического и информационного компонентов ведет к возникновению некоторого фокуса, центра, ядра системы, наделяемого свойствами субъекта и механизма управления. Приобретение личностью некоторого активного, творческого “центра осознания, переживания и воли” (Р. Ассаджоли,1967) может достигаться путем отождествления и разотождествления с телом, эмоциями и мыслями, и активизации взаимодействия между ними.
Именно через эти фокусы центры взаимодействия проходит наиболее оптимальная и короткая линия эволюции, связывающая целое низшего порядка с высшим.
Перефразируя Гегеля, можно сказать, что эволюция происходит путем развития от целого к новому целому, уплотняющемуся внутри себя.
С другой стороны, еще Аристотель считал, что целое и “завершенное совершенное” тождественны друг другу. Именно это совершенство и создает “внутреннюю цель”, первоначально заложенную в каждом объекте. При этом самое целое выполняет в развитии и творчестве интегративную и направляющую роль.
По мнению Гегеля, целое выступает раньше частей, выделение которых связано с его развертыванием и развитием. В этом случае целое порождает и определяет свои части, организует их, уничтожая лишние и формируя недостающие. Целое здесь выступает не как результат чего-либо, а как первоначальная, идеальная структура, разворачивающая свои потенции.
Способом достижения единичной целостности является идентификация с универсальным целым, растворение в высших ценностях, вхождение в резонанс с порядком и гармонией универсума. Именно достигая “центра”, являющегося свернутым целым, личность приобретает способность управлять своим взаимодействием с миром, именно, находясь в этом центре, человек способен совершать духовные усилия, творить и произносить сакраментальное “Fiat!”-“Да будет!”
На самом деле, существует диалектическое единство этих двух подходов. Целое одновременно время выступает как причина и результат самого себя. Взаимодействие целостных систем, вызванное их саморазвертыванием и взаимосвязью, всегда управляется более высоким целым.
Общая, единая теория творчества, построенная на основе отражения наиболее сущностных и универсальных законов строения и механизмов развития мира, будет способствовать созданию единой, непротиворечивой картины мира.
Она позволит:
– установить связь между разноуровневыми формами движения материи, найти общие паттерны перемен, начиная с неорганической природы и заканчивая высшими творческими формами самосознания;
– объединить разнообразные философско-психологические направления и школы, рассматривать их не противоречащими, а дополняющими друг друга, понимать их как отдельные, взаимосвязанные аспекты единой реальности;
– взглянуть на многие научные теории с позиции идеала, с точки кульминации, высшей степени их развития и перенести раскрытые потенциальные отношения из будущего в настоящее.
ЛИТЕРАТУРА:
1. Аверьянов А.Н. Системное познание мира.-М.:Политиздат,1985.-263с.
2. Анисимов А.В. Информатика, творчество, рекурсия. – Киев: Наукова думка, 1988. – 224 с.
3. Девис П. Суперсила. -М.: Мир, 1989. – 272 с.
4. Тейяр де Шарден. Феномен человека.- М.: Наука, 1987. – 240 с.
5. Энгельс Ф. Диалектика природы. Соч. Т. 20.
6. Яковлев В.А. Диалектика творческого процесса в науке. – М.: Изд-во МГУ, 1989. – 128 с.
7. Шумипин А.Т. Проблемы теории творчества. – М.: Высшая школа, 1989. – 143 с.
Марков С.Л. Творчість в структурі сучасної наукової картини світу/С.Л.Марков // Науковий вісник Чернівецького університету: збірник наукових праць. Вип. 35: Філософія. – Чернівці: ЧДУ, 1998. – С. 19 -27.

 

 

Навигация по теме<< Предыдущая запись
(Visited 11 times, 1 visits today)